В Волжском умелец строит храмы из обычного камыша

С Олегом Кожиным, мастером из Волжского, мы познакомились на выставке. Одетый в «фольклорную» льняную рубаху, он очень гармонировал со своими произведениями. Умелец виртуозно строит миниатюрные макеты храмов из самого обычного тростника (или как его порой ошибочно называют – камыша), какой у нас растет в изобилии.

Кто не знает, сразу не поймет, из чего эти легчайшие, золотистого цвета храмы, колоколенки, часовни-теремки. Они сделаны кропотливо, с мельчайшими деталями – замочками и петлями на дверях, с маленькими крестами на крышах.

На карнизы выжиганием нанесен орнамент. Окошки, крылечки, антресоли – все максимально достоверное, только крошечное. Кроме православных храмов мы увидели буддийскую пагоду, ветряную мельницу (действующую) и даже избушку на курьих ножках.

Рядом с церковью, совсем как в известном русском романсе в исполнении Надежды Кадышевой, стояла нарядная императорская карета – одна из последних работ мастера, а значит, и одна из самых любимых.

Шумел камыш

Авторская технология, разработанная электриком Кожиным, уникальная. Идея пришла ему в голову случайно, на рыбалке. Долго не клевало, да еще леска запуталась в прибрежных камышах. Кожин полез спасать снасть и волей-неволей отметил, какие прочные, упругие камышовые стебли, полые внутри. А листья жесткие и в то же время гибкие. Наломал себе того камыша, и уже дома стал проделывать с ним всякие эксперименты.

Сплести эти природные волокна не вышло. А вот после того, как разрезал стебли и положил под импровизированный пресс, – получил... сырье для творчества.

– Когда-то было модно собирать домики из спичек. Но это банально, – Кожин гордится, что сумел создать собственное ноу-хау.

Занялся он своим камышовым промыслом лет 30 назад.

– Тяга к творчеству была у меня всегда. Пробовал и выпиливание, и выжигание, и чеканку. Все было не то, не мое, – вспоминает теперь. – Однажды увидел по телевизору фильм, где столяры строили миниатюрные избы и храмы. Красота невероятная… Ну, и я загорелся, хотя ни мастерской, ни станков у меня не было. Счастье, что камыш – бросовый материал, его у нас пруд пруди.

Над первой моделью Кожин трудился несколько месяцев. Упорство победило. И думал, что на том успокоится. Но первая церковка очень скоро «ушла» из дома, и мастер наметил следующую. Так и продолжается много лет.

Из них лишь последние девять лет он показывает свои работы на ярмарках и выставках, стал лауреатом престижных фестивалей. Тогда только вдруг понял, что такой технологией, кроме него, больше никто не владеет.

– Камыш я использую двух сортов. Вообще по-научному у этих растений два названия. Во-первых, тростник обыкновенный – враг дачников, которым зарастают обочины, пустыри, окраины. И еще рогоз, который в изобилии растет в пойме на озерах.

Кожин берет лист камыша или прикорневой ствол, начинает с ними колдовать – по-другому не скажешь. Камышовая пластина еще и капризная. В работе ее может повести в разные стороны, с клеем она не дружит. На то у мастера есть свои хитрости и фокусы.

Инструментов у Кожина немного – лобзик, аппарат для выжигания, клей ПВА. Сам изготовил токарный станочек, с помощью которого вытачивает купола, кое-какие мелочи. Но главный его козырь – мастерство и упорство.

– Многие смотрели, как я работаю. Ни от кого не таюсь. Если просят научить – учу. Как правило, поняв, сколько нужно с камышом повозиться, люди быстро охладевают. Посидит так человек дней десять, основные приемы усвоит под моим руководством. А потом спрашивает: а сколько камышовая игрушечка будет стоить? Ну, две тысячи, отвечаю. И все, пыл сразу пропадает. К тому же с вещью, в которую душу вложил, расставаться всегда жалко, даже за деньги.

Поддерживает Олега Кожина во всем его жена Анна Александровна. Она помощница и единомышленница. Например, помогает в поисках информации в Интернете, когда нужно придумать и разработать эскиз будущей модели, как было с его знаменитой каретой. Карета не принадлежит конкретной эпохе или императору. Получился собирательный образ – карета как из сказки.

Прекрасная отсебятина

– Такие убойные вещи я обычно делаю сразу в двух экземплярах, – не скромничает мастер. – Карета тяжело далась, несколько месяцев ушло на нее. Но результат того стоил.

Его карету три года назад сразу купили в Камышине для местного музея. Другая осталась у хозяина на память. Сейчас на подходе…автомобиль.

Кожина всегда волнует, как сложится судьба его хрупких изделий. Однажды одну его камышовую церковку поставили рядом с живыми цветами, и, видно, при поливе на макет попала вода. Он в результате испортился. Мастер тогда очень расстроился. Так что Кожин старается отдавать своих камышовых «детей» в надежные руки. Они есть у некоторых известных волгоградских деятелей, церковных иерархов.

– А вообще, если моя камышовая «отсебятина» народу нравится, – приобрести или просто ею полюбоваться, значит, я работаю не зря, – считает он.

Совсем скоро, 6 сентября, работы Олега Кожина можно будет увидеть на фестивале «От Волги до Дона». А в начале октября целый «городок» его золотистых храмов отправится в Москву и будет демонстрироваться в рамках Дней Волгоградской области в столице.

DNG