Вкус и аромат Старой Сарепты

Почему полезно вспоминать дела гернгутеров, появившихся в Царицынском уезде ровно 250 лет назад

Недавно мои знакомые, между прочим, коренные волгоградцы, первый раз побывали в Старой Сарепте. И были поражены: «Интересный такой музей, а мы не знали…»

– В чем, по-вашему, его уникальность, о которой, может быть, не все еще наслышаны? – спрашиваю Анатолия Мальченко, директора историко-этнографического и архитектурного музея-заповедника «Старая Сарпета».

– Меня радует, что за последние несколько лет люди «распробовали» наш музей, его посещаемость выросла беспрецедентно – с 15 тысяч до 130 тысяч человек в год, и я догадываюсь, почему.

Когда-то Сарепту не зря называли истинным украшением уезда и губернии. Представьте – восемнадцатый век, скудная приволжская степь, в которой, кроме полыни и перекати-поля, ничего не росло. И в ней появляется настоящий европейский городок. В этих краях, кроме хат-мазанок и юрт, отродясь ничего не строили, но приехали миссионеры-гернгутеры и основали колонию Сарепта. Возвели каменные дома в несколько этажей, причем с такими техническими решениями, благодаря которым эти здания простояли до наших дней. О подземных ходах между ними, легендах и привидениях как-нибудь в другой раз, это отдельная захватывающая тема.

Колонисты проявили невиданные созидательность и практичность. За считанные годы у них появился водопровод, открылся первый в России детский сад. Сарептяне стали первыми сажать экзотический тогда картофель, готовить бальзамы и настои на травах. Они основали модный курорт, разбивали сады и виноградники, успешно занимались ремеслами и производством.

Горстка переселенцев сумела создать такую прогрессивную и комфортную среду, что она породила много замечательных личностей – строителей, просветителей, художников, музыкантов, фармацевтов и оказывала влияние на развитие всего Юга России. Этот опыт достоин изучения.

О кризисах и санкциях

– Такой прорыв и сегодняшней России пригодился бы.

– В истории Сарепты многое поражает. Согласен, нам сегодня можно пожелать побольше таких мыслящих и, главное, работоспособных сограждан. Ну, вот еще пример – не обладая глубокими аграрными познаниями, колонисты засеяли на наших землях табак и поставляли сигары в промышленных масштабах не куда-нибудь, а в Европу, где ценили их за великолепный вкус и удивительно низкую цену. После чего сарептяне районировали горчицу, делали из нее горчичное масло. И оно шло опять же на экспорт.

– Тоже хорошая историческая параллель.

– Никакие санкции на нас не повлияют, если мы сами захотим жить по-другому, и это тоже один из исторических уроков Сарепты. О многом сейчас широкая публика даже не знает и не догадывается. Ну, например, такие интереснейшие пласты, как фармакология, кулинария сарептян. Кстати, недавно у нас родилась идея реконструировать рецептуру и приготовление сарептинского арбузного пива.

– А что, было такое?

– Представьте себе. Пиво из арбузов они рекомендовали пить даже беременным женщинам. Если все получится, мы угостим таким пивом волгоградцев к 250-летию основания Сарепты, которое будем отмечать уже в сентябре.

– Анатолий Андреевич, архитектурный комплекс Старой Сарепты, старейшие здания которого относятся к восемнадцатому веку, еще хранит флер того времени. Это одно из самых атмосферных мест города, что особенно понимаешь, заходя в кирху, домик аптекаря или клуб "Гличъ". Но не все здания заповедника в таком приличном состоянии. На некоторые страшно смотреть, а заходить в них и вовсе небезопасно. Давайте честно скажем, они на грани гибели.

– И, к сожалению, я не понимаю, почему. Безусловно, нужны серьезные деньги, чтобы привести в порядок весь архитектурный ансамбль Старой Сарепты, а в смысле финансирования Год культуры прошел мимо нас. И все же проблема не столько в деньгах, сколько в административной воле, необходимости принять конкретные решения. Исторические здания заповедника – федеральная собственность. Де-юре мы не можем использовать для их ремонта средства областного бюджета, хотя сам заповедник областного подчинения. Тут заключена некоторая правовая несообразность, и у нас по этому поводу есть конкретные предложения, с которыми мы будем вновь обращаться к министру культуры России Владимиру Мединскому.

Должен ли музей зарабатывать

– Как менеджер учреждения культуры принимаете ли вы посыл, что в рыночных условиях музеи должны сами зарабатывать?

– Безусловно, любой музей сейчас стремится получить небюджетные доходы, это правильно. Но едва ли реально окупить свое существование без помощи государства лишь за счет продажи билетов, получения грантов и привлечения меценатов. Не в сегодняшней России. Однако можно зарабатывать, чтобы обеспечивать развитие музея и его движение вперед вопреки экономической ситуации.

Придуманы новые формы работы с посетителями, в том числе наша акция «Музей в чемодане». Кроме традиционных статичных экспозиций, у нас появилось огромное количество интерактива. Делаем досуговые программы для разных возрастных групп, начиная от детских мастер-классов и заканчивая экскурсиями в винный погреб с дегустацией вин. Расширена палитра органных вечеров. Не говоря о лишней копейке, все это работает на популяризацию Сарепты.

– Вам не кажется, что это палка о двух концах? Ведь коммерческие мероприятия типа выставок восковых фигур, экспонатов кунст-камеры не соответствуют уровню и концепции музея.

– Их можно было бы избежать, будь у нас стопроцентное финансирование. Мы стараемся быть избирательными, принимая на своей территории передвижные выставки.

– Итак, уже в этом году исполняется 250 лет со времени основания Сарепеты – колонии гернгутеров близ Царицына. Как будете отмечать круглую дату?

– В юбилейном году мы готовимся к большой международной научно-практической конференции. Задумали, с моей точки зрения, нестандартные и «вкусные» мероприятия – сигарный фестиваль, праздник горчицы. Будут традиционный конкурс «Мы рисуем Сарепту», рождественские встречи, открытие новых выставок. Предрождественская российско-германская ярмарка тоже теперь пройдет в нашем музее-заповеднике. Мы приглашаем в Старую Сарепту всех, кому интересно настоящее, прошлое и будущее нашей страны.



DNG