От бороды Хоттабыча до парика Помпадур

  • От бороды Хоттабыча до парика Помпадур
  • От бороды Хоттабыча до парика Помпадур
  • От бороды Хоттабыча до парика Помпадур
  • От бороды Хоттабыча до парика Помпадур
  • От бороды Хоттабыча до парика Помпадур
Чем прекрасна и опасна профессия гримера-постижераСмастерить усы и бороду, создать прическу а-ля мадам помпадур – чего только она не умеет! Елена Толмачева – художник-гример, руководит гримерно-постижерным цехом одного из волгоградских театров. Людей этой штучной профессии в городе можно по пальцам пересчитать.

Лысина - к лицу

– Елена, вы служите в театре и на короткой ноге с графьями и князьями, циркачами и лесными разбойниками, всякими другими персонажами. Капризничают ли они, когда вы создаете их имидж?

– Бывает всякое.

– Моя лысина не так сидит. Такое вам говорят?

– Конечно. Нам достается иной раз. Я работаю в тандеме с главным художником театра, но последний штрих все же за нами, работниками гримерно-постижерного цеха, которым я руковожу.

– Для меня всегда было загадкой, как косматого делают лысым.

– Да очень просто. На сегодняшний день у нас две лысины – трикотажная и замшевая. И, кстати, одну из них мы надеваем на актера с очень густой, роскошной шевелюрой.

– С помощью какого арсенала колдуете над внешностью?

– Много всего. Парики, полупарики, лысины, косы, шиньоны. Мелкая деталь порой создает очень точный акцент – например, накладные локоны, прядки или просто кудряшки по овалу лица.

– Сколько времени нужно, чтобы их придумать?

– Идея рождается за один день, но чтобы ее реализовать, порой требуются недели. Примерки могут повторяться до бесконечности, пока артиста не устроит результат.

– А вот в эту минуту что вы делаете?

– Для балета, который отправляется на гастроли, готовим парики – наносим пену, накручиваем их на бигуди, покрываем лаком. Еще одна сотрудница цеха занята изготовлением будущих усов и бакенбардов.

Прабабушкина плойка – лучшая

– Каждый волосок положить ровненько на основу – ювелирная работа.

– Именно. Для такой точности нужны специальные инструменты. Они у нас на вес золота. Видите маленький крючок – он стоит порядка пяти тысяч рублей. С его помощью выполняются самые тонкие операции, начиная с продергивания натуральных и искусственных бород, усов и бакенбардов, заканчивая изготовлением парика. Щетка с металлическими гвоздиками вместо щетины – карда, ею вычесывают искусственные и натуральные волосы. Осторожнее, не уколитесь. Зубцы очень острые.

– Опасная, оказывается, ваша профессия.

– У нас тяжелая, вредная (мы работаем с химикатами) профессия. И требует адского терпения.

– Еще тяжелые инструменты есть?

– А как же. Вот – молоточек, плоскогубцы, электроплитка. На ней мы греем раритетные щипцы-плойку 1909 года.

– Чем современные тефлоновые щипцы не угодили?

– Мы пользуемся и современными, но ими не создать того эффекта, такой изящной волны, какую делают прабабушкины щипцы. Кстати, искусство постижера еще и в том, чтобы интуитивно почувствовать момент, когда они нагрелись до нужной температуры, но не перекалились и не сожгли волосы. Это приходит только с годами, с умением и с желанием.

– Как становятся гримером-постижером?

– У нас в городе этому не учат. Образование можно получить разве что в Москве, и денег оно стоит немалых. Впрочем, у каждого свой путь. Мои девочки окончили технологический колледж по специальностям «Визаж» и «Парикмахерское искусство». Остальное зависит от желания постигать тайны профессии.

Я сама попала в театр случайно, в лихие 90-е годы, когда вообще не было никакой работы. К счастью, у меня была великолепный учитель, которую я буду всю жизнь добром вспоминать – это Татьяна Ситникова, она сейчас на пенсии. Профессию она передала мне из рук в руки.

У вас ус отклеился

– Курьезы, форс-мажоры бывают?

– Естественно. Приехали на гастроли, и выясняется, что забыли парик. Срочно начинаем искать выход. Из ничего творить нечто.

– Помните, как у Папанова в «Бриллиантовой руке» ус отклеился? С подобным приходилось сталкиваться?

– Очень редко, но бывает, ведь всего не предусмотришь. Недавно был такой случай. На премьерном спектакле в прическу актрисы был вколот великолепный высокий гребень с выпуклыми разноцветными камешками. Она по ходу действия должна была падать в обморок. Партнер ее подхватывает, и гребень намертво цепляется за его китель, парик начинает сползать. Артист не сразу понял, что происходит. А партнерша «в обмороке» не могла ему подсказать. Но ребята молодцы – очень профессионально, в игре справились с ситуацией, катастрофы не произошло. Перья, короны, диадемы, с которыми надо двигаться и танцевать – настоящий фактор риска, учитывать его – часть актерской профессии.

– А ваш профессиональный девиз?

– Не сдаваться. Так, наверное. Кстати, за 12 лет службы в театре я ни разу не была на больничном. Не могу надолго бросить свое «хозяйство».

– Бывает ли, что свое мастерство вам приходится прикладывать вне театра?

– Постижеров в Волгограде раз, два и обчелся. Поэтому к нам часто обращаются за помощью. Студентам, например, понадобились дреды. Бывают интересные заказы – например, бороды Хоттабыча.

Коварство румянца

– Вы помогаете актерам гримироваться перед спектаклем. И, наверное, знаете все о коварстве грима?

– Одно дело, когда человек сидит перед зеркалом в гримерке, другое дело, когда он стоит на сцене под безжалостным светом софитов и рампы. Если сильно нарумяниться, будучи в красном костюме, будешь выглядеть как жертва солярия. Синий цвет, если его правильно не поддержать румянами, будет мертвить. Не подведешь губы контуром, на сцене останешься без губ. Ну, да опытные артисты все эти секреты хорошо знают. Но и мы не спим, подскажем, если нужно.

– Для вас будет представлять трудность, если актриса решила коротко постричься?

– Разумеется, если она в спектакле выходит не в парике. Для нас плохо, и когда актрисы перекрашиваются радикально.

– Нужно ли ухаживать за бородой Деда Мороза, когда елки кончились?

– Ну, а как же. Мы полностью несем ответственность за все парики и усы. Мы их стираем с шампунем и бальзамом, накручиваем, укладываем, красим.

– Сколько париков и усов в вашей коллекции?

– Больше тысячи.

– Бывали в вашей карьере настоящие вызовы? Косу Рапунцель на три метра, например, заплести?

– Ну, коса как раз не вызов, даже если в ней много метров – плетешь и плетешь. Одно скажу – самые сложные прически они же самые интересные. В этом прелесть нашей профессии.

Поделиться в соцсетях