Волгоградская мастерица учит всех желающих японскому рукоделию

Аксессуары из атласных лент, выполненные в технике канзаши, Екатерина Воробьева научилась делать всего пару лет назад. Но сегодня она, пожалуй, одна из немногих рукодельниц в регионе, кто знает практически все тонкости этого мастерства. Складывать атласные ленты в изящные лепестки она учит и детей, и пенсионеров на бесплатных мастер-классах.


Ее увлечение канзаши началось после рождения дочери. Екатерина захотела купить ей бантики, но в магазине ничего интересного не нашлось. «Все китайское – кривое, косое, клей торчит, – говорит Екатерина. – Пришлось сделать самой. Покопалась в И нтернете, нашла мастер-класс и сделала первое в своей жизни украшение».

А потом это занятие переросло в хобби. Стала делать заколки и брошки, ободки и подвязки не только своей дочке, но дочерям подружек, соседкам. Когда же фотоснимки своих работ разместила в социальных сетях, то стали появляться заказы от незнакомых людей. Екатерина говорит, что заинтересовалась канзаши настолько, что стала отдавать рукоделию все свободное время.

– Техника привлекла своей необычностью, – объясняет она. – В основе изделия лежит атласная лента, которая складывается по принципу модульного оригами. Квадратики ленты превращаются в одинаковые лепесточки, а затем из них создается, как из мозаики, изделие – хоть брошка, хоть шкатулка.

Для создания цветов казанши не требуются специальные инструменты. Скреплять элементы можно с помощью свечи, зажигалки, а между собой – клеем.

– Это способ отключиться от домашних забот и навалившихся проблем. Беру ленты, зажигаю свечку, и ... отдыхаю за канзаши, – делится мастерица.

Композициями, сделанными с помощью этой техники, можно украсить что угодно. Была бы фантазия. Ухаживать за такими изделиями просто: если немножко испачкались, то освежит изделие теплая мыльная водичка. Потом нужно только высушить, и можно носить дальше.

Раньше у Екатерины на одну заколку уходило часа три, а сегодня на пару бантиков уходит час. Рука «набита», пальцы сами складывают лепестки. Единственный побочный эффект от такого рукоделия – мозоли на пальцах рук от ножниц. Резать ленты приходится постоянно.

Ее ученики с интересом приходят учиться замысловатой технике, но осваивают ее немногие. Кажется, что цветочек или бантик сделать легко, но когда дело доходит до работы со свечкой, начинаются возгласы: «А почему атлас такой скользкий?», «А почему у меня не припаивается?» или «А у меня загорелась ткань!». Очень непросто с лентами управляться, превращать их в цветы.

– Тут важно правильно просчитать расстояние, на котором атлас плавится, а не горит, – говорит Екатерина. – Это требует колоссального терпения.

Она сама мечтает овладеть этой техникой в совершенстве. «Есть мастера, которые берутся за все техники сразу. И бижутерию делают, и кукол шьют, и вышивают. А я вот взялась за одно, хочу понять все тонкости работы с лентой», – говорит она.

Сейчас Екатерина пытается получить звание мастера художественных промыслов. Проходит худсоветы, пока два выдержала успешно.

Кроме лент она использует в работе фоамиран – пластичную замшу. Если этот материал обработать теплом, то из него можно лепить, как из пластилина. Он принимает ту форму, которая нужна, при этом остается мягким и эластичным.

– Цветы из него будто живые, – рассказывает мастерица. – Одна из последних моих работ, выполненных на заказ, была именно из этого материла. Это был венок из осенних листьев для фотосессии. Я сразу поняла, что из шелка или атласа листья будут выглядеть нелепо, особенно на фотографии, а вот из фоамирана очень даже натурально. За вдохновением ходила в осенний лес, чтобы там увидеть воочию все оттенки осенней природы.

Она признается, что все свои цветы для брошей и заколок подсматривает не на просторах Интернета, а на клумбе. Если делает ромашки, то внимательно рассматривает именно этот цветок, если закручивает из лент калы, то перед этим в цветочном магазине покупает себе именно такой букет.