С налетом чеховской мерехлюндии

Василий Богатырев в роли Василия Светловидова
На премьеру в ТЮЗ надо идти особенно тем, кто любит самый классический театр. Желательно идти компанией. И потом, не исключено, разругаться на тему, можно ли так обращаться с классикой. У нового спектакля броское название «Упоенный, счастливый, падаю перед нею на колени». В программке сказано, «по мотивам произведений А. П. Чехова». Несколько его коротких вещей в спектакле объединены в единый сюжет. Обозреватель «ВП» Юлия ГРЕЧУХИНА расскажет, как встретили премьеру зрители.

На самом деле он про то, как провинциальные артисты дореволюционной антрепризы пытаются играть Чехова, а в перерывах пьют водку, закусывают, произносят речи, выясняют отношения, говорят и о деньгах, и о славе. И о жизни. И о смерти. От серьезного до смешного один шаг, и наоборот. Актеры и режиссер Альберт Авходеев «упоенно и счастливо» разыграли нас, спародировали себя самих, балансируя на тонкой грани между фарсом и высокой трагедией.

Актеры и режиссер Альберт Авходеев «упоенно и счастливо» разыграли нас, спародировали себя самих, балансируя на тонкой грани между фарсом и высокой трагедией. Артисты играют практически самих себя – тоже артистов, но, правда, частного театра середины ХIХ века. К юбилею ведущего актера Василия Васильевича Светловидова они приготовили бенефисный спектакль в его честь.

Поэтому внутри постановки прячется еще один спектакль. В нем можно опознать хрестоматийный чеховский водевиль «Медведь». Но он переложен на рифмованные куплеты (!). И поют их под громкие подсказки Суфлера. Ведь запинающийся Светловидов (его великолепно изобразил заслуженный артист России Василий Богатырев) в роли Медведя-помещика Смирнова мучается от жестокого похмелья. Вместо чеховского прелестного интеллигентного юмора («Пять лет не влюблялся, дал себе зарок, и вдруг втюрился…», «кисея, эфир, полубогиня – обыкновеннейший крокодил!») мы услышали что-то эстрадно-попсовое. Такова жизнь! Искусство пало, погрязло в копейках, актеры месяцами жалованье не получают, стенает за кулисами антрепренер.

Все, что происходит со Светоловидом до и после его бенефиса, стало основой фабулы спектакля. Во втором акте сидевшая рядом со мной незнакомая женщина практически рыдала у меня на плече, так ей жалко было старого комика, отдавшего всю жизнь без остатка Его величеству театру. И были произнесены фразы, актуальные и поныне, которые вызвали отклик и окончательно прояснили, зачем Альберт Авходеев придумал эту сложную конструкцию «о несчастных и счастливых, о добре и зле. О лютой ненависти и святой любви».

Но нет. «Не нужно плакать... Где искусство, где талант, там нет ни старости, ни одиночества, ни болезней, и сама смерть вполовину...»

DNG

Поделиться в соцсетях