Воистину народная

Сегодня, в Международный день театра, исполнилось бы 85 лет народной артистке России, почетному гражданину Волгограда Тамаре Папиной.

Конечно, родилась Тамара Федоровна задолго до того, как двадцать седьмое марта было объявлено Международным днем театра. Коллеги Папиной по работе в бывшем Волгоградском театре музкомедии шутили, что это решение принято было ЮНЕСКО в ее честь. Не так уж далеко от истины: для того, чтобы отдать дань уважения к таким людям, как эта выдающаяся актриса, и был введен профессиональный праздник служителей Мельпомены.
В театрах есть старинная традиция – преподносить после спектаклей актерам живые цветы. А вот Тамара Федоровна букетов не любила. «Я не могу наблюдать, как они увядают, мне больно от этого», – говорила она.
Хотя она сама была цветком, украшавшим труппу бывшей Волгоградской музкомедии на протяжении более чем четырех десятилетий. Цветком, казалось бы, неувядаемым. Более девяноста ролей сыграла Тамара Федоровна на сцене этого театра, от роскошной красавицы Сильвы в одноименной оперетте Имре Кальмана до пресловутой Трындычихи в оперетте Бориса Александрова «Свадьба в Малиновке». И каждая из ее работ была явлением, шедевром.
Родом Папина была из простой московской рабочей семьи, детство ее пришлось на годы военного лихолетья. Уже после седьмого класса Тамара вынуждена была пойти работать на военный завод, делать снаряды. Но ее уже тогда за необыкновенный голос, за яркую внешность многие прочили в актрисы. Недаром в свободное от работы время девушка пела фронтовые песни раненым бойцам в госпиталях Москвы.
– В пятидесятые годы, – рассказывает старейшая сотрудница Волгоградского музыкального театра, заведующая труппой Майя Шмаевская, – замечательный режиссер Юлий Хмельницкий привез в Сталинград из Москвы группу талантливой молодежи – Богданов, Куролесина, Ловковский, Ловковская, Папина... Это была золотая молодежь театра того времени. Но все другие со временем уехали, и только Папина осталась. Хоть ее много раз приглашали в другие театры страны. «Не могу я уехать отсюда, – отвечала обычно она. – Потому что именно здесь я – дома, потому что, когда выхожу на сцену и вижу полный зал зрителей, сердце мое замирает, и только здесь я чувствую себя счастливой».
Помню, как в 1960 году мы отправились на теплоходе на гастроли по всем городам Волги – Саратов, Горький, Сызрань... Так получилось, что в Ульяновске у нас разом заболели все актрисы-героини. И Тамара Папина, одна-единственная, спела тридцать спектаклей подряд, ни одного из них нам не пришлось отменять. Так были спасены гастроли.
Я помню, как после этого главный режиссер театра Юрий Генин собрал весь коллектив и благодарил при нем Тамару Федоровну...
Последние годы жизни Тамары Папиной были для нее тяжелыми. Она заболела, перенесла инфаркт. У нее сильно подорвалось здоровье. Но она не покидала сцену. Твердила: «Я сюда пришла, здесь и умру».
Последний ее спектакль, «Сильва», где она тогда играла роль княгини Воляпюк, пришелся на 5 января 1996 года. Веселый, задорный спектакль, хотя актеры, работавшие с Папиной на сцене, чувствовали, что с ней происходит что-то не то. «Да, что-то сердце придавило, – отвечала она за кулисами. – Но ничего, я держусь – мало ли что бывает...»
И доработала до конца спектакль, сразу после которого ее доставили в больницу.
Но, даже находясь на лечении в стационаре, Тамара Федоровна, сидя на больничной койке, пела соседкам по палате свои любимые арии...
Никогда не забуду такой случай. Однажды, несколько лет назад, я брал интервью у любимой ученицы Папиной, актрисы Лады Семеновой. Речь зашла о Тамаре Федоровне.
– Вот здесь, за этим зеркалом она сидела! – воскликнула Лада, указав на зеркало в гримерке.
В этот момент створки зеркала, без малейшего дуновения ветерка, сами собой захлопнулись...
Даже при воспоминании об этом у меня по сей день мороз идет по коже.
Выходит, дух Тамары Папиной по-прежнему живет в этом изумительно красивом здании на главной набережной Волгограда и никогда не покидал его...