У кого в Волгограде самый красивый почерк?

Для чего нужно уметь красиво писать, что такое каллиграфия и почему это древнее искусство популярно в наше время? Сегодня в гостях у «Волгоградки» художница, дизайнер, участница арт-проектов Анастасия Ульяненко. С недавнего времени она много работает в каллиграфии. Как оказалось, искусство красивого почерка сегодня востребовано в самых неожиданных сферах

«Пишу на всем, кроме воздуха и воды!»

– Анастасия, в современном мире простое умение писать от руки, кажется, все больше уходит на второй план. А каллиграфия и вовсе – древнее искусство. Неужели оно востребовано в эпоху компьютеров и оргтехники? Кем, для чего?

– Каллиграфия сейчас в моде, это факт. Она востребована в рекламе, в оформлении интерьеров магазинов и кафе – меловые доски, леттеринг на стеклах, зеркалах. Свадебная каллиграфия последние несколько лет очень популярна. Считается престижным заказать у каллиграфа не только приглашения, но и карточки с именами гостей и меню.

– Отчего так?

– Я думаю, что в эру стремительного развития цифровых технологий опять появляется желание созерцать что-то рукотворное, настоящее, выполненное профессионалом. Кстати, забыла добавить, что каллиграфия сейчас востребована и в среде любителей татуировок.

– Интересно… а самый неожиданный предмет для рисования у вас есть?

– Я рисую парафиновыми свечками на акварельной бумаге! Сверху пишу акварелью, а с сухого листа потом снимаю парафин лезвием. Остаются белые пятна, линии или штрихи. Лезвием я тоже рисую, держу его так, чтобы оно снимало только очень тонкий слой краски (если мне нужно сделать участок посветлее), или могу сделать блик, срезав верхний слой бумаги, пропитанный краской.

– Вы о себе говорите, что пишете на всем, кроме воздуха и воды. А на чем вы еще рисуете, кроме бумаги?

– Я, конечно, иронизирую, когда так говорю. Это девиз одной крупной полиграфической компании: «Мы печатаем на всем, кроме воздуха и воды». В современном мире это действительно так, у полиграфии огромные возможности. Но и перед каллиграфом появляются новые задачи и новые инструменты.

– Например, какие?

– Приходится писать на деревянных досках, срезах пней, листьях деревьев, меловых досках, стеклах, зеркалах, стенах в интерьере. Современные инструменты позволяют легко справляться с такими задачами.

«В школе у меня был ужасный почерк!»

– Осмелюсь предположить, что в школе учителя никогда не ругали вас за плохой почерк.

– У меня некрасивый «бытовой» почерк! В школе меня не ругали, но… привлекательного почерка у меня никогда не было. Зато когда держу каллиграфическое перо или кисть – совсем другое дело, это уже процесс художественный.

– Кто же вам ставил руку?

– В университете дисциплины, связанные с каллиграфией, у меня вел профессор Николай Николаевич Таранов. Он и ставил руку, и прививал любовь к шрифтам.

– Какое дело вы считаете своим главным – преподавание, каллиграфию, дизайн, рисование?

– На первом месте – работа над книгой и иллюстрациями, создание графических листов, акварелей. Но в последний год я очень много занимаюсь именно каллиграфией. А преподавательская работа – это дополнительный стимул к самосовершенствованию. Просто и доступно объяснить, помочь ученику преодолеть робость, поверить в себя, вдохновить – это серьезный и ответственный труд.

От свадьбы до салона тату

– Каллиграфия – это технология или творчество?

– Все-таки творчество. Хотя и приходится учитывать множество технических нюансов – рассчитывать высоту строки, вымерять расстояния, поля, подбирать материалы и инструменты, экспериментировать. У каждого каллиграфа есть свои хитрости.

– Имеет ли значение, каким шрифтом набран (или написан) текст? Влияет ли это на смысл?

