Почему жен бамовцев называли декабристками

«Последняя великая стройка социализма» – так назовут позднее историки Байкало-Амурскую магистраль. В числе тех, для кого БАМ стал частью жизни, – Александр Алексеевич Черников. В 1980 году – начальник участка мостоотряда № 45 треста «Мостострой № 9» Иркутской области.

В семидесятые годы в СССР короткое слово «БАМ» было многозначным, но понятным всем. Как вы оказались сопричастны к этому гигантскому проекту?

Я на БАМ попал по распределению, поэтому не буду рассказывать красивых историй про зов сердца или по призыв партии и комсомола. Как раз комсомольцев гораздо больше разбежалось, чем тех, кто приехал строить дорогу по направлению. Я выпускник Сибирского автодорожного института в Омске, специальность «мосты и тоннели». Для меня тогда БАМ – это стройка, где можно было опыта набраться. Ну и платили там хорошо, благодаря коэффициентам. На БАМе, в районе Тынды, побывал с друзьями на практике после 4-го курса. Сами поставили тогда палатку, в ней и жили. И когда вернулись, решили, что после института туда поедем. Хотя работы по всей стране много было, везде мосты строились. Поскольку учились мы хорошо, могли сами выбирать, куда поедем после вуза. Сначала попали на Киренгу, там два года отработали, потом дорога пошла дальше, и мы оказались на Кичере, недалеко от Байкала. Поставили палатку 20-местную и начали строить себе жилье. За год 12 брусовых домиков поставили, и свои семьи туда перевезли. Там морозы уже не как в Киренге – за 50. На Кичере чувствовалась близость Байкала – 40-42 градуса ниже нуля, в общем мягче климат. Так и работали. Стоит вагончик, в котором дежурный сидит, чай греет. Поработали минут сорок, 15 минут отдыхаем. Одевались, конечно, основательно. Спецодежда советская: тулупы, фуфайки. А вот тряпки в магазине орсовском (отдел рабочего снабжения) японские продавались. В продаже всегда тушенка, сгущенка, фрукты-овощи все для нас организовывали, страна заботилась.

А техника на трассе была наша или западная?

"Магирусы", которые наши КРАЗы заменяли и по 14 с половиной тонн груза перевозили, немецкие. Краны и тягачи японские и немецкие. Техникой нас обеспечивали хорошо, без нее пришлось бы гораздо тяжелее. Тогда ведь для нас даже тридцатитонные краны в диковинку были.

Зарабатывали хорошо?

Оклады и тарифы обычные, но действовали еще коэффициенты. Первый год работы – районный коэффициент 1,7, плюс 40 процентов колесные за разъездной характер работы. Во так базовые сто рублей превращались в 210. Ну и когда накопишь – есть возможность купить автомобиль, тогда это был жуткий дефицит. За три года обычно нужная сумма набиралась.

Часто говорят, что БАМ строили зеки и комсомольцы.

Про комсомольцев я уже сказал, а зеков там вообще не видел, хотя весь БАМ проехал. Вообще там система оригинальная действовала. На одном участке всем заправляла, например Грузия, работали специалисты из этой республики, на другом – молдаване. И какой народ конкретно там трудился, сказать не могу. Строила БАМ действительно вся страна, но кого попало на работу не брали специалисты везде требовались.

Вы обживали совершенно дикие места...

В тайге и олени, и медведи не раз на трассу выходили. Медведи и в поселок частенько захаживали, помойки наши трясли, особенно банки из-под сгущенки искали. Причем в основном забредали, когда мужики на трассе были. Жен бамовцев называли декабристками. Тем более что приезжали с маленькими детьми. У нас в поселке никаких запоров и замков на домах не существовало, поэтому страшновато женщинам приходилось. А вообще отношения между бамовцами удивительными были. Идешь по поселку, а тебе кричат: слушай, у меня хлеба не было, я к тебе заходил, взял немного. Бытового воровства просто не существовало, а вот бензопилу со склада свистнуть и пропить могли. Но пьяниц выгоняли сразу. А вообще отношения между бывшими бамовцами до сих пор сохранились самые добрые. В гости ездим друг к другу, даже дети наши дружат. Жаль только, что в прошлое пропуска нет.

Как сегодня вспоминаются эти годы?

Чувствовали, что делаем большое хорошее дело. В тех годах осталось лучшее, что в нас было сосредоточено. Здоровье, уменье, энтузиазм, знание, что способен на многое. Хотя было, конечно, и немало фальши. Всякие там призывы, надувание щек, постоянная трескотня про почины комсомольцев. Было принято выбирать подходящего человека и делать из него героя, чтоб с него брали пример. Как со Стахановым в свое время, так и у нас с руководителем одной из бригад укладчиков. Сдается участок, где возвели, скажем, пять мостов. За каждым из них черновая трудоемкая работа. А на первых страницах и в кадре бригада укладчиков, которая на уже готовый грунт рельсы уложила.

Много мостов на вашем счету?

Точно не скажу сотни полторы, пожалуй. Всего на БАМе построено 3 145 мостов. Каждый километр – мост. Как тогда говорили, БАМ это рельсы, соединенные мостами. В 90-е был на БАМе, обидно, что многие поселки вблизи опустели. Только эксплуатационщики там остались. А ведь в Сибири работы на всех и на много лет хватило бы. Только полезных ископаемых сколько! Но верится, что страна еще вспомнит об этом.

Врез:

Байкало-Амурская магистраль (БАМ) – железная дорога в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. Одна из крупнейших железнодорожных магистралей в мире. Основной путь Тайшет – Советская Гавань строился с большими перерывами с 1938 года по 1984 год. Строительство центральной части железной дороги, проходившее в сложных геологических и климатических условиях, заняло более 12 лет, а один из самых сложных участков – Северо-Муйский тоннель – был введен в постоянную эксплуатацию только в 2003 году. БАМ является восточной частью Великого Северного железнодорожного пути.

DNG