Наш добрый Карабас

Он мог бы стать успешным хозяйственником или сделать военную карьеру. Все задатки налицо. Но выбрал театр. Или театр выбрал его. Альберту Авходееву – 55! Самый расцвет творческой деятельности.

В его «Золотом ключике» Карабас-Барабас получился каким-то на удивление симпатичным. Критики заметили визуальное сходство с молодым Мейерхольдом. Тут, конечно, и актерское обаяние Тимура Абдулфайзова, но и явная режиссерская рука.
– Карабас – это ты? – спрашиваю.
Только хитро улыбается в свои мушкетерские усы.
К своему великому сожалению и к большому счастью для зрителей, я не актер. Поэтому Альберта вижу когда веселым и остроумным, когда заметно уставшим после предпремьерной гонки, но всегда «белым и пушистым». Спрашиваю у своих друзей-тюзовцев: он бывает злым, орет на вас, сердится? Удивленно смотрят в ответ: еще как, мол; порой так наедет! Ну, точно – Карабас!
Сейчас кажется, иначе и не могло быть. Ну, разве может человек быть более на своем месте? С 79-го года актерствует в Волгоградском ТЮЗе, потом – режиссерские постановки, среди которых нашумевший «Одлян, или Воздух свободы» нашего земляка Леонида Габышева, студия «Alter ego», которую Авходеев создал и пестовал здесь же, на тюзовской базе, приглашение на пост директора родного театра. А ведь были времена тяжелейшие. Чего стоит один только конфликт с тогдашним главным режиссером, стоивший немалого количества нервов и здоровья. Другой бы зарефлексировал, сдался. Но только не наш герой. Да и как он мог отдать свой театр на откуп пришлым людям?
Забот сейчас достаточно. Планов – громадье. Были бы финансы. А энтузиазма у руководителя хватит. Как хватало его всегда. И когда основатель «Alter ego» вместе со студийцами и художницей Людой Тереховой возился над декорациями где-то «на антресолях» ангара, что на заднем дворе театра, и когда придумывал какие-то фокусы для детских спектаклей. Он вообще выдумщик. Сколько цирковых трюков они с Тереховой впихнули в детскую постановку «Муфта, Полботинка и Моховая борода»! Помню премьеру альтерэговцев в тогдашнем ДК им. Ленина. Мне «Сокровища капитана Штиля» на душу не легли, о чем честно сказал Альберту.
– Да ты что! Я же такой костер придумал!
Огонь, и правда, был как живой, языки пламени к восторгу детворы так и скакали по сцене. И я подумал: «Наверное, он прав. Для детей антураж очень важен».
Он буквально живет своими постановками. Засиделись у него в кабинете за полночь в период подготовки «Зимы не будет». Потащил меня на темную сцену хвастаться очередными придумками, на которых его тогдашние студенты должны были демонстрировать свои акробатические кошачьи способности. Я, честно говоря, больше любовался его энтузиазмом, с которым он в ночном зале взахлеб показывал будущие мизансцены.
Режиссерские удачи Авходеева можно перечислять долго. «Семейный портрет с посторонним» до сих пор собирает зал. Я же никогда не забуду его еще студийные «Весенние танцы», которым судьба не даровала долгой сценической жизни. Какой там был женский ансамбль! Я уже писал и не могу не повториться: Альберту удивительно удаются постановки с россыпью женских ролей. Взять тот же «Вдовий пароход».
А как я ему выговаривал за изобилие концовок в «Очень простой истории». Зачем, мол, несколько раз выводить спектакль на высочайшую ноту. А теперь кажется, по иному и нельзя. Как нельзя себе представить ТЮЗ без его пронзительного «Успеть увидеть восход».
А еще он умеет находить талантливых людей и единомышленников. Когда Авходеев позвал создателя Детской художественной галереи и замечательного художника Елену Орлову оформить «Билли», для Лены это был театральный дебют. Зато какой! Аскетизм декораций так здорово передавал заброшенность захудалого ирландского городка. Барная стойка, лодка, погруженная прямо на сцене в воду, умело используемый экран на заднике – художник и режиссер точно распорядились небогатым инструментарием, создавая необходимую атмосферу еще до начала действия.
Фестивали «Эй, ты, здравствуй!», лаборатория современной драматургии «Открытый финал»… Кажется, именно Альберт не дает совсем закиснуть театральной жизни в нашем городе, привозя именитых критиков и творческие коллективы. Именно тюзовская сцена остается единственной, где можно увидеть театры других городов. Именно театры, а не набившие оскомину антрепризы. А ведь это так интересно: что там у соседей? Будь это прекрасный Екатеринбургский ТЮЗ с великолепной Светланой Замараевой или Рижская драма.
Когда зритель входит в зал перед «Золотым ключиком», его встречает огромный глаз, репродуцированный на экране. И голос Авходеева, вызывая радостный отклик юных непосед, комментирует все, что происходит по эту сторону рампы. Пока ТЮЗ под таким приглядом, за его судьбу можно быть спокойным.