Место для ввода текста.

Место для ввода текста.
В командировку на Северный Кавказ собрался мгновенно. Увидеть, как на самом деле живет регион, откуда преимущественно приходят вести о контртеррористических операциях, очень хотелось. Тем более что любопытно взглянуть на город, который по официальным данным в начале двухтысячных не раз входил в тройку самых благоустроенных городов России.

Махачкала – столица Дагестана поначалу разочаровала. Город как город. Осталось загадкой, за какие достижения его определяли в когорту образцовых. Пробки в центре, чересполосица хрущевских пятиэтажек и роскошных новостроек. Три километра, что сжаты с одной стороны горами, а с другой Каспием, застраиваются плотно. Поневоле вспоминаешь Волгоград, растянувшийся на 80 километров. Но пройдя по улицам, разницу замечаешь. Трудно поверить, но за несколько дней ни разу не довелось увидеть НИ ОДНОГО субъекта с бутылкой пива, не говоря уже о пьяных. Более того, мне, не порвавшему с проклятым табачищем, бросилось в глаза, как мало здесь товарищей по несчастью. Признаться, подумал, что отчасти это связано с тем, что мое пребывание в Махачкале совпало с месяцем рамазан. В этот период мусульмане особо ревностно соблюдают законы шариата. Но после общения с коренными жителями понял, что такое поведение, как минимум в общественных местах, – норма.

На берегу Каспийского моря отдыхающих махачкалинцев немного. Купающихся еще меньше, и таковые представлены только мужчинами. Женщины, невзирая на жару, одеты строго: длинные юбки, голова покрыта платком, длинные рукава. К такому обличию прекрасной половины человечества привыкаешь не сразу, но спрашивать, насколько даме комфортно, как-то не хочется. Есть предчувствие, что такие расспросы здесь не приветствуются.

Количество «лексусов» и «газелей»-маршруток на душу населения примерно такое же, что и в иных российских городах. Разница в том, что из «лексусов» могут выйти крепкие парни в спортивной форме и с автоматами – охрана пассажиров «лексуса» номер 2. А в маршрутках оплата при выходе, а не входе. К этому тоже нетрудно привыкнуть. Специфика региона. К оружию, кстати, как издревле на Кавказе, тут отношение особое. Беседую с чиновницей высокого ранга. Она как бы жалуется, что взрослый сын ее не слушается, с пистолетом ходит. Но, с другой стороны, время-то неспокойное, оговаривается женщина, вдруг пригодится. Так что если в РФ будут проводить референдум о разрешении на ношение короткоствольного оружия, можно предсказать итоги голосования в северокавказских республиках, где таковое состоялось несколько веков назад.

Русский язык в Дагестане вне опасности. Как ни вглядывайся в витрины, повсюду только он. В этом никакой политики, только отражение реальной ситуации. В самой многонациональной республике, где только основных языковых групп четыре, без русского как языка межнационального общения не обойтись. Газеты, радио- и телепередачи на национальных языках (всего на 14!) здесь служат скорее средством сохранения языка, традиций, истории. Самыми популярными СМИ бесспорно являются русскоязычные. На великом и могучем, по крайней мере в Махачкале, общаются почти все. К гостям здесь отношение неизменно любезное. Проводить незнакомого приезжего за пару километров, только чтобы показать местную достопримечательность, – факт обыденный. В автобусе до Москвы русская женщина с грудным ребенком заняла два места, заплатив за одно. Водитель поворчал, но смирился с потерей двух тысяч рублей.

В двухэтажном автобусе народ размещался в четыре слоя! Узнал об этом поздно ночью, когда из-под разложенных кресел, превращенных таким образом в спальное ложе, услышал тихое похрапывание. Парни отправились на поиски работы, а исходный капитал позволяет рассчитывать только на суперэкономкласс. Обычная история. Любопытно, что один из случайных знакомых посетовал, что на любую работу его земляки не согласны. Сам он, кстати, мотается за длинным рублем в Ханты-Мансийск, где нефтяными вышками земля утыкана, как подушечка булавками. А вот на местном мусороперерабатывающем заводе трудятся вьетнамцы. Парадокс, однако.

Разные мы, конечно, в Российской Федерации. Обычаи, языки, менталитет. Советское прошлое, легендарное и не очень, фактор уникальный, но не всемогущий. И хотя чтят в Дагестане времена, когда в одном окопе сидели аварец и русский, когда вместе строили заводы и фабрики, но только на воспоминаниях далеко не уедешь. А вспомнишь результаты социсследований об отношении жителей центральных регионов России к выходцам с Кавказа, и грустно становится. В эти дни, правда, дагестанцы, как и другие могучие парни с Кавказа, обласканы вниманием совсем по другой, более достойной причине. Два первых золота Олимпиады России принесли выходцы с Северного Кавказа. Арсен Галстян, армянин по происхождению, проживающий в Адыгее, и дагестанец Мансур Исаев, тренирующийся в Санкт-Петербурге, сегодня герои дня. На их спортивной форме написано «Россия», их победы – гордость России. Никого не интересует, как одеты их возлюбленны, и соблюдают ли эти парни уразу. Они прославляют российский спорт, они – как и республики, где родились, – составная, неотъемлемая часть России. А все остальное – суета и болтовня.

Поделиться в соцсетях