«Кеды» шагали по столице

Киновед, руководитель волгоградского студенческого киноклуба «Альтернатива», организатор любимых волгоградской молодежью арт-хаусных фестивалей, Галина Жданкина второй год представляет на ММКФ наш регион, будучи членом жюри от Федерации киноклубов России. Сегодня она делится с читателями «Волгоградки» своими неоднозначными впечатлениями о столичном кинофоруме.

Галина, говорят, московский кинофестиваль уже не принадлежит к элите мировых киносмотров. Вы с этим согласны?

– Нет. Для меня он всегда главное событие года. Являясь членом жюри, на этот раз я выносила вердикт по фильмам конкурса «Перспективы». Фестиваль был не только работой, но и праздником, редкой возможностью посмотреть сразу огромное количество замечательных авторских картин, встретиться с их создателями, с культовыми персонами мирового кинематографа, открыть новые имена.

Разве к нам не перестали ездить звезды?

– Гостями фестиваля были знаковые фигуры, такие как: Джеральдина Чаплин, Джон Малкович, Хеллен Миррен, Энди Макдауэлл, Амос Гитай, Микеле Плачидо, Вернер Херцог, Бела Тарр…

Значит, есть обнадеживающие тенденции?

– На фестиваль заявляется больше фильмов. И зрителей намного больше. Правда, не знаю, радоваться ли последнему обстоятельству. Толпы осаждали вход в кинотеатр «Октябрь». Все спрашивали лишний билетик. Но когда на просмотрах те же люди вставали и уходили из зала, мешая сосредоточиться, или что-то комментировали вслух, неприлично себя вели, отпуская реплики во время выступлений творческих групп, часто чуть ли не дрались и оскорбляли друг друга из-за недостатка мест, становилось по-настоящему жутко.

Публика неподготовленная?

– Разномастная. Кроме киноманов, завсегдатаи многозального «попкорнового» кинотеатра, воспитанные на развлекательном коммерческом кино. Их агрессивность, раздражительность, нетерпимость, невоспитанность бросались в глаза.

Может, фильмы были скучные?

– Нет, совсем провальных картин, на мой взгляд, не было. Как и явных фаворитов, которые объединили бы критиков и зрителей. Были фильмы любопытные, увлекательные, трогательные, экспериментальные, оригинальные, провокативные, неоднозначные – те, что зацепили. В официальном конкурсе – 17, в программе «Перспективы» – 13. Вновь вернулся конкурс документального кино с жюри во главе с известным английским документалистом Майклом Аптедом. Ведь огромной популярностью на фестивале пользуется программа неигрового кино «Свободная мысль». Думаю, это сыграло свою роль.

Главное событие фестиваля лично для вас?

– Приезд одного из самых оригинальных режиссеров, автора неувядаемых шедевров («Фитцкарральдо», «Каждый за себя, а Бог против всех», «Строшек», «Агирре, гнев Божий»), бескомпромиссного «искателя приключений» Вернера Херцога. Он представлял ретроспективу своих фильмов, большинство из которых я знаю почти наизусть. Посчастливилось увидеть одну из последних его документальных работ «Пещера забытых снов» – невероятное по красоте и силе зрелище в 3D о самой известной в мире пещере Шофе с наскальными рисунками, созданными 30 тысяч лет назад. Я благодарна судьбе, что смогла выразить свое восхищение режиссеру лично и побывать на его мастер-классе. Мой кумир нисколько меня не разочаровал. Он оказался простым, обаятельным, серьезным, содержательным человеком. Рассказал, что переехал из Мюнхена в Лос-Анджелес и открыл там свою киношколу. Ищет учеников по всему миру. Любой человек, независимо от возраста и профессии, может прислать ему свой любительский полнометражный фильм и поступить в его киношколу. Главное – талант, который должен заметить Мастер.

Что бы вы отметили в основной конкурсной программе?

– Многое. Например, неоднозначную, но интересную работу культового французского режиссера и актера Жана-Марка Барра «Перевод с американского» на серьезнейшую тему абсолютной потери каких бы то ни было нравственных ориентиров в современном глобализированном мире.

Самая зрительская картина, на ваш взгляд?

