«Поцелуй твой моим может стать оберегом»

Несколько месяцев назад нам посчастливилось принять участие в Международном совещании молодых писателей, состоявшемся в Доме творчества в Переделкино. В постперестроечный период подобный съезд состоялся впервые. Волгоград представили аж пять человек – впрочем, двое, поэты Татьяна Брыксина и Василий Макеев, – в качестве мэтров, ведущих творческие семинары. А заговорили про дела минувших дней только потому, что, разглядывая свежевыпущенную «Издателем» книжечку стихов молодых поэтов, припомнили не раз слышанное в Переделкино завистливое: «Ну надо же, у вас еще и книги местных авторов издают!»

Не сочтите за подхалимаж, но то обстоятельство, что наша область – один из немногих регионов России, где писательская организация и власть находят возможность издавать (пусть меньше, чем хотелось бы, и тиражами невеликими) книги местных авторов за казенный счет, – есть абсолютный факт. В прочих весях господа литераторы печатаются за собственные средства и поклоны спонсорам.
Но длинным получилось предисловие. Буквально на днях офсетная печатная машина ООО ИПК «Панорама» за считанные минуты «прокатала» страницы симпатичной книжечки с двойным названием: «Воздушный поцелуй» и «Солнечный оберег». «Два в одном» потому получилось, что книга представляет двух авторов – воспитанников литературной студии при Волгоградском отделении Союза писателей России. Нынешний руководитель студии Сергей Васильев в предисловии замечательно охарактеризовал своих питомцев: «...будет лучше столкнуть лбами двух замечательных поэтов – Максима Бурмистрова и Ксению Ващенко. У одного – ярко выраженное мужское начало, у другой – еще более ярко выраженное женское начало. Это как Алкей и Сафо...»
Философ и поэт Вячеслав Иванов писал, что в представлении древних Алкей и Сафо неразделимы, и даже изображались вместе на аттических вазах... Вот и Васильев, получается, пошел по проторенным следам, устроив молодым поэтам рандеву под одной обложкой. Но у них не только страницы разные. Дорожки – тоже.
Максим Бурмистров, уже успевший вкусить прелестей от лауреатства премии имени Маргариты Агашиной, рубит не по-детски правду-матку. Но делает это в высшей степени изящно и... грамотно, что ли, с точки зрения стихосложения. Мысль – уже сюжет у него, и раз так, то бессюжетных стихов у него, получается, нет. Вертится на языке: уж больно как-то по-книжному все, явное влияние чье-то... Что ж, что парень здорово начитан, спору нет, и это не просто хорошо – это замечательно! Влияние? Но мысли-то максимовы! А книжность – от образности. Совершенно замечательной образности, которая наряжает осу в полосатый халат, а притихшесть воробья объясняет чьей-то руганью в его, воробьиный, адрес. Открытие мира и того, что мир далеко не совершенен, Максим совершил на сто процентов самостоятельно. С открытыми глазами он передвигается по жизни и с отзывчивым сердцем. Из чего сделана лира поэта? Из черствого хлеба, наивных откровений, но не наивных выводов, любви, печали, жажды примерить мир на себя так, чтоб в пору пришелся...
Я мороженого с лимонадом
не купил в те далекие десять.
Покурить было, видимо, надо
тем, что были постарше. Обейся
тут попробуй! Но было обидней,
когда так же потом поступали
позабывшие все, очевидно.

...И Ксения Ващенко отмечена премией Маргариты Константиновны. Вообще-то это уже почетный приговор: нет никакого смысла, а следовательно, и стремления получать эту награду графоману в годах, а среди молодых найти искреннюю душу возможно. Вот Ксению недавно и нашли. Лично мы впервые познакомились с ней именно в Переделкино. На том самом съезде. Волгоградская «Сафо» не отмечена той визуальной «поэтической печатью», что у простого народа вызывает жалость и усмешку над «пыльным мешком по голове ударенным». Мы же сейчас без обид, не так ли? Стильный «прикид» без намека на гранж, высокие каблуки, решительное поведение... «Эге, бойкая девушка!» – скользили взглядом по стройным ногам делегатки из провинции московские поэтические мэтры.
Что ж, имидж вполне соответствует врачу-интерну клинической лабораторной диагностики Волгоградского государственного медицинского университета, и завзятой активистке. Ксения Ващенко – основательница и художественный руководитель театрально-поэтической студии «Пятница», почетный член городского студенческого литературно-поэтического клуба «Златоуст»... Но все помнят хотя бы из рекламы, что имидж – ничто, жажда – всё. Жажда с головой кувыркаться в желанных волнах неведомых морей, слушать песни русалок и плутать в труднопроходимых лесах... Сергей Васильев пожелал молодой поэтессе не утонуть в водовороте чувств и слов.
Громадье образов, иной раз не таких уж и оригинальных, но впечатляющих в своей массе, экспрессивность и страсть сливаются в стихах Ксении в единую пробивную струю, как у фауст-патрона. Впрочем, настоящая кумулятивная струя вовсе не прожигает броню (это распространенное, но слишком «поэтическое» заблуждение), а проникает в нее, похоже на то, как струя воды под давлением размывает песок.
...И броня сумасшедшего равнодушного мира поддается.
«...В детстве кажется, что лучшее – впереди,
А сейчас понимаешь, что лучшее уже было:
В летний полдень по дачным дорожкам, таким знакомым,
На своем – самом быстром – несешься велосипеде...
А сейчас мы боимся, подъезжая к родному дому,
Что однажды нас мама уже и не сможет встретить...»