– О, это очень важно и невероятно интересно! Знание истории развития шрифтов и типографики помогает художнику передать характер произведения в шрифте, суметь гармонично сочетать его с иллюстрацией. Прекрасно, когда шрифт отражает эпоху, например. Но даже исторические формы шрифтов сейчас подвергаются стилизации, и, нужно отметить, выглядит это превосходно.

– Например, популярны готическое письмо или славянская вязь… – И они сейчас обретают черты граффити. Классический стиль для тонкого пера – английский курсив, которым писали еще в XVI веке – приобретает новый ритмический рисунок. Одни буквы нарочно пишут очень мелко, другие утрированно увеличивают. Это отражает современные тенденции.

Человек эпохи Гутенберга

– Так мы плавно перешли к вопросу об электронной и печатной книгах. Кто сегодня выигрывает?

– Недавно в рамках проекта «Интеллектуальные среды» я читала интерактивную лекцию о борьбе за читателя между электронной и печатной книгой. Преимущество по большинству критериев мы отдали электронной книге. Причем мы говорили именно о «ридере» или «читалке», не о чтении с монитора или планшета.

– Голосуем за «цифровой» томик?

– Такая книга мало весит, можно возить с собой повсюду целую библиотеку, нужную книгу скачать в любое время дня и ночи. Для производства электронных книг не рубятся деревья, не портится зрение благодаря технологии электронной бумаги и электронных чернил, экономически выгоднее купить «ридер» и скачать большое количество произведений, нежели купить сотню бумажных книг.

– Но ведь развитие техники и технологии совершенствует и печатную книгу...

– Да, я приводила в пример современные шедевры, которые мало кого оставят равнодушными. «Читалке» такое не под силу. Вспомнили и рукописную книгу, которая еще жива, хотя ее грозила полностью уничтожить первая книжная революция – изобретение книгопечатания Иоганном Гутенбергом.

– А для вас что превалирует?

– Я заметила, что аудитория разделилась на два лагеря, в одном из которых ценна книга именно в понимании «произведение литературы», и для них не так важно, как выглядит носитель. В другом лагере оказались читатели, которым книга интересна еще и с точки зрения эстетики. Для них важны шрифты, поля, иллюстрации, формат издания, фактура бумаги, архитектоника книги. Конечно, я из второго лагеря.

– Но ведь и над созданием электронной книги тоже трудились мастера?

– Да, талантливые художники, дизайнеры. И свою работу они выполнили блестяще и постоянно совершенствуют!

Мистика – это интересно!

– Есть ли связь между шрифтами и мистикой? Доводилось ли вам рисовать руны, пусть и не огненные? Могли бы вы создать, к примеру, эльфийский алфавит?

– Пока не приходилось, но мне было бы очень интересно. С такой задачей блестяще справился писатель Дж. Толкиен. Все помнят шрифт из фильма «Властелин колец», но не все знают, что Толкиен не только придумал языки для разных народов своей книги, но и разработал новые шрифты на основе кельтских рун и ирландского полуунциала.

– Что вас вдохновляет?

– Работы других художников – классиков и современников. Интересные лица, красивое освещение, фильмы, книги.

– Любимый афоризм, фраза, слово?

– Это строки Бориса Пастернака.

Не спи, не спи, художник,

Не предавайся сну.

Ты вечности заложник,

У времени в плену.

– А любимый цвет?

– У меня нет одного любимого цвета, но я предпочитаю сложные составные оттенки.

Каллиграфия (от греч. καλλιγραφα — «красивый почерк ») — одна из отраслей изобразительного искусства. Еще каллиграфию часто называют искусством красивого письма. Современное определение каллиграфии звучит так: «искусство оформления знаков в экспрессивной, гармоничной, искусной манере".

О каллиграфии говорят – «застывшая поэзия». На самом деле, есть нечто магическое в том, как письменная речь (сама по себе чудесный дар человечеству) ложится на бумагу в своей максимальной гармонии, обретая новые смыслы и новую экспрессию. А ясность самовыражения и твердая рука (навыки, которые, безусловно, развиваются при занятиях каллиграфией) также позволяют прояснить мысли и настроиться на волну гармонии с собой и миром.

DNG

Поделиться в соцсетях