Кирилл Кяро: «Отец не верил, что из меня выйдет актер»

Кирилл Кяро – настоящий конвейер кино- и театральных ролей. На его счету уже почти сотня проектов, и у каждого сыгранного им персонажа своя особенная история. Одна из самых харизматичных его ролей – Павел Стахов из фильма «Все сначала». Герою Кяро приходится пройти через множество трудностей для того, чтобы провести последние минуты жизни рядом с дочерью. В интервью «Волгоградке» артист рассказал о параллелях между киногероями и реальной жизнью, а также поделился любимым анекдотом об эстонцах.

«Мой герой – хороший человек»

– Кирилл, как ваш герой оказался в тюрьме?

– Мой герой – хороший человек, так уж случилось, что он попал в тюрьму. Понимая, что другого выхода и времени у него нет, он решается на этот безумный побег. Парадокс истории в том, что мой герой, влюбившись, начинает жить по-настоящему именно в тот момент, когда ему осталось всего ничего. Конечно же чувства, которые он испытывает к женщине, удочерившей его ребенка, возникают неосознанно. И поначалу он даже сам себя обманывает. Вроде все его действия – это ради дочки, ну, на самом деле, ему просто хочется еще раз увидеть эту женщину.

– В фильме «Все сначала» вашего героя предает друг. А вы сталкивались с предательством?

– К счастью, судьба подарила мне настоящих друзей, которые никогда меня не подводили. Их много, из разных периодов жизни. Есть друг детства, который живет в Америке, он ученый, океанолог, есть друзья по театру в Таллине. Есть друзья по вузу, мои однокурсники Антон Макарский и Олег Кассин. Кстати, в фильме есть сцена в ангаре, когда Геннадий – герой Георгия

Дронова, и Павел – мой персонаж, обращаются друг к другу, как самые близкие люди. И когда раздается выстрел, один из них произносит: до чего же мы дошли, что стреляем друг в друга? Для меня эта ситуация стала камертоном фильма.

«Актерской профессией «заразился»

– Вы родом из Эстонии. О неторопливых эстонцах ходит множество анекдотов, а есть любимый?

– Как-то во время встречи на высшем уровне российский президент посмеялся над тем, какие медленные и «тормозные» эстонцы, на что эстонский президент ответил: «Это не мы тормозим, это вы гоооните…» (Смеется.)

– Вы родились в семье потомственного моряка и даже мечтали о море. И вдруг стали артистом…

– Да, я бредил морем… Но так получилось, что я всех обманул и поступил в театральный институт. (Улыбается.) Причем не последнюю роль в выборе профессии сыграл папа. Сначала он хотел, чтобы я пошел в экономику, тогда это было очень актуально и модно. Но когда я провалил экзамены в класс менеджеров, он, увидев объявление в газете о наборе в театральную студию, предложил мне сходить на конкурс. Думаю, что в мои актерские таланты он не верил, а свой совет объяснил так: «С твоей речью вряд ли ты поступишь, но хоть говорить научишься…» И тут всем на удивление меня взяли. Когда ты два года учишься в студии при театре, не заразиться актерской профессией невозможно. В итоге я поступил в Щукинское училище.

– С тех пор папа изменил отношение к вашим актерским способностям?

– Он лишь однажды сказал о моей работе: «Очень хорошо!» Эту похвалу я получил после спектакля «Русский смех» в Русском драматическом театре. Когда я вернулся в Москву и начал сниматься в эпизодах, папа говорил: «Теперь ты надолго в них застрянешь!» Когда друг Леша Шевченко получил премию, отец не упустил возможность задеть: «Тебе подобную награду точно никогда не дадут». Думаю, подначивая меня таким образом, он провоцирует к дальнейшему профессиональному росту.

«Я не Джеки Чан»

– Несколько лет назад вы снимались в рекламе кошачьего корма, где есть трогательная сцена с кошкой, доверчиво прильнувшей к вашей щеке. Любите животных?

– Очень! В том ролике снимались несколько кошек-иностранок с дрессировщицей из Голландии. Если реклама снимается обычно за один день, то тогда мы работали три. На площадке услышал электронную музыку. Про себя подумал: «Кошачья дискотека!» Знающие люди объяснили, что это специальная мелодия, которая действует на кошек успокаивающе. Признаюсь, что эта трогательная сцена возникла случайно, это была импровизация. Между мной и кошкой как-то сразу возник контакт: может, потому что я из Эстонии, а она из соседней Голландии. (Смеется.) А дома у меня живет Вениамин – ирландский пшеничный мягкошерстный терьер.

– В фильме ваш герой мастерски дерется и даже выпрыгивает из грузовика на скорости. Трюки сами выполняли?

– Я не Джеки Чан и считаю, что актер не должен делать трюки сам. А потому мне совсем не стыдно признаваться, что многие трюки, в том числе и прыжок из грузовика, за меня делал каскадер. Зато драться с Георгием Дроновым на крыше пришлось самому. Выглядело смешно. Потому что в группе, переживая за нашу безопасность, кричали: «Быстрее отойдите от края», а оператор в поисках красивого кадра просил: «А можно еще чуть-чуть ближе к краю?..»

Поделиться в соцсетях