В Волгограде поставили «Алые паруса»: рецензия на премьеру музыкального театра

Мечты сбываются – и это мечты поклонников русского мюзикла «Алые паруса» Максима Дунаевского. Премьера этой сказки 21-го века о возвышенной вере в чудо состоялась в Волгоградском музыкальном театре. Культурный обозреватель «Волгоградской правды» Юлия Гречухина одной из первых увидела оригинальную постановку.

Мюзикл почти весь состоит из хитов: «Я построю маяк до неба», «Не такая, как все», «Форма белая отутюжена», само собой, «Пена да вода» – они звучат с первой же сцены в портовой таверне до самого финала на морском пирсе, и это залог успеха. Музыка Дунаевского, народного артиста России, чьи песни мы слышали во множестве культовых российских кино- и мультфильмов, действительно чудесна. 

Однако авторы либретто Михаил Бартенев и Андрей Усачев сделали более жесткой романтическую сказку Александра Грина. Герои мюзикла живут в куда более циничном мире, чем в книжке. На сцене нет старого замка, где рос Грей, нет таинственного леса, где девочка Ассоль встречает Эгля. Есть блики набегающих на берег волн, есть лунная дорожка на море до самого горизонта – эта прекрасная свободная стихия ожила благодаря видеопроекции.

Талантливый художник-сценограф Алексей Михальчев построил сложную деревянную конструкцию, огромный трансформер. Движение поворотного круга сцены превращало его то в высокий причал, то в палубу корабля. При необходимости ожившая сценическая конструкция воплощала стену пивнушки, башню маяка, даже тюремную камеру. Но воздержусь от спойлера: каким образом в финале под бурные аплодисменты зрителей на сцене появится яхта с алыми парусами, лучше видеть своими глазами.

Александр Грин работал над своими «Алыми парусами» в трагическое голодное и смертельное время, когда отчаянно хотелось великой сказки о сбывающихся мечтах. В мюзикле больше приземленной современности – его населяют жители рыбацкого поселка с довольно грубыми нравами и случайные гости. Их волнуют вполне себе прагматичные ценности, и, кроме этого, никто ни во что не верит. Даже местный священник в исполнении сурового Игоря Шумского впал в отчаянье. Даже Лонгрен (темпераментный Леонид Маркин) начал выпивать и осуждает Ассоль (ее в очередь играют Валерия Головкина и Яна Савельева) за «пустые мечты».

Причем герои со «стороны тьмы» даже по-своему симпатичны. Довольно много сцен у сына «убитого» Лонгреном трактирщика, Меннерса-младшего – его играет Максим Сытин. И эти горячечные нервные эпизоды, где он объясняется Ассоль в безнадежной любви («Хочешь, все брошу к твоим ногами, хочешь, стану еще богаче, хочешь, зови меня Греем»), наверняка заставят обмереть девочек-подростков.

Кстати, порадовало, что текст в мюзикле добротный, порой цепляет не меньше, чем музыка, в нем есть и яркие образы, и смысл, что далеко не всегда бывает в таких постановках. Отчасти и поэтому запоминаются арии Грея, роль которого почти эпизодическая (он ненадолго появится в первом акте, а затем приплывет к финалу). Актеру Александру Куприну, превосходно исполняющему Грея, нужна была такая концентрация чувств – одновременно тоски и надежды, чтобы зрители ему поверили. И они поверили сразу – да, действительно, это тот самый капитан, герой, который «срывался как капля с лезвия, / Словно знал за собой вину,/ То в тоску, то в любовь нетрезвую,/ То в бессмысленную войну», пока наконец не нашел свою жемчужину.

Грей, как и Ассоль, в этой модерновой сказке был очень близок к краху всех надежд. Один мимолетный взгляд, а потом одно короткое мгновение решили все. Мы и глазом моргнуть не успели, как эти двое оказались в объятиях друг друга, без малейшего развития любовной истории. Видимо, режиссерский замысел постановщика заслуженного артиста России Александра Кутявина состоял как раз в том, что «в любви не бывает рано».

Самый лирически стойкий персонаж – это то ли волшебник, то ли бродяга Эгль – Роман Байлов, с ним связаны удивительно красивые мгновения спектакля, и это одна из удач постановки. Роли главных героев в детстве исполняли очень юные артисты 11–12 лет – ученики Детской школы искусств «Воскресение», причем старались всерьез без всяких скидок на возраст, что стало самым трогательным впечатлением от премьеры.

Финал стал общим праздником – и в мощном хоре, завершающем мюзикл, и в ликовании зрительного зала, бурно благодарившего артистов этой очевидно успешной премьеры. Но было бы нечестно не упомянуть и проблему: мне, как зрителю, очень хотелось бы, чтобы театру наконец помогли обзавестись собственной нормальной звуковой аппаратурой, работающей без огрехов. Будем на это надеяться, ведь это не то что смотреть вдаль в ожидании парусов – мечта самая что ни на есть реальная.

Добавить комментарий