Вышла в свет новая книга волгоградского историка, краеведа Виктора Гомулова

Вышла в свет новая книга волгоградского историка, краеведа Виктора Гомулова
Это второй том авторских исследований истории рода казаков Минаевых. Издание вызвало большой интерес у потомков старинной фамилии и у широкого круга читателей. Наш обозреватель Юлия ГРЕЧУХИНА побеседовала с автором Виктором ГОМУЛОВЫМ о книге и о прошлом нашего региона.

Вспомнить всех пофамильно

– Виктор Иванович, почему вы взялись за продолжение книги «Казаки Минаевы»?

– Первая книга заканчивалась тем, что в 1731‑1732 годах императрица Анна Иоанновна и Сенат принимали меры к переселению на Царицынскую сторожевую линию на постоянное место жительства до 1000‑1200 донских казаков. По государственным указам их предполагалось расселить по рекам Волге, Иловле, Хопру и Медведице. Переселенцам с Дона царскими властями были обещаны многочисленные льготы. Но, несмотря на посулы, желающих переселиться оказалось немного.

– И тогда было решено создать Волжское казачье войско?

– Да. Его основой должны были стать «520 природных донских казаков». По новейшим историческим исследованиям можно выяснить, из каких хуторов и станиц Войска Донского вышли казаки-добровольцы, проследить семьи казаков-переселенцев пофамильно и по каким причинам они изъявили желание переселиться на Волгу. С этого времени можно проследить родословия донских и волжских казаков по географии их проживания: Дон – Волга – Терек. Вот о том и повествует первая глава моей книги.

– Чем она интересна и полезна?

– Интересна эта книга будет по ряду причин. Я в ней привожу фамилии предков, проживавших на Дону до 1732–1734 годов; фамилии казаков-переселенцев, основавших четыре волжских казачьих станицы. Пишу о том, как исполняли воинскую службу волжские казаки, и о причинах их массовой депортации по указу Екатерины II на Терек. Не менее интересны по своему содержанию и по новизне используемых архивных документов и другие главы, особенно для жителей Еланского района.

Куда ведут игры разума?

– Можно ли сравнить ваши исторические изыскания с детективом? Были в работе неожиданные повороты, открытия, тайны?

– При глубоком, доскональном изучении отечественных архивов исследователь как бы отправляется в приключенческое путешествие, полное неизвестности и тайн. Утомительная работа в архивах превращается в прелюбопытное открытие прошлого сел и станиц, судеб отдельных семей, обычаев и традиций. По сути, любое колено отдельно взятого рода содержит столько загадок, предполагаемых версий по каждому факту, что для их разрешения требуются творческое воображение, смекалка и историческая эрудиция. Изучение любого родословия действительно напоминает детективное расследование, но, к сожалению, оно не всегда завершается успехом.

– В чем же главная сложность?

– Для успеха в составлении многоколенных родословных росписей нужно найти – и желательно в хорошей сохранности – основные генеалогические документы: ревизские сказки (переписи), метрические книги церквей и рекрутские списки. Самая большая радость для исследователя обнаружить в архивах эти три важнейших фолианта. Меньшее удовлетворение получаешь, когда вынужден использовать лишь один из этих источников. Наиболее огорчительная картина – полное их отсутствие.

– Но если с источниками проблема, как поступить тогда?

– В таких случаях, насколько мне известно, некоторые недобросовестные исследователи создавали вымышленные родословия, имеющие мало чего общего с историческими реалиями. Кое-кто описывает свой род до того значимым, что выходит, будто благодаря исключительно ему сформировалось Войско Донское, именно его мы должны благодарить за все блистательные победы во всех войнах России с XVI века.

– Но такие фальсификации ведь не новы?

– В отечественной генеалогии, к сожалению, да. Пожалуй, наибольшей бесцеремонностью в изложении своего родословия отличились мелкопоместные дворяне Супоновы, родоначальником которых назван некий «Генералиссимус СУП», успевший между двумя поездками на Русь стать испанским королем. Неподражаемую версию своего рода издали в конце XVII века Римские-Корсаковы, назвав своей родоначальницей ни много ни мало греческую богиню Венеру.

