ВЫКЛЮЧИ ТЕЛЕВИЗОР

Киногурманы Волгограда провели три дня польского кино со знающим и опытным гидом – Юрием Шуйским. Представитель первого поколения киноклубников России, член Российского творческого Союза работников культуры, член киносоюза России, преподаватель теории и истории кино в Санкт-Петербургском университете культуры, руководитель проекта «Кинообразование в Эрмитаже», короче говоря, Юрий Шуйский – признанный и опытный человек в кино.

Ренессанс по-варшавски

Юрий Аронович, вы говорите, польское кино переживает ренессанс, до которого России далеко. С чем это, на ваш взгляд, связано?

– С умной, совершенно правильной политикой польского правительства, которое лет пять тому назад резко изменило экономическую составляющую производства картин. И ситуация улучшилась мощно и быстро. Сейчас в Варшаве снова стало не только модно, но и выгодно делать хорошее кино. Мы у себя в Петербурге уже знаем, что надо ходить на показы даже студенческих работ из Польши, плохих не будет. Все-таки экономика великое дело. И на зависть мне, человеку российскому, поляки большие молодцы.

– А проблемы современного российского кино, по-вашему, проистекают из..?

– …отсутствия интереса власти к культуре в целом. У нас в стране сейчас выпускают порядка 150 фильмов в год, из них до проката доходит десять, среди остальных 140 есть много разного, но и интересные вещи попадаются. Государство сейчас не ставит в число приоритетов поддержку культуры, хотя мы видим, что без этого страна может исчезнуть вовсе, тому в истории множество примеров.

– Знакомство старшего поколения россиян с польским кино часто ограничивались фильмом «Четыре танкиста и собака». Как бы вы объяснили, что такое сейчас польский кинематограф?

– Без преувеличения, это мировой феномен. Может быть, единственный национальный кинематограф, одновременно достигший мирового признания и в игровой, и в документальной, и в анимационной своей части. Это уникально. Польская культура, в особенности кино и театр, играла (и играет) очень большую роль в самосознании польской нации. Польскому государству не повезло: за последние два с половиной века страна четырежды исчезала с географической карты. Видимо, поэтому у поляков подчеркнутое стремление к независимости и осознанности себя как нации. Оно в генах. Политические пертурбации последних 70 лет это стремление только укрепили.

Из всех видов искусства польский кинематограф наиболее точно регистрировал все проблемы, возникавшие в стране, и вместе с тем представлял собой некий вектор, указывающий пути их решения. К ошибкам прошлого там относятся честно, самокритично, не стесняясь о них нелицеприятно говорить, что очень по-христиански: согрешил – покайся. И за это я польское кино тоже очень люблю.

Для советского зрителя польские фильмы, появлявшиеся на экранах, всегда, даже когда создатели преследовали, казалось бы, развлекательные цели, несли заряд того, что стало определяться понятием «кино морального беспокойства». Это не «Четыре танкиста и собака», а, скорее, «Пепел и алмаз» Анджея Вайды, где так или иначе говорится об Армии Крайовой. Удивительно, что такую картину разрешили в то время…

Из всех искусств для нас важнее...

– Польское кино не прячется от острых проблем?

– Политические, социальные, нравственные проблемы, неминуемые в жизни любого общества, всегда смело выносились на польский экран. Причем предполагалось не смакование этих проблем (показ «чернухи»), но вопросы, на которые нужно найти ответы. Отечественному кинематографу, обслуживающему в первую очередь зрителей, ждущих коммерческого, развлекательного кино, можно многому поучиться у поляков.

Так родилась идея нашего фестивального проекта – показывать россиянам разнообразное, многовекторное, значимое польское киноискусство, к которому хочется привить вкус. Проект «Польша глазами поляков», который мы представляем у вас, принципиально не дорогой, мы не делаем ставку на вип-персон. Волгоград – пятый по счету город, куда после Владимира, Кирова, Апатитов и Тамбова, я привез польскую кинопрограмму.

– Довольны тем, как ее принимает зритель?

– Да. В залах сразу устанавливается активная, доброжелательная атмосфера.

