Вперед, за цыганской звездой кочевой

По родству бродяжьей души цыганская актриса любит казачьи песниКочевали, правда, только бабушки и дедушки волгоградской актрисы Лидии Пономаревой. От них она унаследовала природный артистизм. Недавно в казачьем театре, где она служит, прошел ее бенефис. Горел костер, расстилался зеленый ковер травы и цветов, голубой шатер неба – все, как полагается, пусть и на декорациях. И лились вольные песни вольных людей – не только ее цыганских предков, но и свободолюбивых донских казаков, с которыми она чувствует тесную душевную связь. И сама она как червовая дама – яркий розан в черных волосах, широкие, как море, юбки.

По-русски я говорила плохо

– Вы природная цыганка, Лидия Ивановна?

– Да, мои предки по маминой линии кочевали в кибитках. Мама – молдавская цыганка – ради любви к папе ушла из табора. Он был крымский татарин, пережил репатриацию. Оба прекрасно пели, как дышали. И не сиделось им на месте. Я родилась под Казанью, потом нас забросило в Крым… У меня восемь братьев и сестер.

– Намешана в вас горячая кровь.

– Я росла бойкой. Говорила сразу на цыганском и татарском, а вот по-русски объяснялась плохо. И моя школьная учительница посоветовала: «Лида, пой по-русски, так и выучишь язык». И я стала с пластинок запоминать народные русские песни, повторять их, так и овладела языком. И учеба пошла хорошо. Аттестат весь в «4» и «5» у меня.

– Значит, школу вы окончили? Ведь многие цыганочки только до третьего класса сидят за партами, потом замуж выходят…

– Нет, у меня в семье строго ценили образование. После школы я даже выучилась на мастера-плодоовощевода. Но очень хотела выступать с песнями. И отправилась в Волгоград учиться на артистку. В Серебряковку меня, однако, не приняли, потому что мне негде было жить. Чтобы не терять год, я пошла в медицинское училище. Диплом медсестры имею. Но душа-то просила другого. Да, еще я закончила курсы повара-кулинара! Что, как ни странно, и привело меня в актрисы.

– Это как?

– Был профсоюзный конкурс самодеятельности, где повара и официанты показывали таланты. И я заняла там первое место. Наградили меня бесплатной путевкой в Москву. Целых две недели жила, как королева, в гостинице «Россия». Уже после этого заочно окончила волгоградское училище культуры.

– Что же вас так влекло на подмостки?

– Я всегда стремилась петь для публики – и когда работала в любительских ансамблях, и в Городищенском ДК, и просто в домашнем кругу… Счастливый случай свел меня с Владимиром Ивановичем Ляпичевым, который на тот момент руководил в Волгограде молодым казачьим театром. Я попала на прослушивание, и меня приняли в труппу. Ведь у казаков и цыган есть что-то общее – наверное, бесшабашность, смелость.

– Режиссеры любят использовать ваш цыганский колорит. Вам это нравится?

– А я люблю все свои спектакли. Но особенно люблю роли «с выходом», с музыкой, танцем, эмоциями. Цыганка танцует, когда у нее радость. И поет, как живет. Начинаю «Кальоне...» – и, как в этой песне поется, где они, мои года? Я умею играть на гармошке, аккордеоне. Сама научилась. Были в репертуаре казачьего театра спектакли «Едут-едут по Берлину наши казаки», «Чубатые ребяты», где я была занята. Сейчас мне очень нравится спектакль «От сердца к сердцу».

– Когда вы выходите в «Эшелоне» из зала к сцене, многие вздрагивают – в первые секунды думаешь, что это настоящая таборная цыганка.

– Да, я там играю свою соплеменницу.

– Свой костюм цыганский сами делаете?

– Конечно. Очень люблю шить юбки. Считается, у цыганки должно быть как минимум семь юбок, чтобы на неделе каждый день их менять. Самая красивая юбка соха – пышная, легкая, многослойная, чтоб уж кружиться так кружиться, как ветер. И она должна блестеть. Для завершающего сезон концерта я сшила огненный костюм, как мы говорим, хамэр – солнышко. Нежно-розовый, с позолотой, с богатыми оборками.

Гадаем на червовую даму

– Вы чтите традиции своего народа?

– Конечно, хотя я не чистая цыганка, а полукровка, и в моих генах много наций – например, еще в роду были румыны. Настоящая цыганка никогда дома не должна повышать голос. И хотя мой муж не цыган, для меня это святое правило. Я троих сыновей ему родила. Именно из-за семьи не поехала в Москву в театр «Ромэн», как мечтала.

– Говорят, у цыган очень тесная «тусовка», все друг друга знают, даже в миллионном городе.

– Конечно.

– Чем еще талантлив цыганский народ, кроме природного артистизма?

– Все мои подружки очень хорошие хозяйки. Ведь для цыганки главное – оберегать домашний очаг. Часто они занимаются торговлей. Как я ни пыталась создать с ними цыганский театр, не хотят, ничего не получилось. Сожалею об этом.

– Коллеги не просят вас гадать?

– Гадаю много.

– А себе? Что у вас сбудется, чем сердце успокоится?

– Надеюсь, что сделаю новую концертную программу и даже «покочую» по концертным эстрадам.