Призраки Старой Сарепты

Музей-заповедник Старая Сарепта. Комплекс старинных зданий с тяжелыми, толстыми стенами. Они могли бы вспомнить, рассказать о многом, если бы умели говорить. В том числе – о призраках, якобы некогда в них обитавших.

Истории, связанные с привидениями Старой Сарепты, известны тем, кто трудится в музее. А нам их поведал научный сотрудник экспозиционного отдела этого учреждения Алексей Веремеенко.

Тень отца Иоганна

Немецкая колония Сарепта была основана в восемнадцатом веке переселенцами из Саксонии, из города Гернгута. Сюда они приехали ради того, чтобы обратить в христианскую веру местных калмыков. Но те оказались крепкими в своих буддистских убеждениях, не поддались на уговоры, и миссия братьев-гернгутеров не удалась.

Зато в Сарепте возник благоустроенный немецкий городок, маленькая Германия на Волге, с развитой для того времени культурой производства, где работало множество мастеров своего дела.

Одним из них был гончарных дел мастер Иоганн Ниденталь, немец по национальности. С ним и связана первая загадочная история о сарептских привидениях. Можно ей верить или нет, но случаю, происшедшему тогда, известны письменные подтверждения.

Приехав из Германии в Сарепту на исходе восемнадцатого века, Ниденталь основал здесь гончарную мастерскую. Работала она вполне успешно – до тех пор, пока не умер Иоганн.

После его смерти в здании мастерской начались странные события. Ночами, раз за разом, в безлюдном помещении, при надежно закрытых дверях стал четко слышаться шум вращающегося гончарного круга. Время от времени, к тому же в ночной тишине, раздавался из здания звон битой посуды.

Взволнованные сторожа распахивали двери помещения, все входы-выходы в которое только что были закрыты, и обнаруживали на полу черепки от разбитой посуды.

Встревоженные люди рассказали о происходящем молодому хозяину фабрики, наследнику Иоганна. Заинтересовавшись, тот вошел однажды среди ночи в мастерскую и увидел... своего покойного отца сидящим за гончарным кругом и шлифующим горшок. Старый Ниденталь поднял глаза, увидел сына и исчез, словно растворившись в воздухе.

На следующий день по старику Иоганну в местной лютеранской кирхе была заказана заупокойная служба, и с этого момента странные видения и звуки в здании фабрики прекратились.

«Не беспокойся, дочь моя!»

Первоначально, чего сейчас не знают многие, намеревался выселить немцев в Сибирь из Поволжья российский самодержец Николай II. Эти планы он вынашивал во время Первой мировой войны, но не успел их выполнить, был свергнут.

То, что не удалось свершить ему, сделало сталинское руководство. Репрессии против сарептских немцев начались уже в двадцатые годы минувшего столетия.

В ту пору и произошла история, связанная с другим сарептским призраком. Сотрудникам музея-заповедника рассказала ее в свое время местная жительница, коренная сарептянка Ганна Кондратьевна Ноль, которой сейчас уже нет на свете.

В родах умерла сарептская немка, оставив мужа с несколькими детьми, один из которых был грудным младенцем. Малыш плакал ночами, но временами среди ночи плач его стал внезапно прекращаться.

Отец ребенка, заглянув в эту минуту в комнату, увидел перед собой непонятную, как бы мерцающую тень.

Наутро, не на шутку испугавшись, мужчина сообщил об этом пастору. Вскоре тот пришел к нему домой. И вечером, спрятав горящую свечку так, чтобы при необходимости можно было резко осветить помещение, отец ребенка и священник стали ждать наступления ночи.

Младенец, как обычно, вел себя довольно беспокойно. Когда же он внезапно замолчал, мужчины быстро вошли в комнату, один поднял свечу. И тут они увидели перед собой призрак женщины, недавно умершей жены отца ребенка, которая кормила грудью малыша.

Пастор Константин Руш, последний пастор в истории Сарепты, был человеком не робкого десятка. Взяв женщину за руку, сказал ей: «Не беспокойся, дочь моя! О твоих детях позаботится община. Мы не дадим им пропасть. Воспитаем их и вырастим, как надо».

После этого он медленно повел женщину-призрака ночной тропинкой, через тополевую аллею, к воротам сарептского кладбища, располагавшегося неподалеку от нынешнего первого шлюза Волго-Донского канала – там, где сейчас находится администрация Красноармейского района. Едва он ввел ее в ворота кладбища, как призрачная женщина исчезла, словно испарившись. Больше в Сарепте ее не встречали.

Дом с привидениями

Много владельцев сменилось с тех пор в этих зданиях. Располагались здесь «расстрельная» тюрьма ОГПУ, военный госпиталь, кинотеатр.

Третья история о призраках Сарепты произошла в сравнительно недавнем прошлом, когда здесь уже был основан музей.

Дом номер два по улице Тельмана, входящий в комплекс музея-заповедника, был построен около шестидесяти назад на месте бывшего старинного разрушенного дома, на его фундаменте.

Ближе к концу девяностых годов прошедшего столетия в этом доме случился пожар, в огне погибла женщина-охранница.

После пожара дом довольно долго пустовал, но его стерегли сторожа, чтобы здание не оказалось разворовано. Однако через некоторое время они стали наотрез отказываться от дежурства в нем: посреди глубокой ночи в пустующем доме стали отчетливо слышаться звуки чьих-то тяжелых шагов.

Сторожа музея-заповедника прозвали тогда здание по адресу: улица Тельмана, 2 «домом с привидениями». Вечером они старались побыстрее его покинуть, предпочитая находиться ночью в соседнем административном помещении.

Даже на бирке ключа от двери в здание была начертана тогда предостерегающая надпись: «Дом с привидениями»...

Со временем в здании расположился экспозиционный отдел музея-заповедника. Сотрудники его за время своей в нем работы не повстречали ничего тревожного. Правда, рабочий день у них заканчивался, как правило, засветло, часов в пять-шесть вечера. Тогда как в ночное время в этом здании сотрудники музея по-прежнему предпочитают не появляться.

Так что история о третьем привидении в истории Сарепты, как и о предыдущих двух, остается пока неразгаданной.

Но удивляет одно. Через каждые сто лет в последние века в зданиях нынешней Старой Сарепты наблюдались странные, загадочные случаи.

Поделиться в соцсетях