Волжский – имя прилагательное

  • Логинов на закладке первого бетона
  • марка
  • Волжский – имя прилагательное
  • Волжский – имя прилагательное
  • Волжский – имя прилагательное
  • Волжский – имя прилагательное
  • Волжский – имя прилагательное
  • Волжский – имя прилагательное
  • Волжский – имя прилагательное
  • Волжский – имя прилагательное
  • Волжский – имя прилагательное
Писатель Александр Рогозин – автор книги об основателе Волжского, Федоре Логинове, предлагает читателям вспомнить, как появился на карте страны город, рождение которого не было предусмотрено даже Госпланом СССР.

Бюст Федора Логинова стоит на въезде в Волжский. Именно этому человеку обязан своим рождением второй по величине город области. И хотя на счету кавалера трех высших наград советской эпохи – ордена Ленина – была не одна стройка, Волжский, Волжская ГЭС стали без сомнения главным делом жизни этого незаурядного человека.

– Александр Александрович, в чем главная заслуга Логинова перед Волжским?

– Если коротко, в строительстве Волжского он отказался от возведения временного жилья и вопреки давлению местных властей настоял на строительстве домов со всеми бытовыми удобствами. Благоустроенные дома для руководства Сталинградгидростроя были уже заложены в центре Сталинграда. Основная же масса строителей должна была жить во временных поселках, по правому и левому берегам Волги. Нового города на карте страны Госпланом СССР предусмотрено не было.

– Чем объяснить решение Логинова? Времена были лихие…

– Десятки тысяч рабочих надо было расселять вблизи крупной стройки. Предполагалось, что по окончании работ надобность в массе строителей, а значит и в жилье для них, отпадет. Поэтому жилье должно быть недорогим, с минимальными удобствами и ограниченным сроком эксплуатации. Средства на строительство такого жилья включались в общие расходы по возведению предприятия. Таким образом, на местах крупных строек стали появляться бараки и «полуземлянки». Идеологи страны постоянно говорили о заботе партии о простых людях, о том, что уровень жизни рядового гражданина СССР в самом скором времени должен превзойти уровень жизни населения развитых стран. Кричащий разрыв между картинами светлого будущего и реальностью настоящего должен быть преодолен в несколько лет. Однако обещанный срок проходил, а «светлое будущее» все не наступало: вначале якобы вредители – «пособники мировой буржуазии, враги советской власти и колхозно-совхозного строя» – срывали планы, потом страну действительно постигло страшное бедствие – война… Стройки заканчивались, затевались новые, а люди так и продолжали жить в бараках. Порой десятилетиями. Логинову это хорошо было знакомо.

– Но он был человеком системы – иначе не поднялся бы так высоко. Правила игры знал хорошо, стройка эта не являлась для него первой. Почему он настоял на своем?

– На прежних объектах он был на вторых ролях и работал в тех условиях, которые нужно принимать. Что не мешало ему, кстати, конфликтовать даже с будущими правителями страны – с Брежневым, Хрущевым. В истории со строительством Сталинградской (Волжской) ГЭС он получил возможность начать все с чистого листа. Вот никто не делал, а я сделаю. И останется город после меня. Он не был идеалистом, скорее – человеком системы, мыслил лозунгами партии. Даже в личном дневнике легко узнать блоки партийных постановлений. Типа: проехал в метро, «как хорошо все же заботится партия о благосостоянии народа». К тому времени в стране уже был опыт возведения в необжитых местах гидростанций, каналов и крупных заводов. И этот опыт говорил, что крупная стройка, оторванная от культурных центров, должна представлять собой маленькое государство, автономную республику. Со всеми социальными атрибутами: здравоохранением, образованием, культурой, органами принуждения (отделениями милиции) и органами пропаганды – газетами и радио. Если не будет этих объединяющих, помогающих выжить структур – люди разбегутся, никакие лозунги не помогут. Поэтому необходимо тратиться на медицину, школы, клубы.

– Популярны истории, что Логинова привечал Сталин, что он с Берия был накоротке, а потому ему многое сходило с рук.

– Это не более чем легенды. Сталина даже в личном дневнике он называл не иначе, как «товарищ Сталин». Перед началом строительства Логинов имел беседу с Лаврентием Берия, вторым человеком в стране (Берия в те годы ассоциировался не с репрессиями и ГУЛАГом, а с организацией промышленности). Но это объяснимо: Сталинградская ГЭС – одна из шести великих строек коммунизма, имеющих «всемирно-историческое значение и освященных гением Иосифа Виссарионовича».

– Волжский и ГЭС построили в основном заключенные – это еще одна из легенд?

– Заключенные, а их максимальное количество на стройке доходило до 11 тысяч, что составляло на начальном этапе до двух третей от общего числа работающих, внесли существенный, но не главный вклад. Помимо прочего, приходилось содержать целую армию охранников, водивших «зэков» на работу, кормить их, одевать, платить зарплату. После амнистии 53 года пришлось искать замену заключенным, и по всей стране началась невиданная кампания по мобилизации людских ресурсов, самое активное участие в которой принял комсомол. Комсомол обставил дело так, что получить путевку на строительство было большой честью. Особые причины идти на стройку были у молодежи из села: в начале 50-х годов паспорта колхозникам не полагались, они были прикреплены к своему колхозу как к помещику во времена крепостного права. Работали колхозники не за деньги, а за трудодни. А тем, кто ехал на стройку по «вербовке», выдавались не только паспорта, но и «подъемные» – определенная сумма для первоначального обзаведения. На стройке вчерашний колхозник мог получить профессию, паспорт и в последующем место проживания и работы выбирать сам. Для огромного числа граждан страны решение отправиться на стройку стало поворотным в их биографии, судьбе.

– Получается, произошел нечастый случай, когда воля государства – «великая стройка коммунизма» – совпала благодаря одному человеку – с мечтой людей о лучшей жизни, о свободе, о достойном жилье.

–Именно поэтому энтузиазм был невероятным. Дворец гидростроителей, стадион, сооружение иных объектов соцкультбыта, озеленение – все это происходило преимущественно во время субботников. Люди верили, что делают все для себя. Хотя позднее начались и сложности. Многие искренне не могли понять, почему в то время когда немало семей ютятся в землянках, огромные средства идут на строительство плавательного бассейна и стадиона, дворца культуры. Почему не оставить эти планы на более позднее время, когда у всех будет крыша над головой? Давила на Логинова и партия – Сталинградский обком, немало подметных писем шло наверх от его подчиненных – сотрудников МВД. Но он гнул свою линию – вместе с жильем продолжал строить крупные городские объекты. И дело не только в упрямстве, хотя и в нем тоже. Логинов знал по опыту предыдущих строек: не построишь сейчас – не построишь никогда. Ему не удалось довести стройку до конца – перевели на другую работу, но своим детищем он был доволен и гордился.

Поделиться в соцсетях