О странностях любви: интригующая премьера НЭТа

Прошлый сезон заканчивался в НЭТе сложно, и это усиливало интерес публики к тому, как в условиях финансовых проверок и стрессов в театре будет протекать творческий процесс, не скажется ли непростая закулисная ситуация на качестве премьер. Теперь интрига раскрыта – театр по-хорошему удивил глубокой постановкой классики.

Новый спектакль (и это уже вторая премьера сезона) некоторые зрители назвали неожиданным. Художественный руководитель театра народный артист России Отар Джангишерашвили взял к постановке раннюю пьесу русского советского классика Алексея Толстого «Касатка, или Похищение невесты». Получился поэтичный спектакль не без лукавства, с легким дыханием и радостным чувством жизни.

Казалось, водевильный сюжет о том, как две влюбленные пары меняются партнерами, – это то, что мы ранее не раз «уже проходили» в других нэтовских комедиях, например в произведениях бессмертного делателя театральной кассы Рэя Куни. Но это только внешнее сходство.

Компания симпатичных жуликов, никчемных, проигравших в этой жизни буквально все, не только деньги, но главное – самоуважение, чудесным образом избавляются от декадентских привычек. Томная, манерная и трогательная эстрадная дива Мария Косарева по прозвищу Касатка (Виолетта Койфман), ее обаятельный любовник-альфонс князь Вельский (Евгений Тюфяков), их приживала Абрам Желтухин – неудачник и добряк, каким его с большим состраданием изображает заслуженный артист России Андрей Курицын… Эта легкомысленная «банда» попадает в патриархальный сельский дом, и каждый неожиданно понимает о себе что-то важное и находит свою любовь. Эпиграфом смело можно ставить ахматовское: «Ведь где-то есть простая жизнь и свет прозрачный, теплый и веселый…».

Создать неуловимую светлую ауру в этом спектакле помогало многое. И высококлассный в литературном отношении текст Алексея Толстого, и талантливые песни Виктора Каменского (аранжировка заслуженного работника культуры России Ольги Булискерия). Тем более их исполняли артисты сами, что прибавляло достоверности и убедительности игре.  А главное – превосходные актерские работы, где нет одномерности и шаблонной комической краски, за что порой упрекали нэтовские спектакли. За каждым персонажем были характер и судьба.

Блистательная, точная, с изумительным юмором Светлана Блохина – тетка Варвара Ивановна – одной репликой вызывала хохот. Она уверенно заправляла жизнью в деревенском раю с щедро накрытым столом под белой кружевной скатертью, с привольной верандой дедовского дома. За ней, как за каменной стеной, ее воспитанник Илья и племянница Раиса, жених и невеста, о моральном облике которых она бесконечно тревожилась. Ведь Илья узнал в Касатке свою давнюю юношескую любовь, и выяснилось, что это чувство живо. Но уже не в мальчике, а в повзрослевшем мужчине. Виталий Мелешников играет это так проникновенно, что к его искренности и мужской харизме никто не остался равнодушным, особенно дамы.

У наивной Раисы – актрисы Анастасии Фроловой – с прожженным циником князем Вельским – Евгением Тюфяковым – началось свое танго, вернее, «танец народов мира», и на языке пластики их объяснение в любви получилось особенно впечатляющим.

Короткое появление на сцене еще одной местной деревенской чудачки Анны Аполлосовны (народная артистка России Алла Забелина) вызвало бурное оживление в зале, особенно в те моменты, когда разбитная тетка распевала частушки и якобы простодушно рассуждала о том, почему больше не сажают чиновников за воровство. «Да устали сажать,» – подмигивала она зрителям и те послушно принимали «подачу». Мы не проверяли, то или не совсем то написано у Толстого, в конце концов без такого невинного хулиганства премьер в НЭТе не бывает.

В постановке спектакля участвовали и к его успеху причастны еще два режиссера – Андрей Курицын и Виолетта Койфман. Мы не знаем, как устроен этот творческий диалог, но, судя по результату, он достаточно плодотворный.

В финале герои встречаются на пристани и есть надежда, что опоздавший пароход под трели соловьев все-таки увезет их навстречу счастью. Ведь каждый – и отпетый мошенник, и простак – хочет быть любимым и понятным. Надежда есть…