Волгоградский художник рассказал о любимых местах в Волгограде и окрестностях

Волгоградский  художник рассказал о любимых  местах в Волгограде  и окрестностях
Пейзажи волгоградца Сергея Пелихова часто видишь на выставках: он много и упорно работает, в его мастерской сотни этюдов и законченных картин. На выставке «Заволжье» я невольно остановилась возле его холста с золотой рощей. С этого и начала обозреватель Юлия ГРЕЧУХИНА разговор с художником – о том, что такое красота.
Завтра будет по‑другому

– Сергей, так в чем красота? Вот станица Перекопская в Клетском районе, бедная и заброшенная, а вы ее пишете. Почему?
– Эта станица была раньше большой и многолюдной. Но сейчас там осталось 75 жителей, газа у них нет, есть только свет, вода, и все. Я, видя у коллег ее фотографии, давно хотел туда попасть. И наконец мы приехали небольшой группой художников. Вышел из машины и… Словно какая‑то дымка прошлого опустилась, законсервировала старину. Там даже остались хаты, крытые соломой, в которых давно не живут люди. И мне очень захотелось все это написать, оставить хотя бы на холсте. Теперь мне это место дорого, думаю, я туда еще вернусь.

– У вас был один пост в соцсети с фотографиями старого дебаркадера на пристани Культбаза. С очень неброскими, тихими пейзажами острова Сарпинского. И вдруг некто комментирует: «Не вижу тут ничего красивого…» Можно объяснить что‑то человеку?
– Думаю, нет. У всех свое понятие о красоте. Кто‑то восхищается яркой феерией, а кто‑то деревянным дебаркадером, который скоро исчезнет. Ведь уже завтра все будет по‑другому.

– Вы часто ездите на пленэры по Волгоградской области. А ведь в глубинке немало грустного, разрушенные храмы, оставленные дома…
– Об этом нужно говорить писателям, художникам. Рассказывать и о таких местах. Это все равно наша история, наше родное. Пройдет еще лет пять – десять, и этого не станет. Но я успею их перенести хотя бы на маленький этюд и сохранить на память. А в Перекопской написал композицию – церковь на краю оврага. Этот храм стоит в окружении остовов домов, когда идешь мимо, даже страшно. Еще вчера там была жизнь, сейчас она уже ушла.

«Хочу писать свои края»

– Как вы находите такие необычные места?
– Прошлой осенью мы попали в Горный Балыклей и увидели ветхий покосившийся дом со звездой на калитке. Я бродил вокруг, фотографировал. Ко мне вышла женщина: «Вы хотите дом купить?» – «Нет, просто посмотреть. Можно войти туда?» – «Да, только осторожнее, не провалитесь в погреба, все сгнило». Там жил ветеран войны, но он умер давно, и уже 20 лет дом стоит без хозяина. Но все осталось, как при нем, – в комнате кровать, шкаф с посудой, даже занавески висят на вывалившихся окнах. Как будто время замерло, остановилось.

– Ну, прямо Тарковский…
– В Ольховском районе недалеко от трехсотлетних дубов я как‑то ходил, искал место, где встать с этюдником. Похолодало, сыпал дождик. И вдруг из‑за деревьев вышла лисичка прямо ко мне. Посидела немного, посмотрела и убежала. Странно, даже мелькнула мысль, что она ручная.

– Но вы беретесь и за индустриальные темы. Нет в этом «соцреалистической» архаики?
– Еще студентом училища в Астрахани я часто бывал на судоверфях, у рыбаков. Привлекал цвет металла подъемных кранов, судов. И скрытый трагизм – вый-
дут ли опять в море эти сейнеры, будут ли они еще ходить по Волге или их завтра распилят. Так что индустриальные пейзажи бывают довольно драматичными.

– Любите и Волгу писать?
– Я заметил интересную вещь. Был в Угличе – там Волга по цвету совершенно иная, почти черная, темно-синяя. Приезжаешь к нам в Волгоград – Волга голубая, со светло-стальным, сероватым отливом. В Астрахани ближе к каспийскому взморью Волга бывает оранжево-красная из‑за глинистых почв и песка. Этот цвет особенно осенью поражает. И когда рыбаки выходят на лов, в своих ярких робах, с потемневшими от загара за лето лицами, руками… Это хочется писать. Я ездил и на Кавказ, и по Золотому кольцу (Ростов Великий, Углич, Суздаль, Переславль-Залесский). Была еще Беларусь. Но сейчас мне хочется писать именно свои края и Волгу.

Чувство кисти

– Вам всего 25, многие ваши ровесники экспериментируют, творят что‑то концептуальное. Не хотелось подобное пробовать?
– В принципе мне интересны такие вещи – но только посмотреть у других. Мастерить инсталляции из проволоки и старых газет я пока не готов. Вообще я пришел в профессию из‑за любви к краскам. Мне нравится их смешивать, нравится пастозность.

– Но зато много фотографируете, и снимки у вас профессиональные. Это другая сторона художника Пелихова?
– Да нет, это просто часть подготовительной работы. Раньше снимал только на пленку, теперь на телефон. Но я никогда не пишу с фотографий, всегда только с натуры.

– А вообще у вас хобби помимо живописи имеются?
– Раньше собирал монеты, всякие антикварные предметы – этим добром завалены мастерские, наверное, у всех художников. Сейчас как‑то от этого отошел, но все равно нравится иногда зайти в антикварный салон, посмотреть.

– Как родился ваш «Волгоградский трамвай»? Его с первой выставки сразу запомнили – красный вагон на белом снегу.
– Работа называется «Зимний день». У меня ее хотели купить, но я не смог продать, оставил, она мне дорога. И это на самом деле самый обычный волгоградский день. Люди толпятся, забегают в раскрытые двери трамвая. Водитель и кондуктор стоят курят на конечной остановке. Это кольцо 13‑го трамвая на стадионе «Монолит». Однажды подумал, столько езжу на нем, что же я его не нарисую. Работа получилась быстро, сразу на холст легла, за три-четыре сеанса.

– На морозе, зимой… Руки наверное мерзли?
– Я беру с собой армейские толстые рукавицы и периодически согреваю руки. Потому что в перчатках работать не умею, не удобно, кисть не чувствуешь.

– Любимые места прогулок в Волгограде?
– Набережная. Конкретно – 15‑й причал. Я туда часто забегаю, даже без этюдника. Еще дом Чуянова, нравится туда приходить, особенно весной. Ну, и ходить по берегу Волги люблю. Построили нулевую рокадную магистраль, можно будет и там пройтись. А так мой проторенный маршрут – от Красного до ЦПКиО вдоль реки по заросшему берегу. В районе Мамаева кургана были видны полузатопленные остовы барж, я делал зарисовки. Волга в любом состоянии красива. И в солнце, и в дождь. Однажды видел шторм на Волге – это редкость. Или воду сбрасывают, разлив – ну как это пропустить. Надел сапоги по колено, встал в районе Нижних Баррикад, пишу. Но сапоги были все равно полны воды, пришлось выливать, зато остались памятные этюды.

Досье «ВП»
Пелихов Сергей Вадимович, родился в Волгограде 7 июля 1992 года. Окончил Астраханское художественное училище
им. П. А. Власова (2013). Специальность: художник-живописец. Член Союза художников России с 2016 г. Стипендиат Союза художников России 2016 г. Излюбленная тема творчества: пейзаж, тематическая картина. Участник региональных, всероссийских, международных выставок.

Добавить комментарий

Поделиться в соцсетях