Людмила Хитяева: "Плавать я научилась на съемках «Тихого Дона»

На счету у народной артистки Людмилы Хитяевой более 60 киноработ. Но в наших краях после роли Дарьи в «Тихом Доне» многие ее считают истинной донской казачкой.

– Как вам удалось достичь в кадре такой потрясающей убедительности? Вы ведь городская?

– Да, городская, из Горького. На Волге росла, как и многие жители вашего города… Работала в местном драматическом театре, затем окунулась в мир кино. Особой в моей судьбе действительно стала роль Дарьи. Мне, как и всем моим партнерам по знаменитой киноэпопее «Тихий Дон», было не просто. Но в то же время необыкновенно повезло работать под началом гениального советского кинорежиссера Сергея Аполлинарьевича Герасимова. Требовательного, но справедливого…

Это сейчас режиссеры два-три дубля снимут и думают, что достаточно. Герасимов выматывал нас до безумия. Заставлял досконально изучать казачий говор, местные нравы, обычаи.

– Сцена самоубийства Дарьи одна из самых сильных в «Тихом Доне». Чего стоило для вас пережить этот эпизод?

– Адских – не побоюсь этого слова – духовных и физических сил. И опять помог Герасимов. Мне долго не удавалось преодолеть страх воды. Ведь я несколько раз чуть не утонула на Волге. А Дон река еще коварнее. Помню, в первом дубле зашла в воду по колено, а илистое дно потянуло вниз, как магнит. Я как ошпаренная выскочила на берег.

Герасимов пригласил лично для меня тренеров. Постепенно с их помощью училась плыть брассом. Упорно, в любую погоду, оттачивала навыки.

По сценарию я должна была сыграть самоубийство на острой психологической ноте, особенно в сцене прощания с Дуняшей, младшей сестрой Григория Мелехова. На экране это заняло секунды: уже полностью уйдя под воду, я вдруг выныриваю и кричу что есть мочи: «Прощай, Дуняха!» и опять камнем ухожу в глубь.

Снимали, конечно, дольше. Дублеры доставили меня на место «гибели» на плоту. Надежду на то, что выживу (смеется), придавало напутствие Герасимова, мол, не бойся, там мелко. Это только потом я узнала, что до дна было несколько метров…

– Правда ли, что над «убитым» Петром, по фильму вашим мужем, вы так искренне причитали, что покойник… от удивления открыл глаза?

– Правда. Трудно давалось мне причитание. Сначала оно какое-то «дохлое» было. Тогда ко мне приставили дородную местную казачку, и мы поехали с ней в соседний хутор, где умер какой-то дедушка и по нему голосили три старушки.

«Послушай, ко всему присмотрись», – напутствовала меня провожатая. И вот я наслушалась, насмотрелась и сама вошла в раж. И «на кого ты нас покинул», и «как рано ушел»! Ни у одной из казачек – ни слезинки, а кричат так, что внутри все переворачивается. Плакальщицы уже давно замолчали, а я все рыдаю, остановиться не могу. Ночью так и не уснула. Наутро замотала опухшее лицо платком. Герасимов подошел, посмотрел на меня: «Вот сегодня у тебя все получится!»

Включили камеру, и я заголосила так, что покойник – мой партнер – в гробу открыл глаза. Потом признавался взволнованно: «Людочка, извини, ради Христа, я подумал: вдруг сердечко не выдержит у тебя...»

– Очень часто характеры героев переносят на актеров, их сыгравших. Например, наверняка после «Тихого Дона» и «Поднятой целины» многие думали, что вы такая же легкомысленная, как Дарья, Лушка… В вашей жизни было три мужа...

– Легкомысленной никогда не была. И трех своих мужей считаю подарком судьбы. Первого, известного актера, больше всех любила. От него и сын, который работает сейчас в Таиланде. После развода со вторым супругом, врачом по профессии, поддерживала с ним дружеские отношения. Оба ушли из жизни. С третьим мужем, чемпионом мира по авторалли, жила душа в душу, но, обдумав все хорошенько, прямо ему сказала: «В возрасте у нас большая разница, а тебе нужно иметь детей…»

– А внуки у вас есть?

– Полный комплект – внук и внучка… Кстати, о Дарье из «Тихого Дона»: она женщина со сложным характером, много пережившая, но умеющая по-родственному относиться к близким людям. Вот Лушка из «Поднятой целины», простите за прямоту, стерва, способная на обман, коварство. Такой я и хотела ее показать, чтобы люди задумались...

– Вы, к сожалению, с 90-х не снимаетесь в кино, но вас не забывают. Как складывается сейчас ваша жизнь?

– Не точные сведения: в 1994 году снялась в картине «Часы пик», а в 2005 – в ленте «Покаянная любовь». Сейчас занимаюсь общественной деятельностью: участвую в организации различных кинофестивалей, работаю в попечительском совете при российском киноцентре…

– Что помогает вам оставаться такой же неувядаемой, что или кто вас поддерживает? (Актриса-красавица несколько лет назад отметила 80-летие. – Ред.).

– Любовь зрителей… Вы видели, как зал встал, когда на открытии кинофестиваля «Царицынская весна» я вышла на сцену Волгоградского музыкального театра?!

– Видел и сам не смог усидеть на месте…

– Вот… В этом энергетика общения артиста и зрителя. Такое взаимное проникновение душ и молодит меня, поддерживает в жизни.

– Вы верите в возрождение отечественного кино? Соскучились россияне по таким фильмам, как «Тихий Дон» и «Поднятая целина».

– Верю. У нас ведь много талантливых режиссеров, и артисты не хуже голливудских. Надо только устранить засилье тех же боевиков, тем более неумело снятых. Темы искать. Сколько их! Про великого атамана Платова ни разу не снимали фильм. А он, Платов, герой России. Его казаков, участвующих в разгроме армии Наполеона, до сих пор в Париже помнят – гарцевали на своих дончаках по столице мира в 1815 году…

– Ваши пожелания журналистам газеты «Волгоградская правда»?

– Любви, счастья и творческих удач. И умения результативно жить сегодняшним днем, не зацикливаться на мелочах, они отвлекают и мешают сосредоточиться на главном… Поверьте нижегородской казачке!

Врез

Лучшие фильмы Людмилы Хитяевой

  • 1957 – Екатерина Воронина – Екатерина Воронина
  • 1958 – Кочубей – Наталья
  • 1958 – Тихий Дон – Дарья, жена Петра Мелехова
  • 1959 – Поднятая целина – Лушка
  • 1961 – Евдокия – Евдокия Чернышева
  • 1961 – Вечера на хуторе близ Диканьки – Солоха, мать Вакулы
  • 1965 – Стряпуха – Галина
  • 1967 – Цыган – Клавдия Петровна Пухлякова
  • 1975 – Финист – Ясный Сокол – Анфиса
  • 1982 – Василий Буслаев – Мамелфа Тимофеевна, мать Буслаева