– Фильм сербского режиссера Драгана Белогрлича «Монтевидео – божественное видение» о подготовке сборной команды Югославии по футболу на первый чемпионат мира, прошедший в Монтевидео, в 1930 году. По словам режиссера, он пытался создать позитивный образ своего народа. Это получилось.

А самый трогательный фильм?

– Картина известного польского режиссера Феликса Фалька «Иоанна» о молодой женщине, прятавшей в своей варшавской квартире в годы оккупации маленькую еврейскую девочку. Тут я полностью солидарна с большим жюри, присудившем молодой театральной актрисе Урсуле Грабовской награду за лучшую женскую роль.

Культурный шок был?

– Программный директор фестиваля и самый авторитетный отборщик Кирилл Разлогов обещал, что фильмы-участники будут подобраны по принципу противопоставления крайностей. И свое обещание сдержал. «Месть. История любви» молодого китайского режиссера Вонга Чинг По, отмеченная за лучшую режиссуру, – радикальнее фильма в конкурсе еще не было. Снятая мастерски история шокирует беспредельной жестокостью и натурализмом. Преступления в этом фильме совершаются против беременных женщин. Участниками кровавых разборок становятся дети. Мне картина показалась чересчур кровавой. Любопытно, что исполнитель главной роли, красавец Джуно Мак – сын одного из самых богатых людей в Китае.

Ваши личные фавориты?

– Я полюбила болгарскую картину «Кеды» режиссеров Ивана Владимирова и Валерия Йорданова о путешествии к морю шести обаятельных молодых людей, среди которых лишь одна смелая девушка. От него веет свежей энергией, молодостью, свободолюбием, надеждой. Очень «зацепил» фильм Николая Хомерики «Сердца бумеранг». Он вызвал самые полярные мнения. Жестче пресс-конференции я еще не видела. С мест кричали, что такое кино нельзя показывать, что это вовсе не кино. Сам режиссер был немногословен и ничего не хотел объяснять, чем вызвал резкое неприятие. Его обвинили в неуважении публики. Для меня все-таки важным является несомненный творческий результат, а не поведение режиссера. Главного героя Костю, помощника машиниста метрополитена (у которого неожиданно обнаруживают больное сердце, и он в любой момент может умереть), играет наш земляк Александр Яценко. Думаю, он стал знаковым актером нашего времени, героем своего безликого поколения, сменив суперпопулярного в 90-е Сергея Бодрова.

За российские картины не было стыдно?

– Соглашусь с Кириллом Разлоговым, отметившим «динамику отечественной кинорежиссуры». Самым популярным и цитируемым на фестивале стал фильм-ребус Сергея Лобана «Шапито-шоу», над которым он трудился со своей многочисленной командой чуть ли не 6 лет. Единодушного мнения среди критиков и киноманов опять-таки не сложилось. Три с половиной часа (207 минут), которые идет фильм, пролетели незаметно. Четыре части, четыре пересекающихся новеллы. Герои и ситуации смешны и забавны. Повествование иронично, порою пародийно. И опять, как и в предыдущем фильме режиссера «Пыль», это бенефис Петра Мамонова. Премьера в «Октябре» была самой тусовочной и шумной. Пробиться туда пытались даже знаменитые артисты. Аншлаг был настоящим. Честно признаюсь, мне, как и Джеральдине Чаплин, дочери великого комика, возглавляющей жюри основного конкурса, понравились неглупый, философичный Сергей Лобан и его «стебное кино», осмысляющее наше время.

Что скажете о конкурсе «Перспективы», который оценивали?

– В «Перспективах» было больше всего эстетских картин, режиссеры которых ищут новые выразительные формы киноязыка. Я не совсем поняла, почему туда была отобрана картина американца, создателя собственного метода цифровой съемки, 72-летнего Роба Нильссона «Степи» о тяжелой жизни в предместье Сан-Франциско эмигрантки с Украины. Наше жюри единодушно выбрало атмосферное исландское кино «Подводное течение» режиссера Асгейрссона, повествующее о внутренней жизни мужского коллектива рыболовецкого судна. Мы отметили фильм за тонкое сочетание депрессивности и романтизма.

В целом московский фестиваль отличался не только самым большим количеством фильмов в своей истории (более 400!), но в первую очередь богатым содержанием и высоким качеством внеконкурсных, специальных программ и ретроспектив.