Лариса Савина: "Я бы запретила слова «надо читать»

Министерство образования РФ в январе обнародовало список 100 книг для внеклассного чтения школьников. Там "Блокадный дневник" Даниила Гранина и Алеся Адамовича, воспоминания Ильи Эренбурга "Люди, годы, жизнь", "Приключения Незнайки" Носова и… «Очерки русской Смуты» Деникина.

Как только появился список, общественность забурлила: нет ни Ахматовой, ни Пушкина, ни других классиков. Вместо них «Крокодил Гена», «Молодая гвардия» и… стихи Косты Хетагурова. Споры по поводу подбора книг не утихают. И – не снимают главного вопроса: поможет ли «золотая сотня» усадить сегодняшних компьютерных деток за книгу?

Нам показалось очень интересным экспертное мнение профессора доктора филологических наук Ларисы Савиной, заведующей кафедрой литературы ВГСПУ, которая при этом остается практикующим педагогом и ведет уроки литературы в волгоградских школах.


А ученика спросили?


– Лариса Николаевна, список 100 книг, по сути, рекомендательный. Задача учителя – организовать совместную, так скажем, душевную интеллектуальную работу родителей и учителей с ребятами, читать эти книги во внеурочное время, на кружках или в литературном клубе. Это хорошо, но лишь полдела. Неплохо бы разобраться с обязательной школьной программой по литературе, вам не кажется?

– Что касается списка книг для обязательного чтения, то он зафиксирован в Примерной программе по литературе для основной школы (5-9 классы). Если же говорить о старших классах, то там много неопределенности: до сих пор нет ясности, что следует оставить, а чем пожертвовать, как сочетать русскую классику и современную литературу. Это вопрос весьма болезненный, и решать его нельзя административными методами, без учета общественного мнения.

А в плане приобщения школьников к чтению мне кажется весьма интересной и продуктивной предложенная московским методистом Романичевой технология «встречного движения». Речь идет о двух списках для внеклассного чтения: один составляют взрослые – учителя, родители, а другой – сами дети. Главное не упустить из виду основную задачу: в список включаются только те книги, которые могут познакомить читателей разных поколений друг с другом. Такое «встречное движение», по-моему, наиболее компромиссный и приемлемый для всех вариант.

Готовых рецептов нет

– Вы согласитесь, что современные дети читают мало?

– Они просто читают другое и по-другому. Вот подросток едет в троллейбусе, в ушах у него наушники, что он слушает – музыку, аудиокнигу? А в руках у него мобильный телефон, он уставился в экранчик – но мы-то не знаем, что там: очередная смс или закачанная из Интернета литературная новинка? Мои ученики все поголовно сидят в Интернете, а книги в обычном бумажном виде покупают преимущественно представители старшего поколения. Дети 21-го века – другие. Они аудиовизуалы, у них «клиповое» мышление. Большинство старшеклассников не принесет на урок том «Войны и мира» с закладками и пометками, они, скорее, придут в класс с электронными «читалками».

– Сложнее учить это поколение? Им проще не читать всего «Евгения Онегина», а залезть в Интернет и найти краткое содержание. Или кино посмотреть.

– А вы что предпочтете: пойти в фирменный ресторан или в кафе быстрого питания?

– В том-то и дело, что ребенку больше нравится биг-мак, а не полезный суп из сельдерея. Как его мотивировать, как убедить, что следует читать Пушкина, а не только перлы "ВКонтакте"?

– Единого рецепта просто не существует. У меня был ученик, который практически никогда ничего не читал. Принципиально. Большую часть времени он сидел в наушниках и слушал музыку. На одном из уроков в 11-м классе мы изучали творчество Гумилева. На перемене Виталик кричит: «Мы сегодня будем изучать стихотворение про животную, про жирафу». Мне стало обидно за Гумилева. Спрашиваю: «Виталик, у тебя есть девушка?» – «Есть». – «Она тебя всегда понимает?» – «Да куда там! Вот вчера я ее звал посмотреть футбольный матч в кафе, а она говорит, пойдем погуляем». – «Так вот, Виталик, в стихотворении Гумилева как раз и говорится о том, что женщина мужчину не всегда понимает». – «Это где?» – «Да как раз в твоей «жирафе». И это был единственный случай, когда он снял наушники и прочитал стихотворение. Не хочу сказать, что Виталик после этого стал большим любителем чтения. Но это был случай, когда он попытался хоть что-то понять. Так что все индивидуально.

Для Наташи Ростовой 21-го века

– А на уроке надо постараться найти такую тему для разговора, чтобы ученикам было интересно. Позвольте один вопрос журналисту, я его очень люблю задавать «на засыпку» учителям и студентам: скажите, какой эпизод «Войны и мира» Лев Толстой называл «самым трудным местом и узлом всего романа»?

– Бородинское сражение? Сцену с дубом?

– Не угадали. Неудавшееся бегство Наташи Ростовой с Курагиным. Задумайтесь, почему чистая, искренняя девушка увлекается подлецом? Я думаю, если мы в школе обратим внимание на эту историю, то, возможно, в реальной жизни какая-нибудь современная Наташа не повторит той же ошибки. Как ни банально это звучит, но большая литература была и остается учебником жизни…

– А какие факторы, по вашему мнению, влияют на выбор учеником той или иной книги для чтения?

– Современные школьники очень активно общаются в социальных сетях, и если кто-то выкладывает отзыв о книге, то поверят, скорее, своему ровеснику, а не учителю литературы. На мой взгляд, слово «надо» должно быть категорически запрещено там, где речь идет о рекомендации книг. Сразу идет отторжение. Талантливый учитель не должен давить на ученика, он должен создать ситуацию добровольного выбора. Как говорил Достоевский, «своя воля лучше»… Поэтому список ста книг, уверена, должен быть открытым и регулярно обновляться.

– Что говорить о детях, если мало читают или совсем не читают их родители?

– К сожалению, мы «упустили» родителей. Нет культуры чтения в семьях. Однажды у меня на уроке по пьесе Островского «Гроза» присутствовали две мамы школьников. Вопрос о том, почему русский мужчина оказался слабее русской женщины, так захватил моих родительниц, что они не выдержали и с задней парты стали выкрикивать отдельные реплики, а в итоге вступили в диалог со мной и учениками. И это очень хорошо, что получился такой обмен мнениями! Мне кажется, если проводить совместные с родителями литературные гостиные и вечера, то это позволит приобщить к чтению сразу два поколения. Ведь и для многих взрослых русская классика прошла бесследно. Они не видят смысла ее перечитывать, а мы нападаем за это на детей. Уверена: любые проекты по организации чтения надо реализовывать сообща, и здесь нужно объединить усилия и семьи, и государства, и педагогического сообщества.