Светлана Дружинина: "Гардемарины – это я"

  • Светлана Дружинина: "Гардемарины – это я"
  • Светлана Дружинина: "Гардемарины – это я"
  • Светлана Дружинина: "Гардемарины – это я"
  • Светлана Дружинина: "Гардемарины – это я"
«Мне скоро 77 лет», – с достоинством говорит о себе Светлана Дружинина, сухопарая, элегантная, удивительно энергичная дама. Ну кто же не помнит ее бойкую Ларису в старом черно-белом фильме «Дело было в Пенькове»? А дивная Анфиса в «Девчатах»? И кто не знает, что Дружинина – мама «Гардемаринов»? В Волгоград она привезла свою новую картину «Охота на принцессу» из киносаги «Тайны дворцовых переворотов». В общении гостья сразила откровенностью.

О роли женщины в истории

В галантном, полном интриг 18-м веке Россией правили пять блистательных императриц. Представляете, каков мой искус? Женщина на троне имеет возможность выбрать того мужчину, кого она пожелает. И все авантюристы Европы начали охоту за российским троном, потому что можно было войти в пыльных ботфортах в будуар, а выйти оттуда в лаковых башмаках с бриллиантовыми пряжками.

История развивается витками. Все повторяется. Меняются мода, социум, язык. Но неизменна лишь природа человеческая. Постоянные величины в мире – мужчина и женщина. В основе цивилизации лежат библейские законы.

Фильм «Охота на принцессу» – об Анне Леопольдовне, племяннице бездетной русской императрицы Анны Иоанновны, на которую последняя возлагает обязательство родить будущего наследника престола. Сценарий писался на Лизу Боярскую, но она, как я шучу, «пошла по рукам». В результате роль сыграла 18-летняя студентка МГИМО Снежана Полежаева.

Я следовала документам, собранным видным отечественным историографом и философом 19-го века Сергеем Соловьевым. А вот «подтертые» места прошлого – вожделенный материал для авторов исторического кино. Всегда интересно, что хотели скрыть от нас, потомков.

О супружеской дипломатии

Все удивляются, как это муж у меня в подчинении столько лет. Мы познакомились с ним, когда он учился на втором курсе операторского факультета, а я уже играла в кино. Я была капитаном женской сборной ВГИКа по волейболу, он – мужской. Нас так и прозвали "два капитана". У нас скоро 55-летие совместной жизни.

Причина наших резких разногласий – творчество. Мы не можем иногда договориться, хлопаем дверью и разбегаемся, но никогда он не сделает больно мне, а я – ему.

Он талантливый, уникальный, обаятельный. И заслуженный, и народный, и снял много прекрасных фильмов, например «Чучело», «Большая перемена». Но на съемочной площадке, когда мне надо что-то «велеть» мужу-оператору, я подсылаю к нему второго режиссера. И если мне что-то не нравится, тоже не заявляю об этом громогласно, а позову помощников.

Вообще любовь для меня – не слова, а поступки. У нас в семье никто не претендует на первенство, иначе мы бы не прожили вместе столько лет. У нас талантливый сын Михаил Мукасей, тоже оператор. А главными в семье стали наши внуки.

Дом, дети и мужики зависят от женщины. Женщина делает мужчину. Если он неухоженный, ненакормленный, с нечищенными ботинками – значит, несчастный.

Можно ссориться. Но никогда нельзя оскорблять. Следую ли в своей семейной жизни этому принципу? Да.

О бесплатных артистах

Я всегда хотела быть самостоятельным человеком. Мне ведь было семнадцать лет, когда впервые попала на съемочную площадку. Я сразу влюбилась в режиссерскую работу, но хватило ума понять, что в семнадцать лет режиссерами не становятся. Окончив актерский факультет ВГИКа, я честно оттрубила три года, а затем, покинув своих коллег, сознательно поступила на режиссуру. В шестьдесят девятом году с отличием окончила режиссерский факультет. Первый фильм, «Исполнение желаний» по Каверину, вышел в 1973-м.

…Дайте мне денег и возможность работать на уровне западного кинопроизводства, и я и сегодня сделаю такие фильмы, от которых нельзя будет оттянуть нашу молодежь. Сейчас актеры у меня снимаются бесплатно – Саша Лазарев-младший, конечно, Дима Харатьян, Сашка Домогаров. Кристина Орбакайте, возможно, будет сниматься в очередных сериях цикла. Выручают и хорошие отношения с музеями, которые тоже помогают нам безвозмездно.

Долг платежом красен. Вы сделали добро когда-то людям, многие годы пройдут – и вам ответят тем же самым. Это завершение нашего начала: что посеешь, то и пожнешь.


О щемящем слове "Арчеда"

В Арчеду, вы знаете о чем я говорю, в городок этот под Сталинградом, нас с мамой-учительницей забросила война. Смыкалось фашистское кольцо. Все местные мужики сбежали, оставили трех женщин-москалек с детьми. Маме пришлось работать на электростанции, которая давала ток на элеватор.

Каждое утро немцы со свойственной им пунктуальностью бомбили электростанцию и элеватор. По утрам я видела, как на горизонте появлялась черная полоса, она приближалась, расширялась. Можно было уже различить отдельные самолеты-крестики. Потом из них сыпались какие-то горошинки вокруг того места, где была моя мама. И шли черные клубы дыма.