Фамильная честь

– Чем примечателен род Минаевых? Можно ли сказать, что в нем в какойто степени отражена история огромной страны России?

– В первой книге я высказывал предположение, что один из предков Минаева служил в отряде атамана-донца Федора Павлова и именно этот отряд донских казаков в количестве 130 человек был оставлен в Астрахани, через год они же и привезли свои семейства с Дона. О том, что далекий предок Минаевых поселился именно в бывшем Астраханском царстве, есть некоторые косвенные доказательства. У Станислава Александровича Минаева (заказчика изданных мною книг) родной дед был награжден Георгиевским крестом IV степени, Георгиевской медалью IV степени, за боевые отличия произведен в урядники. В 1919 году М. Ф. Минаева арестовали по доносу, что он якобы был урядником жандармерии, и ему грозило 10 лет каторжной тюрьмы. Но он бежал из‑под ареста и вскоре был призван в ряды Красной Армии. Воевал против армий Врангеля, затем против банд Махно, Маслакова и Вакулина. В 1938 году по доносу был осужден как политический преступник. Пока отец отбывал тюремный срок в лагерях, два его сына – Николай и Александр – сражались в рядах Советской армии. За мужество и храбрость их награждают орденами и медалями. Напомню читателям, как неприязненно относились в те годы к детям «врага народа». Можно представить себе, какую беспримерную отвагу надо проявить, чтобы сыновей «врага народа» представили к награде. Вот это и есть настоящая жизненная история…

В поисках Надежды Дуровой

– Кто ваши кумиры в исторических исследованиях?

– Настоящими своими учителями считаю русских историков XIX века: Карамзина, Ключевского, Соловьева. В областной библиотеке им. М. Горького есть зал новых поступлений, новинок по истории, краеведению, фольклору, философии и др. Примерно раз в две недели знакомлюсь с новыми поступлениями книг, наиболее значимые выписываю себе в блокнот.

– Любимые писатели?

– Виктор Астафьев, Григорий Бакланов, Владимир Карпов, Валентин Распутин.

– Как рождаются темы ваших исследований?

– Сюжеты я черпаю в архивных фондах. Но иногда темы подбрасывают мне читатели при встречах. Недавно студенты задали вопрос: «О героях-казаках у вас написано много, а вот о героинях-казачках почему ничего нет?» И правда, почему о казачке с ее боевитостью, задором, силой воли, опытом потомственной наездницы мы ничего не можем сказать? Неужто среди донских казачек не нашлось ни одной Надежды Дуровой? Уверен, что не одна! Может, все дело в том, что историю казачества пишут одни мужчины?

– А свою родословную вы хорошо знаете?

– По отцовской линии  предками были крепостные крестьяне барона Колокольцова, которых он переселил из Воронежской в Саратовскую губернию. Самый отдаленный известный предок, по ревизским сказкам за 1811 год, Антон Гамулов (Гомулов), родившийся приблизительно в 1748‑1750 гг. А по материнской линии – Кочетовы, одна из распространенных фамилий казаков на Дону. Эту свою казачью ветвь я не изучал. Можно и нужно гордиться своим казачьим родословием при наличии документально выверенной генеалогии. В противном случае будет обыкновенная профанация. Предпочитаю БЫТЬ историком казачества, чем СЛЫТЬ казаком.

Досье «ВП»

Виктор Иванович Гомулов, писатель-краевед, историк-архивист, генеалог, действительный член Царицынского генеалогического общества, кандидат философских наук, доцент, член Союза журналистов РФ, член Волгоградского отделения Российского общества историков-архивистов, член Волгоградского филиала Российского Фонда культуры, автор более 400 научных и научно-популярных публикаций, автор и соавтор книг по генеалогии и краеведению Нижне-Волжского края.

Добавить комментарий

Поделиться в соцсетях