Тайны солдатских медальонов

Более тысячи имен без вести пропавших бойцов восстановили волгоградские поисковики. Потные, покрытые пылью лица и акры перекопанной земли – так проходит летняя Вахта памяти для бойцов поисковых отрядов. Финал – торжественное захоронение без вести пропавших солдат и офицеров Советской армии. Те, что найдены без солдатских медальонов, навсегда останутся безымянными. Но если посчастливится найти черный пенальчик величиной с два наперстка – есть шанс обнаружить там записку с именем и разыскать близких, уже потерявших надежду.

Ушли в последний бой

Валентина Куликова в дрожащей руке держит записку. В ней написано – "сапер Николай Белков". Из базы данных Вооруженных сил России стало известно, что этот солдат родом из Ярославской области. По запросу военкоматов бойцы из отряда Алексея Бормотова сразу нашли его родных. Санитарную могилу, в которой вместе с Николаем было похоронено еще 200 бойцов, обнаружили при строительстве дачи под Волгоградом. Скорее всего, Николай Белков умер в плену – позже поисковики установят, что неподалеку был концентрационный лагерь. Валентина Куликова – дочь погибшего солдата. Когда отца видела в последний раз, ей было всего два года, сегодня уже 73…

– Когда его провожали на войну, их повезли на пароходе в Сталинград, – из глаз Валентины непрерывно текут слезы. – И последнее письмо пришло, что «самолеты летают как мухи, не знаю – выживу или нет».

Эту историю ветеран поискового движения Алексей Бормотов вспоминает часто. На похороны приехали три поколения бойца – дочь, внуки и правнуки.

– Они теперь с гордостью могут говорить, что их дед защищал Сталинград, – говорит Алексей. – То, что он умер в концлагере, только предположение. Но если и так, никакого позора нет, мы знаем, сколько бойцов попадали в окружение. Винтовка Мосина против немецкого автомата…

Но бывает и так, что родственники забирают останки, чтобы похоронить солдата на родной земле. Так случилось с уроженцем Алтайского края Козьмой Романовым – первым в их роду, погибшим на войне. Домой, на Алтай, мужчины их семьи всегда возвращались живыми.

– Родственники Козьмы до сих пор нам пишут благодарственные письма, – вспоминает руководитель поискового отряда «Надежда» Галина Орешкина. – Его дочь рассказывала, что когда отец умирал, завещал: «...оставьте рядом со мной место, мой сын Козьма придет ко мне». И он пришел на родовое кладбище спустя 72 года, мы его нашли!

В полях под Россошкой

Истории возвращения шестого сына семьи Романовых на родовое кладбище определил солдатский медальон, найденный поисковиками в полях под Россошкой. Этот момент всегда большая радость и удача. На крик «Медальон!» сбегаются все бойцы отряда, и в полной тишине счастливчик, обнаруживший находку, медленно открывает пенал…

– Первые медальоны были сделаны из жести в виде плоской коробочки размером 50х33х4 мм с тесьмой для ношения на груди, – поясняет Алексей Бормотов. – В него вкладывался специальный бланк из пергамента, изготовленный типографским способом. Очень часто бланки печатали на обычной газетной бумаге. При использовании такого типа медальона, в ходе боевых действий, выяснилось, что медальон негерметичен и пергаментный листок быстро приходит в негодность. В 1937 г. он был снят с довольствия армии.

В 1941 году так называемый «смертник» был сделан из эбонита и туда закладывалась скрученная в трубочку записка с именем бойца, местом рождения и датой призыва, номером части, где он служил. Многие таких записок не оставляли, а хранили в циллиндрике иголки или мелкие гвозди для ботинок. Считалось плохой приметой идти в бой со «смертником» и от них иногда просто избавлялись. С ноября 1942-го их больше не выдавали. Поводом была секретность дислокации частей.

– У нас было так, что находим медальон, и рядом – два безымянных бойца, – вспоминает Орешкина. – Устанавливаем, что один из них десантник. Цепляемся за любую ниточку – удается выяснить, что на этой высоте группа бойцов была послана на выполнение особого задания, с которого никто не вернулся. Списки участников операции в военкомате есть, и на братской могиле появляются их имена.

Самым большим разочарованием для поисковиков становятся моменты, когда медальон пуст, но иногда солдатские имена открываются совсем неожиданно. Недавно в Тракторозаводском районе Волгограда обнаружили бесценную находку: бойцы, похоронив своих товарищей, оставили записку с их именами в обычной бутылке. Ее нашли через 72 года! Двое из этого списка оказались уроженцами Сталинградской области. Красноармеец Алексей Боченин – из села Кондаль Руднянского района, Михаил Сказкоподателев – из села Новоникольское ныне Быковского района. Автор записки лейтенант Николай Числов, предположительно тоже сталинградский, погиб в 1944 году в Литве в звании капитана. Поисковики установили место захоронения и теперь с наступлением весны им предстоит найти и перезахоронить павших.

– По нашим данным, это пойма реки Мечетка, – говорит Орешкина. – Мы их найдем обязательно, ведь у волгоградцев на уровне ДНК чувство скорби, вины какой-то перед погибшими, которых не перезахорошили.

Их поиск не заканчивается раскопками. Более того, по окончании полевого сезона Вахты памяти начинается основная работа – переписка с военкоматом, уточнение данных. Они назубок знают номера всех подразделений и частей, воевавших под Сталинградом. Поисковики-ветераны спешат передать свой опыт и знания молодым.

DNG