Облик старого Царицына помогли воссоздать волгоградцы

Столетний юбилей кровавой европейской драмы, начала Первой мировой войны, вместе со всей страной отметили в недавнем прошлом наши земляки. Не обошли вниманием такую памятную дату и специалисты Волгоградской областной детской художественной галереи, хоть и не их это, казалось бы, специфика.


Оговоримся сразу, выставочные фото корреспонденту "ВП" удалось посмотреть уже после закрытия экспозиции. Но больше самих экспонатов, которые любезно нам продемонстрировали сотрудники галереи, интересовало нас то, как они собирались.

Пришли на помощь старожилы

Решили сотрудники галереи посвятить этой дате выставку. Но не художественных, не изобразительных работ, а фотографий, документов того времени, несущих на себе его неизгладимую печать.

– К работе по тематике патриотизма, в том числе волгоградского, местного, –- пояснила нам директор галереи Алла Скорова, – мы всегда относились серьезно. Особенно к тому, что касается самого нашего города-героя. В нем проживает не так уж и много людей, которые могли бы поддерживать и соблюдать какие-либо местные традиции. А мы хотим, чтобы дети знали свой город, любили его. Чтобы они не уезжали из Волгограда, а если уж и покидали его, то оставались хотя бы в России.

Итак, решили делать выставку. Но из чего? Где взять необходимые для этого материалы?

Работу по их сбору взвалила на себя по большей части Лариса Смирнова, заместитель Аллы Скоровой по творчеству. Тем более что Лариса Петровна – историк по образованию, и ей, как говорится, тут и карты в руки.

На протяжении года собирала Лариса Смирнова материалы. Делала это по различным направлениям – обращалась и в областной архив, и в главный Волгоградский краеведческий музей, и в ведомственные музеи города. Целостная концепция выставки, однако, долгое время не складывалась. И тогда Смирнова вместе с прочими сотрудниками галереи обратилась за помощью к жителям города – через родителей своих учеников, через множество близких и дальних знакомых. Так были подключены к этой работе многие частные, семейные архивы жителей Волгограда.

Этот ход оправдал себя полностью. В работу по сбору фотоматериалов и документов столетней давности втянулось вскоре очень много волгоградцев, начавших ворошить свои домашние архивы, созваниваться с собственными родственниками, вместе с ними вспоминать какие-то события из истории своих семей, те факты, которые в них были подзабыты.

Через истории своих семей

– Важно то, – поясняет Лариса Смирнова, – что многие волгоградцы при этой работе обратились именно к истории своей семьи. Здесь главный ее результат. Через все это мы своей выставкой поддержали память о нашем городе, о его конкретных людях, бывших его жителях. Нам удалось воссоздать, восстановить их связь с сегодняшними волгоградцами.

– Лариса Петровна, а может быть, вспомните кого-либо из конкретных людей, принесших вам наиболее интересные фотографии?

– Это, например, волгоградка Татьяна Атюшева. Она предоставила нам множество старых фотографий, сопроводив их интересными рассказами о своих родственниках, предках, которые жили в Царицыне. Это была купеческая семья, владевшая магазином, где продавались различные швейные изделия, в том числе кружева. И не случайно женщины на фотографиях этой семьи запечатлены в платьях с кружевами.

Вспомнила Татьяна Валентиновна и о том, что один из ее родственников сто лет назад работал в гостинице «Столичные номера» (ныне – гостиница «Волгоград»). Должность его именовалась просто «мальчик» – он курьером был, доставщиком почтовых отправлений. Татьяна Валентиновна передала нам фото этого человека, который был тогда совсем еще молоденьким…

А еще один член той же семьи Атюшевых, как выяснилось, трудился в местном железнодорожном депо.

Хорошо нам помогла в сборе фотоматериалов и семья волгоградцев Гальковых – Самариных. Нам именно такие семьи интересны, корни которых можно проследить вплоть до Царицына, до позапрошлого века. Причем для выставки мы старались подбирать такие фотографии, на которых потомки запечатленных людей живут до сих пор в Волгограде, трудятся в нем на благо города.

Очень интересный материал, как вспоминает Лариса Смирнова, открылся в работе по сбору материалов выставки в стенах областного архива.

– Там ведь, к примеру, – говорит она, – хранится немало жандармских дел столетней и более давности. И через переписку жандармов Царицына, через какие-то дела самих подследственных по крупицам можно было восстановить политическую составляющую жизни города того периода. В отчетах следственных дел мелькают постоянно ссылки на адреса, названия магазинов, домов, улиц, имена людей, которые там жили. И это богатый материал для анализа. Интересно было читать пожелтевшие документы, даже просто рассматривать их: где-то видно, что пепел от папиросы упал, дырочка образовалась, где-то сделаны карандашом какие-то пометки… Занимательно видеть, какой почерк был у людей того времени, как ими ставились знаки препинания, исследовать стилистику жандармского письма…

Как жандарм документы пропил

Встречались и откровенно курьезные случаи. К примеру, документ, рассказывающий о том, как к нам в Царицын направляли полицейского из другой губернии. А он в дороге загулял, потерял документы! И вот за него слово молвит прежний его начальник: «Несмотря на то что он в дороге выпил, документы потерял, человек-то он хороший. Своих не сдаст – только разве что если сильно напьется… А так он человек надежный».

Читать такие документы очень сложно – все они написаны от руки, а почерк у авторов их, жандармов того времени, зачастую как у современных хирургов. Исследовать их записи мне приходилось с лупой в руках. Но я убедилась, что это надо не только читать обязательно, но также и публиковать для наших современников.

– Лариса Петровна, а меня при осмотре документов вашей выставки такой еще момент заинтересовал. Некий царицынский жандармский ротмистр приводит список своих тайных осведомителей в организациях города. И там говорится, что на железной дороге в Царицыне работал некий осведомитель по прозвищу «Алексей Горький». Не по нему ли взял себе псевдоним великий пролетарский писатель? Который, как известно, тоже работал в свое время на железной дороге в Царицыне…

– Я сопоставила, работая над этим документом, время пребывания Максима Горького в Царицыне и время составления этого документа. Горький в ту пору был уже знаменитым писателем и давно уже здесь не работал. Это, должно быть, просто совпадение.

– А может быть, наоборот – сам этот осведомитель взял себе прозвище по имени великого писателя, работавшего на железной дороге в Царицыне ранее?

– А вот это, пожалуй, возможно…

– Когда мы эту выставку только открыли, – возвращается в беседу Алла Скорова, – народу приходило сюда очень много. Целые семьи ее посещали. И приходилось видеть иной раз, как бабушка рассказывает внукам, как все это было когда-то: «Ой, знаете, я впервые с тех пор увидела свой дом! Спасибо большое организаторам выставки!»

Хотя, конечно, эта наша выставка больше подходит краеведческому музею, чем детскому. Целевая аудитория нашего музея – дети и подростки. И все же мы сделали это. И поняли: сто лет назад наш город был красивым, он успешно развивался. Если бы не война, он смог бы стать со временем одним из красивейших городов России.

И фотографии множества жителей Царицына мы также здесь собрали у себя. Грустно, правда, от мысли, что очень многие из людей, запечатленных на них, вскоре погибли…

DNG