Волгоградские железные олени украшают Москву

Необычный талант проявился у жителя Красноармейского района Волгограда Вадима Кулешова. Любой кусок железа он может превратить в произведение искусства. Фигурами сотворенных им экзотических животных уже украшены парки Москвы и Санкт-Петербурга.

Из лесников в скульпторы

У стального оленя, застывшего возле гаражного бокса, взгляд испуганный и удивленный – он будто случайно забежал на чужой двор. Такая скульптура могла украсить городской парк или стоять на въезде в Волго-Ахтубинскую пойму, но олень «ускакал» в Северную столицу, чтобы стать брендом одного из заповедников на Онеге. Удивительную способность Вадима Кулешова превращать обычные вещи в произведения искусства заметили друзья, но за десять лет творчества большее количество работ оказалось востребованным за пределами Волгограда.

– Он участник выставки «Императорские сады России» в Петербурге, выставки «Лучшие проекты России». – рассказывает его друг Дмитрий Начинкин. – А в Волгограде его работы можно увидеть в парке Красноармейского района и здесь, в мастерской.

«Мастерская» – звучит, конечно, громко. Свои шедевры Вадим создает в обычном гараже. До сих пор не верит, что он, специалист лесного хозяйства, ради хобби оставит основную работу.

– Меня уже из дома выгоняли, – улыбается Вадим. – С работы – в гараж. Ухожу – дети еще спят, возвращаюсь – они уже спят.

Изготавливать фигуры причудливых зверей научился еще в школьном кружке, где его мама работала специалистом по дополнительному образованию. Однажды Вадим увидел сделанную из цветной проволоки причудливую фигурку мышки и стал повторять рисунок сам. С нее все и началось.

– Мама как-то дала каталог немецкой фирмы, они по почте присылают небольших оленей со светодиодиками к Рождеству. Она сказала – сделай такого, только большого. Получилось!

Теперь проволока – главный для него материал.

– Из таких прутьев собирается основа, потом наваривается каркас, – поясняет Вадим. – Проволока обычная, металлическая, стараюсь находить на свалках, чтобы не было так затратно.

Кроме оленя, есть и причудливый слон, которого он ваял вместе с сыном Алешей.

– Сначала делали в молодежном стиле. Мы ему наушники надели и даже копыта покрасили. Потом решили оставить его в классическом варианте.

Каркас слона выполнен в стиле грин-арт, его можно одевать в зеленую одежду.

– Засыпается грунт, а потом высаживаются цветы, – поясняет Вадим.

Свалка, как источник вдохновения

Весь исходный материал автор находит на свалках. Каркас от швейных машин превращается в каминную стойку, цепи становятся основой скелета космического монстра, а некоторые предметы просто жаль крушить – хочется оставить в первозданном виде.

Постепенно металлические изваяния стали покидать гараж. Большую их часть Вадим раздаривал друзьям и получал статус самого желанного гостя на дачных пикниках. Потом его работами стали интересоваться любители топиарных фигур и шедевры мастера получили прописку в восьми городах России. Лось и олененок стоят перед администрацией в городе Тарко-Сале Ямало-Ненецкого автономного округа. Есть фигуры и в Волгограде – например, скульптура дворника в одном из дворов.

Однако по-настоящему знаменит он как «мастер оленей», один из которых даже снимался в фильме Кирилла Серебренникова «Измена». Технология довольно проста, но требует художественного видения и большого труда. Еще один олень принес Кулешову серебряную медаль на престижном профессиональном конкурсе. Впрочем, миром животных фантазия мастера не ограничивается. Но одно условие соблюдается неукоснительно – все работы способны выполнять определенную хозяйственную функцию. Например, грозная с виду армейская пушка на самом деле – мангал.

– Он любит почудить, – говорит друг Вадима Евгений. – Его таланту находить применение любой вещи, которая валяется на свалке, можно позавидовать. Из керогаза – подсвечник, из швейной машинки – туалетный столик, не говоря о том, что проволока помогает ему воплощать собственную фантазию.

Сейчас Вадим Кулешов работает над серией образов из Сервантеса. Уже есть в эскизах Дон- Кихот и Санчо Панса, а вот над образом дорогой сердцу рыцаря Дульсинеи Тобосской еще предстоит поразмыслить.

– Главное, чтобы не пришлось бороться с ветряными мельницами, когда все будет закончено, – смеется Вадим.

DNG