У стен своя память

Музей «Память» в подвале ЦУМа, больше известный волгоградцам как место пленения Паулюса, в майские праздники открыт для всех желающих. Долгие судебные битвы вокруг него подошли к логическому завершению. Территориальное управление Росимущества по Волгоградской области передало его в оперативное управление заповеднику «Сталинградская битва». Что после этого изменится?

Тысяча общедоступных метров
Комнатка в подвале ЦУМа, где когда-то ждал своего позорного часа фельдмаршал рейха Фридрих Паулюс, – лишь малая часть этого подземного пространства площадью около 1000 квадратных метров. Некоторые помещения погружены в полумрак, словно при свете фронтовой коптилки. Кое-какие пока пустуют.
– Музей «Память» теперь стал государственным и общедоступным. Правда, сейчас его состояние оставляет желать лучшего, ведь даже если в обычную квартиру долго не заходить, там все начинает рушиться, – комментирует директор музея-заповедника «Сталинградская битва» Алексей Васин. По его словам, требуется серьезная работа по воссозданию экспозиции, приведению в порядок коммуникаций подвала. – Да, элементарный порядок придется наводить, везде горы хлама. Но это приятные хлопоты. Мы сделаем все, чтобы совсем скоро музей в достойном виде встретил посетителей.
Финансовые вопросы решены, заверяют музейщики. По согласованию с Минкультом подвал становится отделом федерального заповедника «Сталинградская битва». Утверждены лимиты на его содержание.
На становление обновленного музея пленения Паулюса потребуются денежные вливания, но не космические, говорит руководитель. Речь не только о расширении экспозиции и создании подобающей атмосферы, но и о решении кричащих проблем. Пока что здесь нет санузла. Нужно обустроить исторический вход в подвал, создать условия для маломобильных экскурсионных групп.
К работе будут привлекать как ученых-историков, так и юристов, которые облегчат задачу капитализации экспозиции. Ведь не урегулированы вопросы собственности ряда экспонатов. На все это уйдет определенное время.
Случайных экспонатов быть не должно
Сейчас идет серьезный отбор специалистов, которым предстоит работать на мемориальной площадке, подчеркивает Алексей Васин. Продумывается концепция залов. «Белые пятна истории» музейщики надеются восстановить с привлечением грамотного, а не случайного подбора исторических предметов. Подлинные раритеты именно в этих стенах могут рассказать о прошлом с гораздо большей эмоциональной силой и достоверностью.
– Где-то здесь на стенах, под слоями краски спрятаны подписи солдат наподобие тех, что писали наши бойцы на рейхстаге, – утверждает Алексей Васин, – у нас теплится надежда, что мы сумеем эти уникальные автографы найти, восстановить и показать современникам.
Оглядываясь на судебные тяжбы вокруг «Памяти», Алексей Васин говорит, что завершение всей этой эпопеи относится к редчайшим случаям, когда народное культурное достояние удалось отвоевать после приватизации. Оно вновь перешло от предпринимателя-частника государству в лице профессионалов. И это тем более значимо, что была реальная опасность потерять музей.
– С приходом профессиональных музейщиков вступают в силу качественно другие охранные обязательства. Войдя сюда, наши реставраторы сначала схватились за головы, а потом за свои инструменты и кисти.
В деле восстановления истории у сотрудников музея самые лучшие помощники. Это ветераны, непосредственные участники пленения немецкого фельдмаршала.
Среди них Петр Алхутов. Когда группа советских автоматчиков под командованием Федора Ильченко вошла в подвалы ЦУМа, молодого сержанта Алхутова приставили караульным к Паулюсу...
Небольшое интервью ветеран давал, стоя прямо напротив того места, где 69 лет назад он замер на посту. Много раз он уже рассказывал эту историю, но каждый раз она звучит как впервые:
– С одной стороны двери дежурил немецкий солдат, а с другой я. Гляжу, вывели Паулюса и повели по узкому коридору. Запомнилось его непроницаемое угрюмое лицо. Кругом в беспорядке валялись какие-то громоздкие баулы, мешки с песком, их раздвинули. Этот подвал был буквально набит пленными немецкими солдатами и офицерами. Здесь у них был госпиталь. Запах смрадный, неприятный, койки двухъярусные, кровяные бинты, темень. Лишь в углах горели свечи, правда, у Паулюса стоял электрогенератор. А меня переполняло чувство гордости за нашу Красную Армию. Наши противники тогда впервые смотрели на нас как на победителей.
…Даже безмолвные стены благодаря людям смогут рассказать еще о многом.

Поделиться в соцсетях