Рисую даже утюгом

Впервые я встретилась с Татьяной Вячеславовной Серебренниковой на выставке «Диво Дивное», где она показывала свои незаурядные работы. Татьяна Серебренникова – увлеченная рукодельница, душа которой раскрылась в творчестве.

Химия под руку

В тот день Татьяна уверенно проводила мастер-класс по технике гильоширования.

Это один из интереснейших методов декоративно-прикладного искусства, когда открывается большой простор для авторской фантазии.

Благодаря умелым рукам мастерицы чудесно преображаются, становятся неповторимыми любые вещицы, будь то платочек, шарфик, а то и блузка, платье. С помощью гильоширования Серебренникова создает даже картины.

Гильоширование появилось и расцвело в середине 20-го века, когда химики изобрели синтетические ткани. Их волокна под воздействием высокой температуры не горят, не осыпаются, просто плавятся. Этим свойством, собственно, и пользуются современные мастера. В ходу у них атлас, капрон, нейлон, плащевые ткани, ткани с люрексом, панбархат.

На первый взгляд, все вроде бы очень просто – рисунок нужно наносить на ткань-основу горячим резцом, точнехонько по разметке. Это по силам и ребенку.

Лишние кусочки ткани выжигаются, образуются просветы, и тогда получается ажурный узор. Иногда элементы узора вырезаются (тоже выжиганием) из одной ткани и «навариваются» на другую, что дает многоцветную гамму аппликации, изящество орнамента, порой пышность. Роскошные садовые лилии, щедрые грозди герани – эти симпатичные панно Татьяна выполнила именно таким способом.

Она виртуозно владеет и штриховым гильошированием. Наклонным горячим резцом «чертит» по ткани. Серо-белый зимний пейзаж лаконичный, строгий, но воздушный. Напоминает легкий карандашный набросок на бумаге.

А человек несведущий ни за что не догадается, как это сделано!

Горячая снежинка

Сейчас выпускаются специальные приборы для выжигания по ткани: ручка с тонкой иглой на конце, которая включается в сеть и нагревается.

Татьяна (мы у нее дома) удобно усаживается за оборудованным столом. Снизу под стеклом – подсветка. И – начинает колдовать над очередным шелковистым лоскутом. Терпеливо и тщательно водит горячей иглой, миллиметр за миллиметром продлевая линии, которые то расходятся, то сплетаются в прихотливом узоре.

На эскизе у нее круглая салфетка с затейливыми, как у снежинки, краями. Далеко не сразу эта небольшая «снежинка» будет готова.

На выставках рукоделия, да и в продаже, попадается гильоширование очень разного качества. Встречаются довольно грубоватые, скучные изделия. Чтобы найти по-настоящему высокохудожественное решение, мало знакомства с этой техникой, нужны еще свобода воображения, вкус, чувство меры.

Все это есть у Татьяны Вячеславовны. По образованию она архитектор. Наверное, именно ее профессия помогает художнице выстраивать целостный образ, оригинальные композиции.

Живая герань… из шелка

– Я увлеклась гильошированием больше десяти лет назад, вечно старалась что-то придумать, изобретала собственные маленькие новации, – рассказывает хозяйка.

…На Руси способ изображать объемные букеты, словно как настоящие, называли «лепочиха» (от слова «лепота» – «красота»). Нежные «лепестки» пришивались к основе только одним краем, и они колыхались, словно у живых распускающихся бутонов. Серебренникова ухватила суть этой народной хитрости, но по-своему интерпретирует ее.

А вот уже ее собственное ноу-хау. Пейзаж «Рассвет» а-ля Рерих в пастельных тонах она искусно сотворила из легкой цветной органзы, достигнув почти акварельного, тончайшего, певучего перелива цветов.

Татьяна редко берет готовые чужие образцы и лекала. Сама без устали ищет сюжеты. Много и с увлечением фотографирует небо и цветы. Обращается к старинным рисункам, копируя их на кальку и по-своему дорабатывая.

В 2004 году Серебренникова получает звание «Мастер декоративно-прикладного творчества высшей категории». У нее появляются ученики.

На ее удостоверении мастера наряду с подписями членов комиссии стоит и подпись митрополита Волгоградского и Камышинского Германа. И это не случайно.

Чудотворная икона

С особым вдохновением и душевным волнением Татьяна Серебренникова приступает к выполнению икон. Святые лики она создает с особой тщательностью, глубоким внутренним чувством. И они прекрасны.

Чтобы получить необычный искрящийся фон иконы, Серебренникова «наваривает» на него до пяти тысяч кружочков, которые, поблескивая, переливаются дивным светом.

Татьяна Вячеславовна (и это главное дело ее жизни) двадцать лет растит и воспитывает дочь Инну – инвалида от рождения, прикованную к коляске. Но не теряет оптимизма, не поддается унынию. Поддерживать силы и бодрый настрой каждый день помогает любовь к творчеству.

Мама привлекает к нему и дочь, обсуждает с ней замыслы, возит на концерты популярных артистов, помогая ей жить наполненной жизнью.

В той атмосфере, которую создала в доме Серебренникова, происходит чудо – Инна тоже начала рисовать. Хотя у нее действует только одна левая рука, ей хорошо удаются цветочные натюрморты (картины небольшого размера). Но самое лучшее – фантастические пейзажи: бескрайние просторы, райские луга, усыпанные цветами.

По следам фаюмского портрета

Недавно Татьяна Вячеславовна вдруг увлеклась энкаустикой. Это живопись досталась человечеству в наследство от древних греков. Секрет ее в горячем инструменте и расплавленных восковых красках.

Кстати, в этой технике – красками на воске – нарисованы загадочные фаюумские портреты. Конечно, со времен античности энкаустика стала намного проще. Сегодня, сидя на кухне, водишь восковым мелком по плоскости утюга, а потом тем же утюгом переносишь рисунок на мелованный картон. Ловкость рук, чистота эксперимента и – ни на что не похоже!

А еще Серебренникова делает текстильные броши в японской технике комоно, бусы из обрезков ткани и бисера. Влечет ее и декупаж.

Вот такой неистощимый на выдумку творческий человек живет в Волгограде.



Словарик ВП

Гильоширование – техника рукоделия, включающая отделку ажурным кружевом, аппликациями, вытравку рисунка на шелке. Автором оригинального метода считается россиянка Зинаида Котенкова, сотрудничавшая с модельером Вячеславом Зайцевым и получившая благодарственное письмо от Энне Бурда.

Энкаустика — техника живописи, в которой связующим веществом красок является воск. Живопись выполняется красками в расплавленном виде. В этой технике написаны знаменитые фаюумские портреты (элемент погребальной традиции в Римском Египте I - III веков н. э.), многие раннехристианские иконы.

Декупаж — декоративная техника, заключающаяся в скрупулезном вырезании картинок из различных материалов (дерева, кожи, тканей, бумаги) , которые затем наклеиваются или прикрепляются на различные поверхности. Пик увлечения этой техникой наступил в XVII веке в Венеции, когда в моду вошла мебель, украшенная в духе восточной инкрустации. Мебельщики имитировали дорогой декор, что было значительно дешевле, однако пользовалось не меньшим спросом. Впоследствии это искусство в Италии стало именоваться Arte povera («искусство бедных»).