Поэт и дуэль

  • Александр Грибоедов провел буйную юность
  • Дуэль. Рисунок (перо) Михаила Лермонтова
Как Александр Грибоедов стал участником рокового поединка. Четверо блестящих мужчин стреляются из-за красивой балерины. Скандал на весь Петербург… История случилась почти 200 лет назад, но не забыта до сих пор. Ведь одним из ее героев был автор «Горя от ума» Александр Грибоедов. На портретах в учебниках эдакий ботаник в очках и строгом сюртуке, в жизни наш гениальный классик тихоней не был.

Ах, ножки, ножки!..

Дуэль с участием Грибоедова была четверной. Это значит, что после противников должны были стреляться их секунданты. Смертельное «каре» оставило роковой след не только в судьбах участников, но и в русской литературе.

Случилось все из-за актрисы и балерины Авдотьи Истоминой. Той самой, о которой Пушкин в «Евгении Онегине» восхищенно писал:

Толпою нимф окружена,
Стоит Истомина; она,
Одной ногой касаясь пола,
Другою медленно кружит,
И вдруг прыжок, и вдруг летит,
Летит, как пух от уст Эола;
То стан совьет, то разовьет,
И быстрой ножкой ножку бьет.

Судя по всему, она и правда обладала яркой харизмой. Происхождение ее было незавидным, иначе девочка не попала бы на сцену, где с 17 лет имела большой успех.

Современники запомнили Истомину как жгучую брюнетку с нежной светлой кожей и большими темными глазами, опушенными необыкновенно длинными ресницами. Не свойственная современным балеринам округлость форм позволяла поклонникам сравнивать ее с Помоной – римской богиней плодов.

Неглупая, веселая, общительная – не удивительно, что с юности Авдотья была окружена толпой обожателей, среди которых были и знатные молодые люди. Однако по тогдашним понятиям аристократ не мог жениться на танцовщице – она была неровней. А вот иметь на содержании балерину считалось даже престижным и было в порядке вещей.

Избранником Истоминой стал юный красавец-кавалергард Василий Шереметев, с которым она жила, как писал один из мемуаристов, «одним домом совершенно по-супружески». Шереметев был добрый и щедрый, но страшно ревнивый, и нередко устраивал своей подруге сцены.

– Их роман был в духе романтической традиции того времени. Отношения бурные, неровные, запомнились окружающим людям громкими объяснениями. Накануне дуэли между ними случилась очередная размолвка в антракте спектакля. Шереметев в сердцах покинул театр, – комментирует кандидат филологических наук, доцент ВолГУ Сергей Калашников. В рамках популярного просветительского проекта «ЛИТЕРА-TERRA» Калашников познакомил волгоградцев со своей версией тех далеких событий.

Кавалергарда век недолог

В тот вечер в театре присутствовал Грибоедов. В столичном Санкт-Петербурге он был на взлете своей карьеры. Грибоедов снимал квартиру на пару со своим приятелем камер-юнкером графом Завадовским, еще одним поклонником прелестной Истоминой. Франт и честолюбец Завадовский за ней ухаживал, но без особой взаимности.

После спектакля 22-летний Грибоедов повез танцовщицу домой к себе и Завадовскому (сюрприз!) «попить чаю». «Чай» затянулся на двое суток. На беду об этом узнал Шереметев, который и без того не отличался тихим нравом, и пришел в бешенство.

Угрожая пистолетом то ли себе, то ли своей пассии, он требовал от подруги признания, состояла ли она в связи с предполагаемым соперником. И заставил Истомину каяться. Кстати, злые языки Петербурга утверждали, что в перерывах между чаепитием Истомина танцевала для «влюбленного беса» Завадовского. Короче говоря, оскорбление согласно дуэльному кодексу было тяжелым, непримиримым.

Шереметев советуется с бретером и буяном, гвардейским корнетом Якубовичем, кого из обидчиков вызывать. Якубович уравновесил шансы, «взял на себя» Грибоедова. Договорились, что сначала стреляются Завадовский и Шереметев, а затем их секунданты Грибоедов и Якубович.

Дрались 12 ноября 1817 года на Волковом кладбище на очень жестких условиях: сходиться с восемнадцати шагов, барьеры – с шести (это хуже пушкинской дуэли с Дантесом, когда сходились с двадцати пяти шагов, а стрелялись с пятнадцати). Шансов остаться в живых при таких позициях почти не оставалось…

Первым как пострадавший стрелял Шереметев – этим выстрелом оторвало воротник от камер-юнкерской формы Завадовского. Его ответная пуля попала Шереметеву в живот. От невыносимой боли кавалергард катался по снегу, а через сутки в страшных мучениях скончался. Тяжелораненого надо было транспортировать, поэтому поединок Якубовича и Грибоедова пришлось отложить на неопределенное время.

Бывают странные сближенья

Скандал круто повернул судьбы всех его участников. Грибоедов вскоре получает должность секретаря в заштатном посольстве в Персии, и это, учитывая его биографию, уже рок…

– Трагическая смерть Шереметева сильно отрезвила Грибоедова, молодость которого была шалой, а поступки склонны к аффектации, – рассказывает Калашников. – Известен случай, когда Грибоедов как-то уселся за орган во время службы в католическом храме. Сначала он вдохновенно играл псалмы, а потом, импровизируя, перешел на «Камаринскую»…

Прекрасный пианист, Грибоедов сам сочинял музыку (потомкам остался прекрасный вальс), писал стихи, был блестящим острословом, человеком недюжинной храбрости и силы воли.

Остались свидетельства, что он вел себя с поразительным самообладанием на «второй серии» дуэли – между ним и Якубовичем. Никакого разумного предлога враждовать у них не было. Но долг чести соблюдался свято. С Якубовичем они случайно столкнулись в Тифлисе на ступенях ресторации и там же без суеты обсудили время и место. 23 октября 1818 года отложенный поединок состоялся. Оба отделались легкими ранениями.

Выстрел Якубовича повредил Грибоедову мизинец, а по некоторым источникам, отстрелил его. Только по этому шраму и удалось опознать тело одного из самых светлых гениев России, растерзанное в Тегеране при разгроме русской дипломатической миссии. Фанатики жестоко глумились над трупом Грибоедова, обезобразив его до неузнаваемости.

Известно, что поэт предчувствовал неладное и даже перед отъездом в Персию говорил своей молодой жене, где его похоронить, если произойдет непоправимое. Именно благодаря давнему ранению его прах смогли найти и предать земле, как он того желал.

– И вот что еще интересно. Прослеживается странная, «зеркальная» связь двух поединков, которые произошли в начале XIX века в России, в Петербурге, с интервалом ровно в двадцать лет. Обе схватки происходили в мороз, на снегу. В обоих случаях из-за женщины стрелялись красавец-кавалергард и камер-юнкер после подстроенной встречи дамы с предполагаемым соблазнителем. В одной дуэли камер-юнкер смертельно ранил кавалергарда, а через двадцать лет по какой-то загадочной исторической симметрии, все наоборот: кавалергард смертельно ранит камер-юнкера, и оба фатальные ранения были одинаковы: в живот. Первая дуэль – Шереметев против Завадовского, вторая – Дантес против Пушкина, – заключает Калашников, – Символическая семантика романтического поединка транслируется на долгие годы, архетипы дуэльных схем глубоко вонзились в массовое сознание российского общества.

Поделиться в соцсетях