Сергей Калашников: «Перед каждой лекцией я искренне удивляюсь, что зал вновь полный и не хватило сидячих мест»

  • Сергей Калашников: «Перед каждой лекцией я искренне удивляюсь, что зал вновь полный и не хватило сидячих мест»
  • Сергей Калашников: «Перед каждой лекцией я искренне удивляюсь, что зал вновь полный и не хватило сидячих мест»
Доцент ВолГУ, преподаватель русской литературы Сергей Борисович Калашников организовал в Волгограде просветительский проект «ЛИТЕРА-TERRA», который позволяет всем желающим прослушать открытые лекции по гуманитарным дисциплинам. Корреспондент «ВП» Марина Толкаченко решила выяснить, насколько интересен волгоградцам такой формат «интеллектуального досуга» и зачем преподаватели «идут в народ» бесплатно читать лекции.

– Какова цель проекта «ЛИТЕРА-TERRA»? Как он возник?

– Название само говорит за себя: «литера» – буква, «терра» – земля, территория. Получается «территория букв», чем, собственно, литература и является. Территория смыслов, которые создаются буквами, – примерно такое ассоциативное поле. Название пришло в голову мне, а логотип сделала художница – знакомая Ольги Михайловны Маруги, которая четыре года назад была заведующей культурно-просветительским сектором в библиотеке им. Горького. Как-то в совершенно неофициальной ситуации Ольга Михайловна спросила меня, даже, скорее, с вызовом предложила: «А не могли бы мы какой-нибудь цикл лекций организовать?» Эта спонтанная мысль мне понравилась. Так, собственно, «ЛИТЕРА-TERRA» и началась четыре года назад. А жанровое определение «просветительский проект» уже потом придумали – для отчетности всякой.

– Кто приходит на ваши лекции, кому они интересны в первую очередь? Это постоянная аудитория или случайные люди?

– Перед каждой лекцией я искренне изумляюсь тому, что зал вновь заполнился, а некоторым слушателям даже не хватило сидячих мест. Есть постоянные слушатели, лица которых я помню с первого цикла. Так сложилось, что у них даже места постоянные есть. А с некоторыми мы за четыре года даже стали друзьями, на улице останавливаемся, разговариваем. А вообще в зале оказываются люди, пожалуй, всех возрастных категорий и социальных статусов: от бизнесмена до пенсионера, от школьника до профессора. На последней лекции даже пятилетний мальчик был – и слушал стоя! Некоторые молодые люди водят на эти лекции своих девушек – ну как на свидание, совмещенное с культурной программой, сходить, понимаете? Кто-то в боулинг, кто-то в кино, а эти – в «Горьковку»!

– Может потому что у вас вход бесплатный? В Волгограде, кстати, есть и другие просветительские проекты, но строго по билетам. А у вас почему такая «благотворительность»?

– Для меня этот проект – в первую очередь способ «проговорить» материал, который в другой аудитории – студенческой или школьной – не вписывается в программу, определенную разными министерствами. Я говорю о том, что мне интересно в данный момент. Иногда специально ставлю себе задачу, на выполнение которой при обычных обстоятельствах вряд ли отважился бы. Поэтому это не коммерческий проект, а мой личный. Почти все мои лекции, прошедшие в «ЛИТЕРА-TERRA», нигде и никогда до этого не читались. Более того, многие из них для меня являются импровизациями в рамках анонсированной темы.

– Насколько отличается формат общения со слушателями во время лекции студентам и в рамках «ЛИТЕРА-TERRA»?

– Учебный процесс, как я уже сказал, строго регламентирован, он не предполагает долгой «обратной связи» с аудиторией. В формате «ЛИТЕРА-TERRA» напротив, общение очень гибкое. Вообще, для меня самая интересная часть выступления – это именно вопросы из зала. Я не люблю монологическую форму говорения, мне гораздо приятнее форма беседы, разговора. Плюс, конечно, эффект неожиданности от задаваемых вопросов. Так что обычно мое личное «моральное удовольствие» начинается, что называется, «под занавес». Выражаясь словами небезызвестного персонажа, «легкость в мыслях возникает необыкновенная».

– Какова ваша миссия? Иными словами: для чего вы это делаете?

– Я не миссионер, хотя мне не раз приходила в голову мысль о том, что рассуждения о литературе в чем-то сродни проповеди. Никого не пытаюсь «обратить в свою веру» и даже просто просветить. Я даже не могу сказать, что пытаюсь создать некую интеллектуальную среду – ничего подобного не было ни в начале проекта, ни тем более сейчас. Просто рассказываю людям о том, что мне интересно.

– Образ какого героя русской литературы вы могли бы примерить на себя?

– Никакого! Скорее, я мог бы примерить на себя образ того или иного автора. Как правило, это тот писатель, о котором я говорю на очередной лекции. Если она о Лермонтове, то, чтобы его понять, нужно думать, как Лермонтов. Если о Достоевском – значит, как Достоевский.

– Как вы можете оценить общий культурный уровень Волгограда и области?

– Оставляет желать лучшего. В культурном плане мы всегда были и будем оставаться провинцией, потому что для культуры нужна более плотная смысловая среда – в виде памятников архитектуры, живописи, музыки, живых носителей этой самой культуры. Их должны быть не единицы, как в нашем городе. Только В. Ковалем и Б. Екимовым культурный уровень не создать. И даже «интеллектуальных сред» для этого мало. Культура – не предмет и не отдельный человек или даже группа лиц, а накопительный процесс. В этом смысле Волгоград – город, которому еще только предстоит родиться.

– Сейчас у нас в обществе масса проблем – экономический кризис, безработица, коррупция, цены растут, дороги плохие… А вы на фоне этой апокалиптической картины читаете лекции по литературе. Не выглядит ли это так, будто вы хотите накормить людей пирожными, в то время как они нуждаются в хлебе?

– Начнем с того, что картина еще не апокалиптическая, слухи об этом явно преувеличены: у нас нет мора, кровавые реки из берегов не выходят. А в остальном наше время мало чем отличается от эпохи, например, возникновения христианства или XIX века: по сути ничего не изменилось. И тогда был экономический кризис, и безработица, и коррупция. Само собой, и дороги были никудышние. Без последних двух признаков Россию вообще представить невозможно! Так что на самом деле в этом я вижу как раз проявление стабильности. «Пирожными» людей кормят шоумены и Вера Полозкова. Причем канцерогенными пирожными. Чтобы жить, человеку не только хлеб нужен. Сказано ведь: «Не хлебом единым…» Человеку нужна идея, которая определяла бы смысл его существования, указывала бы направление, в котором он должен двигаться. По-моему, русская литература – не самый плохой пример этой идеи.

Поделиться в соцсетях