Мама оставляла меня одну на втором этаже пустого дома. Был холодный октябрь, и углы дома были уже ледяными. Она забрасывала меня одеялами, подушками, коврами. А к руке привязывала резиновую бирку, как в роддомах: имя, фамилия, откуда. Чтобы знали, если что случится, кто я есть.

Все-таки однажды я убежала к маме на электростанцию. Колотила слабыми кулачками в дверь и не могла достучаться, моего стука не было слышно в окружающем грохоте. Мама случайно, по наитию открыла дверь. После этого мы с ней не расставались. Она забирала меня на свое дежурство.

На электростанции был земляной пол, и мама мне говорила: «Видишь, я копаю ямку. Если что, здесь мой паспорт, твоя метрика и мой партийный билет. Я присыпаю их землей. Иди, потопай ножками». Я притоптывала, мне это очень нравилось.

Потом меня и маму отправили дальше в эвакуацию – трех баб и четверых детей на тощей лошади. Ночью в степи лошадь встала. Вокруг выли волки. Чтобы они нас не сожрали, нас, детей, завернули валетом в ковер. А женщины сожгли в ту ночь все, что могло гореть. Это удивительно, но все, кто ночевал тогда в степи, выжили.

Вот почему я сейчас хочу съездить в Арчеду и в Михайловку. В те места, где начинался мой характер.

О девочке из Марьиной Рощи


Потом мы с мамой вернулись в Москву. Наша комната оказалась занята. Мы долго скитались по разным углам, нигде не останавливаясь дольше, чем на одну ночь. Но комнату маме удалось все же отвоевать – темную, холодную, окна были забиты фанерой. Хозяин, съезжая, выбил все стекла из мести. Но мне было все равно, потому что была мама и была школа, можно было писать и рисовать. Мама писала мне записочки в стихах на широких полях газеты «Правда». А я пыталась ей отвечать тоже в стихах. Наверное, это и было развитием творческих способностей.

У нас было два карандаша – красный и чернильный. Чернильный точился с величайшей аккуратностью, и все крошечки от него я тщательно собирала в чернильницу-непроливайку, которую в авоське вместе с тетрадями и учебниками носила в школу. В третьем классе училась в третью смену с шести часов вечера. Жили мы в Марьиной Роще. Атмосферу этого места прекрасно передал Станислав Говорухин в фильме "Место встречи изменить нельзя".

До школы по темнотище нужно было идти целую остановку. Я ждала на углу, когда появится светящийся звенящий трамвай. И когда он выезжал, бежала впереди него между рельсами. Вагоновожатая грозила мне кулаком, но она все понимала.

Об астрологии без иронии

Я без иронии отношусь к знакам Зодиака, особенно после разговоров с серьезными учеными в Дубне. Не случайно эта информация копилась тысячелетиями. Астрологический знак – доминанта нашего зачатия. Потом уже вступают гены, воспитание. Я Стрелец и еще Кабан – фантастическое совпадение, которое терзает меня с рождения. Стрелец – полный знак двенадцатого месяца года. Кабан – полный знак двенадцатилетнего цикла.

Многие совпадения лично для меня стали очевидны после знакомства с Сергеем Бондарчуком, тоже Стрельцом. Например, очень люблю сидеть в автомобиле на переднем сиденье, мне нужно смотреть вперед, я так отдыхаю – как в полете стрелы. Но не надо зацикливаться на гороскопах, копаться в них, все должно быть в меру.

О том, как держать себя в форме

В детстве я занималась в цирковом училище. Моя первая профессия – балет. В хореографическом классе при Большом театре Марис Лиепа был моим первым партнером. Володя Васильев и Катя Максимова учились на курс младше, нам приходилось участвовать в одних и тех же спектаклях. Эта жестокая профессия заставляла нас так питаться, чтобы можно было влезть в балетную пачку. Балерины Императорского театра говорили, что на ночь нужно положить в стакан чайную ложку меда. Причем ложку взять обязательно серебряную. Залить это водой и выжать туда пол-лимона. Я и сейчас вожу с собой серебряную ложку из набора, который был мне подарен на свадьбу, и маленькую баночку меда. Люблю бассейн, баню.

О продолжении «Гардемаринов»

И сегодня можно было бы найти трех молодых людей, которые могли бы стать героями новых «Гардемаринов». Россия не оскудела талантами, уникальными сердцами и душами. Я очень люблю все эти интеллектуальные передачи на телевидении, наслаждаюсь, глядя на соревнующихся юных умников и умниц. Тут я непреклонный оптимист. Не может не быть наша страна с такой уникальной природой, культурой, народом, с ее православной верой, закладывающей в национальный характер жертвенность.

Но ремейк «Гардемаринов» я не позволю сделать никому и никогда. Никто не сможет сделать их, кроме Дружининой. Не потому, что она хорошая, а потому, что она такая. «Гардемарины» – это моя сущность, мой эмоциональный накал, мое желание, чтобы в жизни было вот так: все любили друг друга, сражались и побеждали. И сейчас фильм востребован. Недаром его будет показывать "Первый канал" во время новогодних каникул.

Досье

Светлана Сергеевна Дружинина (род. 16 декабря 1935 года , Москва ) — советская и российская актриса, режиссер, сценарист. Заслуженный деятель искусств РСФСР, академик Петровской академии наук и искусства. Народная артистка РФ . Муж — кинооператор Анатолий Мукасей , его родители — советские разведчики-нелегалы Михаил (1907—2008) и Елизавета Мукасей (1912—2009). Сын — кинооператор.

Поделиться в соцсетях