Тутта Ларсен: «В детстве меня не учили быть женщиной»

Тутта Ларсен: «В детстве меня не учили быть женщиной»
Далеко не все знают, что она не иностранка, и вне работы является не Туттой Ларсен, а Татьяной Романенко. Знаменитая телеведущая привыкла добиваться всего своим трудом и никогда не откладывала важных дел на потом. Сразу по окончании школы уехала из Донецкой области покорять Москву. Еще будучи студенткой, начала карьеру на ТВ. И очень рано вышла замуж. Позже Тутта неоднократно признавалась, что личная жизнь для нее складывалась гораздо сложнее, чем работа и карьерный рост. О главных моментах своей жизни телеведущая рассказала в интервью корреспонденту "ВП" Адилю ЗОДОРОВУ.

«Я поняла, что надела латы»

– Карьеру телеведущей вы начали уже на третьем курсе и сразу стали Туттой Ларсен. Псевдоним – это потребность отделить себя настоящую от себя телевизионной?

– Сначала мне просто хотелось иметь забавное имя. А потом я поняла, что надела латы, которые защищают вот эту хрупкую, нежную Таню. Тутта и Таня – они совершенно разные. Тутта – абсолютно позитивная фигура, у нее нет проблем, она ничего не боится и ни о чем не сожалеет. А у Тани масса проблем. Надо сказать, в какой-то момент Тутта перевесила Таню – больше сил было вложено в этот образ, чем в реальность. А реальность эта была довольно ужасная. Я была очень несчастна в личной жизни.

– У Тутты и Тани были схожие вкусы относительно мужчин?

– И Тутте, и Тане нравились творческие мужчины, с которыми было весело, которые давали некий эксклюзив в жизни. Выбирала всегда Таня. Самая сексуальная вещь на свете – это доверие. Мне было важно, чтобы они видели за Туттой Таню.

– Вы вышли замуж впервые в 18 лет. Зачем вам был нужен такой ранний брак?

– Меня никогда не интересовали случайные отношения, флирт, «секс, как спорт». Со всеми мужчинами, с которыми я встречалась, мне хотелось, чтобы это было раз и навсегда. Максим – москвич, он меня спас буквально, когда забрал из общаги в нормальную семью. У него потрясающие родители, которые приняли меня, как родную. Родители захотели, чтобы мы оформили наши отношения официально. Мы прожили вместе 8 лет.

«Бог пришел в мою жизнь»

– Вы забеременели в конце вашего брака. Это была попытка спасти семью?

– Да. Попытка начать сначала наши отношения. Мы жили в виртуальной реальности, я была Туттой Ларсен, он был рок-звездой на сцене, и вдруг в нашей жизни появилась реальность в виде ребенка, и мы не смогли ее принять.

– Как вы узнали о том, что у ребенка нет шансов?

– Это была очень сложная история. Я наблюдалась в очень крутой клинике и не могла понять, почему меня все время водят на УЗИ. Каждый день какие-то люди собираются, шепчутся, и мне никто ничего не говорит. Меня это достало, я пошла к знакомому врачу в обычную женскую консультацию. Там мне сказали, что у плода несовместимость с жизнью, порок сердца. Я на 31-й неделе первый раз об этом слышала. Беременность была искусственно прервана по медицинским показаниям. В моей ситуации на это накладываются сложные отношения с мужем, его неверность. Мне было очень больно. После родов у меня случился какой-то коллапс с организмом, и год я находилась на грани жизни и смерти.

– Это было перерождение?

– Да. Бог пришел в мою жизнь. Пришло осознание того, что я не одна. Видимо, есть ситуации, в которых мы не должны находиться, но мы продолжаем упорно за них цепляться, и не остается ничего другого, как насильно выключить кнопку, чтобы перезагрузить систему. Потеря ребенка и последующая болезнь – это самое мощное, что случилось в моей жизни с точки зрения формирования личности.

«Важно осознать, что ты – женщина»

– Через какое время у вас появилась новая любовь?

– Когда стало ясно, что я одинокая женщина, выстроилась очередь из моих мужиков, которых я считала друзьями. Но мои отношения завязались с человеком со стороны. Он был моложе меня на четыре года, вел ужасно богемный образ жизни, был совершенно из другого мира. Мы были вместе четыре с половиной счастливейших года. Сейчас общаемся, дружим, это единственный мужчина в моей жизни, с которым мы расстались на равных, не разбив друг другу сердце. Потом я встретила папу Луки. Я очень хотела от него ребенка, даже не знаю, почему. Мне было важно, чтобы ребенок родился в официальном браке, чтобы у него был отец. Но все получилось иначе.

– Если бы Тутта Ларсен не прошла все эти испытания, она обратила бы внимание на студента из Саратова?

– Луке было два года, я вела телевизионный проект, а Валерий участвовал в нем как конкурсант. Ему было 23 года, а мне 33. Я проходила мимо и увидела его глаза невероятно красивого голубого цвета, у меня перехватило дыхание.

– То, что он был моложе, не имел такого жизненного опыта, не построил пока карьеру, вас не смущало?

– Только до первого поцелуя. Я до последнего момента считала, что ничего не будет. Думала, что все контролирую, и мне это не нужно. Он просто победил – пришел и взял. В нем такая мужская харизма или казачья кровь, не знаю. Но такого поцелуя у меня никогда не было…

– Вы как-то сказали, что ни семья ваших родителей, ни те семьи, которые вас окружали в детстве, не могут быть для вас примером. Что было несовершенного в этих браках?

– В нашей семье женщины всегда брали на себя лидирующую роль. И от этого потом сильно страдали. Я сейчас это поняла. Установки, которые давались мне в детстве, что надо состояться как личность, реализоваться в обществе, в профессии – это важно, но мне никто не говорил, что я, в первую очередь, должна стать женой и матерью, потому что я – женщина.

DNG

Поделиться в соцсетях