Вихри враждебные веют над нами

Шапка Мономаха обнаружилась на дне саквояжа в ворохе оберточной бумаги. Она перейдет от неэффективного менеджера царя Федора к сильному управленцу Борису Годунову.

Премьерный спектакль Нового экспериментального театра будит исторические ассоциации и радует песнями популярного в Сети Игоря Растеряева...
14 октября года 1898-го. Москва. Спектаклем «Царь Федор Иоаннович» открывается блистательная эпоха русского драматического искусства – основание Московского художественного театра.
14 октября года 2011-го. Волгоград. Ровно через 113 лет, день в день, Новый экспериментальный театр открывает 23-й сезон постановкой «Цареубийцы», в основу которой легла та самая пьеса Алексея Константиновича Толстого.
«Царь Федор Иоаннович», знаковая пьеса в судьбе МХТ, в конце 19-го века с большим трудом пробилась к зрителю. Лишь через тридцать лет после написания она впервые увидела сцену. Цензоры считали, что российская монархия изображена там в слишком неприглядном виде.
С тех пор многое изменилось. Наступило более четкое понимание: власть не идеальна. Только сильное гражданское общество может противостоять неблаговидным решениям «наверху». В наши дни пьеса привлекла внимание художественного руководителя НЭТа, народного артиста России Отара Джангишерашвили. В его интерпретации «Царь Федор Иоаннович» не кажется застывшим литературным памятником.
Сегодняшняя ли нестабильная обстановка в стране или драматургические достоинства произведения заставили театр обратиться к историческому лихолетью, когда на престол был посажен сын Ивана Грозного, последний из Рюриковичей Федор?
Его справедливо считают слабым, безвольным и даже психически не здоровым. Как при любом правителе, вокруг него кипела борьба за влияние, не на жизнь, а на смерть. Схлестнулись два мощных клана – сторонники Шуйского и Годунова. Итог – бессмысленные жертвы, развал государства, обездоленный народ.
...Эффектно выезжает на инвалидной коляске нетрезвый «гусляр» (вместо гуслей у него, правда, гармошка), поет трогательных «Комбайнеров» и, кажется, вот-вот рванет на груди матросскую тельняшку.
Режиссер-постановщик мастерски создал зажигательную атмосферу вселенского сумасшествия. История съехала с рельсов, смешались эпохи.
На сцену выступают придворные в портупеях, бравый Иван Петрович Шуйский (Александр Мельников) в кольчуге и солдатских кирзачах, его сподвижники, напоминающие толпу мастеровых на пролетарской маевке. То они швыряют прокламации, то поддерживают ораторов бурными и продолжительными аплодисментами. Веют вихри враждебные, и в эту стихию то и дело врывается тоскливый гудок уходящего поезда.
Борис Годунов в исполнении заслуженного артиста России Олега Алексеева – безжалостный, как кобра, политик с диктаторскими замашками, о чем не дают забыть наполеоновские эполеты. У него своя правда: страна «в порядок быть должна приведена». Ради своего и России величия он сотрет в порошок всех, кто встанет на его пути.
Дуэт Годунов – царь Федор стал стержнем и украшением спектакля.
В роли Федора Иоанновича некогда блистали выдающиеся актеры Иван Москвин, Николай Хмелев, Иннокентий Смоктуновский. Эта роль стала заметной удачей молодого актера НЭТа Евгения Тюфякова. Большой ребенок, царь Федор занят тем, что непрерывно мирит окружающих его врагов, любит молодую красавицу жену (интересная работа Екатерины Мелешниковой), страдает от сознания своей никчемности. А порой, к удовольствию публики, выдает нечто подозрительно актуальное: «Когда ж я доживу, что вместе все единой России лишь будут сторонники?»
Как-то сразу понятно, что миролюбивой царской чете не выжить среди интриг. В финале, словно калики перехожие, они отброшены на обочину жизни. И все это под припев неутомимого Растеряева: «Вместе с холодами и лесами впереди Сусанин, просто нам завещана от Бога русская дорога…».
В спектакль «Цареубийцы» включено несколько сцен из пьесы «Смерть Иоанна Грозного», чтобы уж зрителю совсем ясными стали сложности перехода власти от одной персоны к другой. Постановка вызывает в душе тревогу и мысли не только об истории, но и сегодняшней нашей жизни.
«Послушайте, ребята, что вам расскажет дед. Земля наша богата, порядка в ней лишь нет» – эти строки, принадлежащие еще Нестору, проходят рефреном через всю поэму Алексея Константиновича Толстого «История государства Российского». Они словно стали камертоном нового спектакля НЭТа. «Цареубийцы», хочется надеяться, прочно войдут в афишу, подвинув комедии весельчака Куни, и заставят прийти в театр неравнодушного мыслящего зрителя.