– Выбор городов не случаен?

– Мы ориентируемся на наличие там достаточно известных киноклубов, а, следовательно, просвещенной, подготовленной публики. Это тот продвинутый зритель, для которого кино не место времяпрепровождения, где можно лениво пощелкать попкорн, а «важнейшее из всех искусств», как в свое время писалось белыми буквами на красном кумаче над всеми большими экранами Советского Союза. Эта фраза не потеряла актуальности до сих пор, потому я здесь.

– Программа «Польша глазами поляков» достаточно молода?

– Она появилась только в текущем году. Обычные «Недели польского кино», проводящиеся в кинотеатрах, составляются с вынужденной оглядкой на вкусы так называемого «широкого зрителя», причем, зачастую, в представлении директоров кинотеатров. Часто приходится следовать принципу «всем сестрам по серьгам». Нам показалось интересным и перспективным опираться на элитную кинопублику, которой, несомненно, являются киноклубы.

Лучше с субтитрами

На каком языке лучше смотреть зарубежные фильмы?

– Я лично поклонник так называемого фестивального варианта, т. е. с субтитрами, что, знаю, в России не очень принято, а на западе давно привычно. Зрители должны слышать голос актера, а не все эти, извините меня, завывания, когда российские говорители начинают играть вместо исполнителей, уходя в ненужную мелодраму. В итоге от фильма ничего не остается...

В свое время я услышал от Отара Иоселиани гениальную фразу: надо переводить так, чтобы тебя не было слышно. В итоге он нашел Александра Демьяненко (актера, сыгравшего в фильмах Гайдая знаменитого Шурика), который идеально озвучивал фильмы Иоселиани: я слышу, как говорят актеры по-грузински и понимаю это по-русски.

Сейчас нет, как раньше, специальной кинопрессы для зрителей, только Интернет. Где бы вы посоветовали зрителям черпать информацию, как выработать вкус к просмотру качественных фильмов?

– Насчет прессы вы правы. Совет? Наверное, надо любить кино и много его смотреть. Только так ты сможешь либо понять и принять фильм, либо оттолкнуть, составить собственное мнение. Главное – выключайте телевизор. За редким исключением, там давно уже смотреть нечего. Цените свое время. По моим приблизительным подсчетам, в семидесяти годах человеческой жизни примерно 20 тысяч суток, из них вычитаем время на физиологические потребности и прочие мелочи, в итоге остается только год жизни – только 365 дней на что-то действительно полезное, уникальное.

На сайте «Киносоюза» http://www.kinosoyuz.com мелькает информация о специальных интернет-фестивалях, рейтингах, дискуссиях. Пригодиться могут известные рейтинги вроде «12 лучших фильмов всех стран и народов» или «100 лучших фильмов года».

– И, навскидку, что, по вашей оценке, в последнее время стало мировым кинособытием?

– Такие картины, как «Фауст» Александра Сокурова («Золотой лев» на Венецианском фестивале – 2011), «Древо жизни» Терренса Малика («Золотая пальмовая ветвь» Каннского фестиваля – 2011), «Меланхолия» Ларса Фон Триера («Лучший фильм» в номинации Европейской киноакадемии, «Золотая пальмовая ветвь» Каннского фестиваля – 2011). Из новых российских фильмов – «Жила-была одна баба», «Елена», «Сибирь. Монамур» (в этом фильме главную роль талантливо исполнил и получил за нее множество наград наш земляк, заслуженный артист России Петр Зайченко. – Прим. ред.). Настоящее искусство всегда в оппозиции – даже не к власти, а вообще, когда человеку дают возможность посмотреть на свою жизнь, на свои действия и поступки с другой стороны.

врез

По моим приблизительным подсчетам, в семидесяти годах человеческой жизни примерно 20 тысяч суток, из них вычитаем время на физиологические потребности и прочие мелочи, в итоге остается только год жизни – только 365 дней на что-то действительно полезное, уникальное

врез

В свое время я услышал от Отара Иоселиани гениальную фразу: озвучивать надо так, чтобы тебя не было слышно