Я на тебе, как на войне

Известно – если в первом акте на сцене висит ружье, то в последнем оно обязательно выстрелит. Во втором акте нового спектакля ТЮЗа «Фронтовичка» на видном месте долго лежал нож. Им резали хлеб, им же порешили главную героиню, к счастью, не до конца.

В основе спектакля – пьеса молодого драматурга Анны Батуриной, ученицы известного Николая Коляды, основоположника уральской драматургической школы, неутомимого исследователя свинцовых мерзостей русской жизни.

Пьеса «Фронтовичка» в 2009 году получила престижную литературную премию «Дебют». Что важно, это обращение юного (немногим старше 20 лет) автора к теме Отечественной войны, которая, как никакая другая, объединяет россиян. Постановки о войне в привычном советском ключе сейчас невозможны. Нужен какой-то новый, интересный современному зрителю сценический язык, свободный от плоскостного, идеологизированного подхода.

Не этим ли объясняется то, что театр и его руководитель заслуженный артист России (он же постановщик, сценограф спектакля, придумавший музыкальное офрмление) Альберт Авходеев взяли пьесу «Фронтовичка» с ее сумасшедшим переплетением смыслов: война и любовь, мир и война, любовь и предательство, беспросветность и надежда…

Главная героиня – 24-летняя фронтовичка, сержант Мария Небылица (актриса Татьяна Доронина), после тифа и выкидыша расстается с любимым мужчиной в военном госпитале. Жених Матвей (Иван Дедов) отправляет Машу к своей матери в провинциальный городок.

Безумно любя своего солдатика, Мария боится начинать без него жизнь на гражданке. Ведь делать-то ничегошеньки не умеет, один год хореографического училища за душой. Поселившись у будущей свекрови, она устраивается в местный ДК имени Розы Люксембург вести кружок танцев. Мечтает о свадьбе, старательно учит детишек батманам и плие. Однако долгожданный приезд Матвея стал почти смертельным ударом – он является в отчий дом вместе с беременной женой Шурой.

Мария сбегает жить в барак, где ее сексуально домогается алкоголик-сосед. Единственная отдушина в ее жизни, разом потерявшей смысл, – ученицы, которых она обещает сделать красивыми (массовку «маленьких лебедей» органично изображают воспитанницы образцового ансамбля танца «Волжаночка»). Под знаменитую пьесу-багатель «К Элизе» девочки выполняют экзерсис у балетного станка. А Маша объясняет им, что в войне побеждают не люди и не страны, а «Бетховен или что-то другое».

С такой учительницей хореографический ансамбль добивается успехов. И даже получает грамоту на смотре в Ленинграде. Но сердце главной героини по-прежнему разбито. Ей не интересны ухаживания баяниста Алеши (Георгий Гулуев). Зато когда в ее барачной комнатке случайно появляется бывший жених Матвей, у которого не задалась семейная жизнь, у фронтовички снова забрезжила надежда на возвращение любимого. Маша и Матвей проводят вместе ночь.

Увы, утром выяснилось, что несмотря на все нежные признания Матвей уходить от супруги не собирается. Вне себя от обиды Маша кричит, что больна сифилисом. Оскорбленный Матвей хватает нож…

Финал. Чудесным образом оставшись в живых, фронтовичка едет на Дальний Восток, «посмотреть океан», и встречает в вагоне бывшего однополчанина, тайно влюбленного в нее…

Трудно сказать, чего в спектакле больше – мелодрамы в духе жестокого романса, античной трагедии или постмодернистского сюра. Главный вопрос: осталась ли у героини хоть капля веры в счастье после перенесенных ею невероятных страданий? Чем вообще спасались люди после кризисов, катастроф отечественных и чеченских войн?

Есть ли ответ у создателей спектакля?

В нем настойчиво подчеркивается экзистенциальность окружающего мира. Вот слепой калека, лицо которого сплошь покрыто бинтами, бьется о стену затхлой палаты с воплями: «Выпустите меня отсюда!» Вот по сцене медленно провозят каталку с «трупом» умершего, накрытым белой простыней с яркими кровавыми пятнами. Вот госпитальный начальник почему-то расхаживает, как мясник, в клеенчатом фартуке с кровянистыми потеками.

В последних сценах звучат не очищающие аккорды Бетховена, а хоровое исполнение приблатненного шансона («Костылем стучу в дверь ресторана, эй, подайте калеке войны…»). А в завершение – надрывный тюремный фольклор: слезливая песня про молодого жигана в каталажке.

У персонажей пьесы лексика трудных подростков и бордельных стерв. Угрозы повесить соперницу на лифчике чередуются с жаргоном 21-го века («финт ушами», «мужик сломал – мужик сделал» и т. д.), несмотря на то, что во «Фронтовичке» описаны сороковые годы.

Грязь в отношениях, пьяные скандалы – среда, в которой героине приходится любить, мучиться, выживать. Актрису Татьяну Доронину даже не узнаешь, так она вжилась в образ бледной худенькой девушки, добросовестно выкладываясь в роли, требующей огромных эмоциональных затрат.

«Война выпотрошила из вас женщину», – говорят Марии Небылице, и этой жесткой, сухой ноты исполнительница придерживается, играя роль. На протяжении всего спектакля Мария, преследуемая ухажерами, оберегает свою женскую честь, применяя неожиданные для балерины, да и для девушки-сержанта, навыки боевых единоборств. В финале она сбегает на край света под железное лязганье вагона (лейтмотив спектакля), сулящего неприкаянность и бесприютность, вечную дорогу до конца дней.

Порой это смакование вселенского абсурда жутко раздражает. А порой поражает жалостью к самим себе.