«Рисую Дон и океан»

Волгоградская художница Ирина Тур о мистике портрета, ирисах-тезках и будущем своей мастерской

У художницы Ирины Тур открылась очередная персональная выставка, которая на этот раз уютно разместилась в картинной галерее города Серафимовича.

«От сердца к сердцу»

– Ирина, почему свою выставку вы повезли в глубинку?

– Темой казачьего края я заболела давно, на пленэре в Алексеевском районе. Я была очарована красотой родной Донской земли и уже тогда решила, что у меня будет большой живописный проект, посвященный сильным и мужественным людям – моим землякам и неброским краскам родной донской земли. Первые мои передвижные выставки, проходившие в Волгограде, Урюпинске, Котово, так и назывались – «Краски казачьего края». Новую выставку я назвала «От сердца к сердцу». На ней представлено более 40 работ: пейзажи, портреты, натюрморты.

– У вас казачьи корни?

– Я родилась в городе Сальске Ростовской области, во мне течет казачья кровь, и я чувствую глубинное родство с этим краем.

– «Мальчик, уснувший в подсолнухах…» Эта картина передает и полуденный зной, и тишину, и родовую память. Вообще, как приходит замысел картины? Этот сюжет вы увидели или придумали?

– Это и реальные впечатления, и одновременно авторская фантазия. Сначала я увидела настоящее золотое поле подсолнухов, залитое летним маревом. Написала этюд. Несколько дней мучилась от ощущения недосказанности. А потом «увидела» недостающий образ – ребенок, уютно заснувший на груди Земли. И картина обрела завершенность.

Архитектурное прошлое

– А люди, которые становятся персонажами ваших портретов? Несколько лет назад вы писали с натуры волгоградских героев, ветеранов войны. Идея вызывает уважение. Коллеги ведь спрашивали, зачем вам это, намекая на конъюнктурность затеи.

– Я неравнодушна к героико-патриотической теме. Могу только ответить, что участники и свидетели войны всегда для меня много значили и вызывали восхищение, гордость.

– Ваше «архитектурное» прошлое сказывается?

– Я действительно окончила Волгоградский государственный инженерно-строительный институт по специальности «архитектура» с красным дипломом. Даже по сопромату у меня была пятерка. Но призвание внесло коррективы в мою судьбу.

– Сопротивление материалу вам не чуждо? Если в переносном смысле?

– Да. Сопротивление обстоятельствам в жизни иногда требуется достаточно серьезное. Эта черта привлекает меня и в других людях.

Мистика портрета

– Почему на волгоградских художественных выставках так редко встречаются портреты? Их что, совсем не пишут?

– А это трудный жанр. Для того чтобы написать хороший портрет, нужно быть еще и психологом. Это довольно редкий дар – способность «оживить» портрет, чтобы в нем, кроме внешнего правдоподобия, было передано внутреннее сходство. В чем-то это мистика.

– У вас есть еще любимый жанр – натюрморт, и чаще всего это цветы ирисы. Потому, что они ваши тезки?

– Отчасти, конечно, так. Ирида – в древнегреческой мифологии крылатая богиня радуги, вестница богов. И однажды в моей мастерской появился огромный букет свежесрезанных ирисов невероятных цветов и оттенков: лимонного, жемчужного, розового. У этого цветка интересная «каллиграфия» лепестков.

Постичь «закон звезды и формулу цветка»

– Есть ли у вас допинг? У меня это кофе. А у вас?

– Встречи с яркими личностями. Путешествия. Книги.

– Вы сформулировали свой творческий принцип фразой Марины Цветаевой и пытаетесь постичь «закон звезды и формулу цветка». Звучит красиво, но не очень понятно.

– Это закон мироздания. Каждый человек, как цветок, как звезда, рождается, расцветает, проходит полный цикл и умирает. В живописи я пытаюсь запечатлеть расцвет жизни, постичь формулу радости и подарить мои открытия неравнодушному зрителю. Когда я пишу цветок ириса, я вижу, как он раскрывается, наливается красотой и тут же начинает увядать, а на следующий день превращается в тлен. Ради чего? Также и человек. Что от него остается? След красоты, души, тепла, вдохновения, мысли? Или это свет далекой звезды? И в этом тайна мироздания и тайна искусства, непостижимая и вечная.

Пройти тропой Ван Гога

На создание живописной серии «Южный берег» Ирину Тур вдохновили путешествия в Черногорию, Италию, Францию, Турцию, Грецию, Португалию.

– Было интересно наблюдать за тем, как на глазах меняется палитра моей живописи, наполняясь цветом бирюзы моря и местным колоритом, – говорит художница. – Мне посчастливилось пройти тропой Ван Гога в Арле, написать гору Сан-Виктуар в Экс-ан-Провансе с того самого плато, где писал ее Сезанн, написать дом Ренуара в Кань-сюр-Мере, прикоснуться к древнейшим мозаикам Равенны, писать яхты в Монако и гондолы в Венеции.