Святослав Мурунов: «Волгоград пока еще «спящий» город»

Известный урбанист Святослав Мурунов провел в Волгограде образовательный семинар и открытую лекцию, собравшую неравнодушных горожан.

В России этот специалист известен своими работами по брендингу территорий в Казани, Сочи, Саратове, Саранске, Петербурге, Орле, Ярославле, Калуге, Пензе. Мы спросили, что он думает об особенностях Волгограда.
Волгограду не хватает диалога
– Ваши впечатления о нашем городе – хотя бы в первом приближении?
– Я был здесь несколько раз – и достаточно давно, и совсем недавно, с экспедицией по Волге. Знаю историю Волгограда. Общаясь с вашими городскими активистами, могу судить о социальных процессах, которые тут происходят. Впечатление от города сложное, многослойное. Ему явно пока не хватает диалога. Есть достаточно сильный бизнес, это видно хотя бы по тому, где и какие новостройки появляются. Есть сложная индустриальная история с брошенными промзонами, которые каким то образом переосмысляются. При этом сразу бросается в глаза, что город обладает полным набором социально-экономических проблем.

– Исходя из каких внешних признаков вы сделали такой вывод?

– Это сразу считывается с буферных мест – вокзал, автовокзал, аэропорт – по тому, какие сценарии там происходят. В этом плане Волгоград – еще спящий город. Хотя в аэропорту висит табличка «Приветствуем участников будущего чемпионата», внешним антуражем пока все и заканчивается. Я прилетел ночью и видел людей, которые собирались ночевать на лавочке около аэропорта, потому что до дома добраться не могут, а денег на такси нет. И рядом грызущиеся таксисты, которые согласны везти этих несчастных двадцать километров до центра за тысячу рублей.

– Но все это можно исправить, и к чемпионату мира это будет другой аэропорт…

– Не сомневаюсь. Но это ведь частность, а перемены нужны коренные. В головах нужны перемены. Мне запомнилась фраза, сказанная кем то из волгоградцев: «Из-за того, что здесь река делает резкий поворот на 90 градусов, мы друг с другом не можем договориться». Город противоречивый, потому что ему не хватает прежде всего широкой общественной дискуссии. Причем дело даже не в ее наличии, а в ее качестве.
Переименование
проблемы не решит
– Идут споры о переименовании Волгограда, возвращении ему прежнего имени «Сталинград». Есть в этом смысл, как вы полагаете?
– В городе есть определенный запрос на идентичность, но, к сожалению, он проявляется только в попытке вернуть старый культурный код. Это говорит о том, что творческие личности, городские сообщества не включены в городскую повестку. Иначе дискуссия шла бы совсем по-другому. Великую историю Сталинграда можно проявить через художественный фильм, через какую-то выставку, через крупные мемориальные мероприятия, но уж никак не через переименование сложного города-миллионника. Да и стоит задуматься, кто предлагает это переименование? С какой целью?

– Одна из мотивировок – весь мир знает Сталинград, а не Волгоград.

– Вам хочется динамики, развития, внешнего проявления того, что Волгоград меняется. Но переименовать город – это путь наименьшего сопротивления. Нужно думать о том, что мы можем предложить миру сейчас. Даже в уникальном речном порту с действительно уникальным архитектурным сооружением стены оттегированы надписью «Туалет находится в здании администрации». Сооружение недоиспользовано с точки зрения речного транспорта, недозагружено как общественное пространство, деградирует. То есть даже реальный туристический артефакт, который мог бы включать много функций, не живет или живет не до конца. Чтобы загрузить его, нужны сомасштабные ему процессы.
Нельзя оставаться
«городом Мамаева кургана»
– Противники переименования говорят об «усталости» от военной истории и тяжелого прошлого. Мол, мы слишком на этой теме зациклились. Вы тоже так считаете?

– Мне кажется, проблема в том, что вы эмоцио­нально цепляетесь за серьезные и действительно важные явления, когда Волгоград был городом мирового значения. Ведь перед Великой Отечественной войной Сталинград знал весь мир, его ставили в один ряд со столичными городами. А что нового возникло сейчас? Я не знаю ни одного современного художника из Волгограда, ни одного современного писателя из Волгограда, ни одного изобретателя из Волгограда. Даже локального бренда из Волгограда, который бы стал федеральным. Вполне возможно, они есть, но я их не знаю, это проблема позиционирования, коммуникации.

– Один из мощных визуальных символов Волгограда – главная высота России, Мамаев курган.

– Нужно понять для себя – это туристическое пространство, где проходят неординарные культурные события, или это просто памятник, которым он был и тридцать лет назад? Если мы говорим о туризме, тогда какой это туризм? При­й­
­ти, сфотографировать, купить сувениры и уйти? Мамаев курган стал чем-то новым в городе? В этом плане вам сложнее всего, потому что у вас есть этот один огромный, великий артефакт, по сравнению с которым все остальные просто маленькие. Волгограду нельзя вечно оставаться «городом Мамаева кургана», иначе он просто перестанет развиваться.

– Что же можно предпринять для изменения ситуации?

– Ничего нельзя изменить извне, поиск для Волгограда нового смысла, содержания – результат сложной коллективной деятельности. Только при взаимодействии предпринимателей, администрации, творческих активистов вы можете «родить» что-то еще. Город – это сложный феномен со своим архитектурным рельефом, социальной идентичностью (известные люди, городские сообщества и даже городские сумасшедшие), культурными кодами (были, легенды, мифы, обычаи, символы). Нужно запускать процессы, которые помогут людям стать активными. Городские активисты, на мой взгляд, – ценность любой территории. Если в городе есть эксперты и развитые сообщества, они могут взять на себя роль медиаторов, переговорщиков с властью, социальных проектировщиков. Этим и нужно заниматься в первую очередь.

Фото penza.ru

DNG