Про святые местах из уст в уста

Хотя Ольховская волость начала заселяться относительно поздно – в 30-е годы XVIII века, это место имеет древние православные традиции. На ее северо-западной окраине находится сопка, называемая Святой горой или Святой могилой.

По преданию, останавливавшийся здесь князь Александр Невский просил татарского хана облегчить тяготы русских рабов, строивших каменный брод через реку Иловлю. Старожилы рассказывают, что когда-то на сопке стояла церковь, ушедшая под землю от истовых молитв иноков Каменно-Бродской Белогорской обители. Людская молва, как всегда, склонна удревнять историю. Согласно одному преданию, сюда пришли монахи из разоренной монголами обители, по другому – это были греческие отшельники с Афона. Бытует и легенда о посещении скитов императором Петром I, а позже и его дочерью – государыней Елизаветой, якобы общавшейся с монахами и пожертвовавшей им окрестные земли. 
На деле женскую общину основали местный помещик Персидский с женой «в память посещения города Царицына в Боге почившим Государем Наследником Цесаревичем Великим Князем Николаем Александровичем». По структуре такая община напоминает монастырь, отличаясь тем, что ее члены следуют монастырскому уставу, не принося монашеского обета. Саратовский епископ Иоанникий благословил это начинание и в 1865 г. освятил здесь церковь.
Насельницам хватало забот: они открыли свою пекарню и стали кормить нищих, обшивать крестьян, помогать бедным многодетным семьям, выучились золотошвейному делу и вязанию кружев. Во время русско-турецкой войны «отряд сердобольных монахинь» изготовлял корпию, бинты и белье для отправки раненым солдатам. Невзирая на тяготы, число сестер все прибавлялось. Они пахали, косили, рубили дрова и даже ловили зайцев, возвели хлев для крупного рогатого скота, конюшню, свинарник, птичник, пекарню, трапезную для нищих, гостиницу для паломников, обнаружили незамерзающий целебный источник. Приезжали сюда лечиться с молитвой и члены известных дворянских фамилий – Голицыны, Строгановы, Трубецкие. Вскоре в обители появились приют, начальная школа для девочек, больничная палата, аптека, фельдшерица. По указу государя и Синода в 1903 г. община повысила свой статус и стала Белогорским Свято-Троицким монастырем. Монастырь обладал большим имуществом – более 600 десятин земли, персиковая и ореховая рощи, мельница, кирпичный завод, много скота. Некоторые насельницы ушли с началом I мировой войны сестрами милосердия на фронт, а вся обитель активно собирала пожертвования для солдат. На 1913 г. здесь жили 38 монахинь и 183 послушницы.
После революции настали богоборческие времена, и над обителью нависли грозовые тучи. Она подвергалась налетам разбойничьих банд, осаждалась комсомольцами, устраивавшими здесь антирелигиозные митинги. В канун одного из двунадесятых праздников настенная икона Божией Матери начала плакать кровавыми слезами, что сестры расценили как печальное знамение. А вскоре ночью нагрянули красноармейцы, арестовали насельниц, а кого-то даже утопили в болоте. По рассказам местных жителей, в 1927 г. власти приказали монахиням во главе с монахиней Еннафой в три дня удалиться отсюда, оставив все для устройства коммуны. Часть монахинь разбрелась по окрестным селам, оставшихся погнали по этапу в Астрахань. На дворе стоял студеный ноябрь, а теплые вещи сестрам взять не разрешили. В итоге до Астрахани добрались лишь 12 из 90 монахинь. Также по легенде, когда закрывали входы в нижние ярусы, 12 монахинь добровольно ушли под землю и остались там. Безбожники разрушили храм и многие здания монастыря. Во время войны здесь устроили госпиталь для тифозных больных, многие из которых умерли и были похоронены вблизи в братских могилах. Сейчас уцелевшие здания восстановлены, действует и церковь в одной из построек. В ней хранится чудотворная икона Пресвятой Богородицы «Всех Скорбящих Радости».

Другая обитель, названная в честь Ахтырской иконы Божией Матери, была основана в селе Гусевка о. Иоанном Левитским и крестьянином Двойченковым. Странствуя по святым местам, последний провел много лет в монастырях и, в конце концов, тайно постригся на Афоне в монахи с именем Никодим. Будучи послан в Россию для сбора пожертвований и учреждения обители в честь Пресвятой Богородицы монах встретился с о. Иоанном и уговорил его создать общину. В 1871 г. о. Иоанн и о. Никодим купили земли в Гусевке. По словам первопоселенцев, еще до основания общины здесь происходили чудеса: звенели невидимые колокола, слышалось молитвенное пение, виднелся свет как бы от горящих свечей. Своего храма у сестер не было, и они ходили на службы в Гусевку, испытывали нужду. Чиновники также чинили свои препятствия, выживая монахинь отсюда. И тогда о. Иоанн обратился к известному всей России святому – старцу Амвросию из Оптиной пустыни. Тот направил сюда благотворителя, на средства которого и выросла община Елизаветы Годейн, происходившей из знаменитого дворянского рода Багратионов. Продав свои имения (в том числе и ставшие позже знаменитыми ленинские «Горки»), она осенью 1878 г. приехала сюда и выкупила заложенные в банках земли, построила храм, который в 1892 г. получил статус монастыря. Всех его насельниц батюшка Амвросий ласково называл «гусенёнками», пророчествуя, что придет время и все «гусенёнки» – и серые, и белые, и хроменькие соберутся в обитель. Все дела в общине решались только по воле старца, внимательно наблюдавшего за ее устроением. Инокиня Елизавета (Годейн) умерла в 1904 г. и была погребена в склепе у храма. Ко времени ее смерти монастырь уже сильно окреп: кроме благоустроенной церкви, он имел 6 сестринских корпусов, игуменский корпус, больницу, ковровую мастерскую, конюшни, множество иных помещений. Известный художник Кузьма Петров-Водкин, создавший в этих местах картину «Купание красного коня», пишет о Гусёвке: «Деревня по реке ниже, верстах в трех, и там же монастырь женский с великолепным парком». 
На 1918 г. в монастыре числилось 112 насельниц. Все это и духовное, и материальное богатство вызывало ненависть большевиков, начавших гонения на веру. Монастырские здания, по рассказам стариков, разоряли сначала по ночам – из храма выбрасывали в окна иконы, плясали на них. Днем мужчины ломали стены, а полы, рамы и двери отвозили на строительство школы в Ольховке. Туда же угнали и скотину, и сеялки с веялками. Процесс возвращения монастырского имущества, используемого школой и колхозом, затянулся и продвинулся лишь с приездом в Гусёвку владыки Германа. Обитель снова открылась 21 февраля 1996 г. В августе этого года на территории школьного огорода был обнаружен монастырский склеп. Сейчас специалисты проводят идентификацию найденных в нем останков.

Поделиться в соцсетях