Лед Европы может скрывать внеземную жизнь

Где еще, кроме Земли, можно найти жизнь в Солнечной системе и за ее пределами? Об этом – беседа с основателем волгоградской школы астрофизиков, доктором физико-математических наук, профессором ВолГУ Александром Морозовым.

На Марсе холодно, а на Венере жарко

– Для возникновения жизни, – считает Александр Морозов, – нужны, как минимум, два важных условия. Первое – изобилие на планете углерода. Оно обеспечивается эволюцией звезд: когда звезды погибают, оболочки их, насыщенные углеродом, сбрасываются ими в космическое пространство.

Наше Солнце образовалось из межзвездного газа, в котором уже было много углерода. Есть он на всех планетах Солнечной системы. Причем на самых близких к нам планетах, Марсе и Венере, атмосфера более чем на девяносто пять процентов состоит из углекислого газа.

Вода, наряду с углеродом – второй важный элемент для возникновения жизни, она здесь играет роль растворителя. Вода – плотная жидкая среда, а именно в таких условиях интенсивно идут химические реакции – гораздо интенсивнее, чем в газах.

Сейчас в нашей галактике открыто уже несколько тысяч планет. Они, чтобы на них существовала жизнь, должны находиться в так называемой зоне обитаемости, температура в которой не сильно отличается от среднеземной, максимум – на несколько десятков градусов. Важно также, чтобы там было достаточно много воды.

– А где же в нашей Солнечной системе пролегает эта зона обитаемости?

– Если говорить о Солнечной системе, Венера оказалась на внутренней границе этой зоны. Она гораздо ближе к Солнцу, чем Земля, там слишком жарко. Температура на Венере достигает почти пятисот градусов, а давление примерно в сто раз превышает земное. Там, при таких температурах, жизнь возникнуть не могла – составляющие ее основу органические молекулы в таких условиях будут просто разрушаться.

Марс же находится на внешней границе этой зоны обитаемости. На нем, напротив, слишком холодно, тогда как сила тяжести много меньше, чем на поверхности Земли. И атмосферное давление на Красной планете почти в сто раз меньше земного. Вода в таких условиях жидкой практически не может быть: как только лед растает, она там сразу испаряется. Либо из пара сразу образуется лед.

В глубине Сатурна и Юпитера

– Таким образом, жизни на Марсе, судя по всему, нет и не было. Но вода там была. Больше того – изначально было ее там столько, что всю поверхность Марса можно было бы покрыть стосорокаметровым слоем воды. То есть, ее там было больше, чем, например, в Северном Ледовитом океане! Но из-за низкой силы тяжести она там, в основном, испарилась, ушла в космическое пространство.

–-То есть, признаки жизни на Марсе ученые ищут напрасно?

– Жизнь там, конечно, можно еще поискать, но результат будет, скорее всего, отрицательным. Зато гораздо интереснее он может оказаться при изучении глубоких слоев атмосферы планет-гигантов, типа Юпитера или Сатурна, а также некоторых их спутников.

Юпитер и Сатурн – газовые гиганты, чем глубже в их атмосферу углубляться, тем там плотнее будет газ. Наконец, он становится настолько плотным, что его уже трудно отличить от жидкости. И там есть области температур, близких к земным.

Правда, воды там нет практически, но есть, например, аммиак. Жидкий аммиак же вполне может как растворитель заменить собой воду. А углерода там вполне достаточно! Поэтому в глубоких слоях атмосферы Сатурна или же Юпитера вполне может развиться жизнь. Правда, там нет твердой поверхности, и она будет как бы плавающей в океане. Но ведь и на Земле жизнь зарождалась в океане, а не на твердой поверхности!

И еще более интересные моменты могут быть обнаружены на спутнике Юпитера – Европе. Его поверхность – это толща льда в несколько десятков километров. Под ним же – океан жидкой воды, почти стокилометровой глубины! И там достаточно тепло, температура – выше нуля по Цельсию. Поэтому вот в таком подледном океане Европы вполне способна зародиться жизнь. Правда, такая жизнь не требовала бы атмосферного кислорода. Но ведь и жизнь, зародившаяся на Земле, в атмосферном кислороде поначалу тоже не нуждалась!

Так что, не исключено, что через несколько десятков или сотен лет, люди, углубившись в ледяную толщу этого спутника Юпитера и войдя в его подледный океан, найдут там некоторые элементы жизни. Хотя, конечно, жизни не настолько развитой, как на Земле. Но это могут быть простейшие одноклеточные, а может быть – даже и многоклеточные организмы.

Почему молчит далекий космос?

– У Сатурна же есть спутник Титан. И он довольно крупный – чуть меньше Марса, но значительно больше Луны. У Титана есть атмосфера, состоящая из азота и метана. А температура лежит в пределах от минус ста шестидесяти до минус ста семидесяти градусов по Цельсию. Казалось бы, страшно холодно! Но там очень много метана, который в этих условиях превращается в жидкость, и он также может играть роль растворителя.

Там, на Титане – целые океаны жидкого метана, дожди идут из него. Температуры, правда, очень низкие. Значит, скорость реакций замедляется. То есть, на Титане зарождение жизни, в принципе, возможно, но жизни, совершенно не похожей на земную, и в очень примитивной форме.

– Но можно ли будет где-либо обнаружить жизнь, похожую на нашу, на земную?

– Жизнь типа земной, возникшей на базе углерода и воды, думаю, вероятней всего обнаружить на планетах, вращающихся вокруг других звезд, в так называемой зоне их обитаемости. И таких планет, судя по всему, очень и очень много – не многим менее, чем звезд на небе.

– А почему – не ровно столько же?

– Дело здесь в том, что, чем массивнее звезда, тем у нее короче время жизни. Звезды, которые раз в пятьдесят массивней Солнца, существуют всего несколько десятков миллионов лет. И даже если около такой звезды образуются планеты, жизнь на них просто не успеет зародиться.

То есть, жизнь в разумной форме может быть найдена только на планетах, вращающихся вокруг звезд-карликов, типа нашего Солнца, которые не моложе четырех-пяти миллиардов лет по возрасту. Но таких звезд тоже очень много: только в нашей галактике их – несколько сотен миллиардов.

– Александр Гавриилович, вопрос как к опытному астрофизику. Вы наверняка знакомы с результатами исследований радиоизлучения дальнего космоса. А найдены ли там какие-либо признаки сигналов, которые могли бы быть отправлены нам разумными существами?

– Нет, ничего подобного пока, увы, не обнаружено. Правда, примерно полвека назад в науке был переполох, связанный с обнаружением довольно мощных периодических сигналов, идущих из космоса. Но оказалось, что излучали их просто так называемые пульсары, или вращающиеся нейтронные звезды.

А вот сигналов, посланных разумными существами, никаких пока не обнаружено. Хотя поиски их продолжаются, в самых различных диапазонах, частотах.

DNG