Вдохновители «Звездных войн»

Накануне выхода очередного эпизода космической саги «ВП» подбирает тематический список чтения

Книжный топ

«Звездные войны» создали собственную фантастическую традицию и мифологию, долгое время редкий фильм про космические приключения обходился без аллюзий на находки саги. Однако никаких джедаев, Звезды смерти и неведомой силы не было бы без этих книг.

1. «Герой с тысячью лиц», Джозеф Кэмпбелл.

«Если бы не книга Кэмпбелла, то, возможно, я бы писал «Звездные войны» и сегодня», – признавался Джордж Лукас, когда рассказывал о создании сценария саги. Книга американского исследователя мифологии дала режиссеру главное – структуру приключений героя. Джозеф Кэмпбелл, развивая учение об архетипах, проанализировал сотни мифов и нашел лежащую в их основе общую структуру. Все истории – по сути, одна и та же история, доказал Кэмпбелл. Многоликий герой переходит из обыденного мира в запредельную тьму, обретает покровителей и врагов, встречается с Богиней-матерью и Богом-отцом, добивается щедрого дара, способного спасти человечество.

2. «Дюна», Фрэнк Герберт

(Dune, Franklin Patrick Herbert, Jr).

Произведение о тысячеликом герое помогло Джорджу Лукасу выстроить собственную историю, однако вряд ли есть книга, более повлиявшая на сагу, чем повесть о пустынной планете Дюне. Арракис – единственное место во Вселенной, где можно добыть спайс – вещество для межгалактических путешествий. В основе сюжета – война горстки повстанцев со всесильной межгалактической Империей за контроль над этой планетой, означающий неограниченную власть над Вселенной. Дюной дышат не только пустынные пейзажи – места скитаний героев фильмов Лукаса, а теперь и Дж. Дж. Абрамса. Служащий истине герой-одиночка, обладающий сакральной силой, причастный к тайному знанию, – вся эта история началась в фантастике с Дюны. Да что там говорить, даже фирменные имперские штурмовики были вдохновлены элитными отрядами сардукаров, наводивших ужас на всех непокорных во Вселенной Дюны. После премьеры первого фильма Фрэнк Герберт шутил, что Джордж Лукас должен ему «хотя бы обед».

3. «Тигр! Тигр!» («Звезды – моя цель»), Альфред Бестер (Tiger! Tiger!, Alfred Bester).

Этой книги нет в списке прямых источников вдохновения «Звездных войн», трудно будет найти и сюжетные параллели, но она оказала сильнейшее влияние на всю мировую фантастику, в том числе и на фильмы Лукаса. «Тигр! Тигр!» говорит о самой сущности межгалактического путешествия, краеугольного камня любой космической истории, причем у Бестера этот феномен поднимается над утилитарностью, его сущность – усилие воли во времени. Для главного героя – Гулливера (Гулли) Фойла – преодоление времени-пространства становится экзистенциальным выбором, герой в прямом смысле слова ищет себя. С этим, конечно, можно поспорить, но, возможно, именно Бестер придумал само понятие индивидуального межгалактического прыжка – в его версии это называется «джайнтация». Любопытно, что книга «Тигр! Тигр» так и не дождалась пока собственной экранизации. Ряд режиссеров планировали создать фильм на основе романа, однако эти проекты так и не были реализованы – уж слишком сложна книга для переложения на киноязык.

4. Серия «Линзмен», Эдвард Элмер «Док» Смит.

Цикл о галактических войнах далекого будущего, где жестоким эддорианам, стремящимся создать Империю, противостоят жители Эрайзии. Они даруют своим союзникам-землянам Линзу – прибор, позволяющий Носителям устанавливать телепатическую связь. Однако одних линзменов для великих воинов межгалактического тайного ордена.Другими прототипами знаменитых рыцарей силы, джедаев, стали японские самураи и их кодекс чести. Одеяние джедаев, мечи, презрение к материальному, готовность умереть во имя долга - все это взято у японцев. «В любой ситуации «или-или» выбирай смерть» - гласит главная заповедь самураев, которая определяет поступки и действия джедаев. Само слово «джедай», или Jedi, отсылает к японским Jidai Geki, что в переводе означает «историческая драма». Джордж Лукас упоминал в одном из интервью, что смотрел эти японские телесериалы о временах самурайских войн, когда бывал в Японии, и ему понравилось слово.

5. «Я робот», Айзек Азимов (I robot, Isaac Asimov).

Роботы – полноправные персонажи «Звездных войн», причем их бесспорным отличием от людей можно считать только техногенную природу. Само слово «робот» придумал в 1920 году чешский писатель Карел Чапек, а в 1941 году Айзек Азимов ввел понятие «робототехника». В цикле рассказов «Я робот» он рассуждает об условности границы между человеческим и робототехническим. Айзек Азимов впервые формулирует «Три закона робототехники» – этический кодекс, которому следуют или который нарушают, испытывая на прочность, практически все роботы космической фантастики. В «Звездных войнах» есть и прямые аллюзии на творчество Айзека Азимова, в частности, на его роман «Академия» (Foundation). Оттуда Джордж Лукас взял идею политических интриг на галактическом уровне, а также планету-город Корусант – в книге ее прототипом выступает планета-город, столица Галактической Империи Трантор.