«Здесь воздух пахнет сталью, но это не самое страшное…»

В музее «Память» открылась выставка писем и приказов из Сталинградского котла

Эта экспозиция бесценных исторических документов из фондов музея-панорамы «Сталинградская битва» могла бы вовсе не состояться. В 1953 году коллекцию трофейных писем полевой почты солдат вермахта и документов уничтоженной группировки противника было приказано сжечь. Но заведующая отделом музея обороны Царицына – Сталинграда Татьяна Науменко и главный хранитель фондов Анна Бондаренко на свой страх и риск спасли эти бумаги от уничтожения. Часть документов выставки предоставлена немецкими историками земли Бранденбург и берлинского района Кройцберг. Помимо писем, в экспозиции немало любопытных фотографий, рисованные инструкции немецким солдатам о том, как утепляться газетами, пропагандистские листовки и приказы Паулюса и Гитлера.

«Эти немецкие «мальчики» были орудием смерти»

Не все экспонаты уместились на стендах. Рядом на столах лежат большие тетради с подборками писем солдат вермахта из Сталинградского котла. На одном столе тетради на немецком, на втором – в переводе на русский. Ведь музей «Память», филиал музея-панорамы, в эти дни посещает множество туристов из Германии и Западной Европы.

– В Германии сейчас про солдат вермахта часто говорят: «Это наши бедные мальчики. Их обманули фюрер и его подручные. Они – такие же жертвы этой жестокой войны», – говорит научный сотрудник музея-панорамы «Сталинградская битва» Владимир Куликов. – Но не надо забывать, что эти немецкие «мальчики» были орудиями смерти. Они оставили за собой след из десятков сожженных дотла городов и деревень, из тысяч убитых мирных жителей. 6?я армия Паулюса, попавшая в Сталинградский котел, вовсе не конфеты раздавала детям Советского Союза, а убивала всех без разбора. Они оставили за собой кровавый след…

Поэтому, попав в окружение, один из солдат вермахта пишет:

«Если в ближайшее время не произойдет чуда, я погибну здесь. Как может человек выдержать все это! Может быть, все эти страдания – кара божья?

Бруно К. 13.12.1942 г.»

«100 грамм хлеба в день… Хлеб, хлеб, хлеб!»

С момента завершения окружения ситуация со снабжением в котле ухудшалась с каждым днем. Продовольствия, обмундирования и горючего становилось все меньше. Ни разу авиация не доставила в котел продукты. Но часто в избытке были ордена и пропагандистские брошюры.

Так, некие «светлые» штабные головы креативно предлагали попавшим в Сталинградский котел солдатам утепляться газетами и носками. Инструкция сопровождалась рисунками.

Вскоре солдатам стали выдаваться только голодные пайки. Воюющим частям едва хватало обмундирования. А обеспечение раненых в госпиталях было нарушено из?за отсутствия медикаментов, перевязочных материалов и оборудования.

«В нашем положении начинаешь ценить дом, даже если и приходилось много работать. Так что будьте довольны своей жизнью, даже если иногда приходится тяжело», – пишет неизвестный солдат, которому слишком поздно открылась истина. Письмо датировано декабрем 1942 года.

«Я еще здоров, но вял и бессилен. Кое-кто уже совершенно упал духом… Я думаю день и ночь о большом количестве молока и масла, которые ел дома. И о чем?то сладком. В надежде, что вам никогда не будет так плохо, как мне, приветствую вас всех…

Бертольд П. 9 января 1943 г.»

«Здесь мы понимаем слово божие «Дай нам наш сегодняшний хлеб!» в его полном значении. 100 грамм хлеба в день! Почти один кусок. Ты не можешь себе представить, что это значит при этом холоде в 33–45 градусов. Хлеб, хлеб, хлеб!»

Обер-ефрейтор Вили Н. 18.01.1943.

«Русский Иван силен и сражается, как лев»

Пишут немцы и о мужестве советских солдат:

«Русские каждый день атакуют многократно, несмотря на большие потери. По показаниям языков, только за последние дни они потеряли на нашем небольшом участке фронта 200 человек убитыми, не считая тех, кого не смогли собрать с поля боя. Все это время, пока мы находимся здесь, воздух насыщен металлом ежесекундно… Русский Иван силен и сражается, как лев.

Ваш брат и сын Курт. 1943 год.»

«Здесь воздух наполнен сталью и железом, но это не самое страшное…

Ваш сын и брат Вернер.»

В то же время на выставке можно увидеть приказ немецкого офицера с такими словами:

«23.01.43. Группа армии Дон.

Группа ведет бои без тяжелого оружия и без продовольствия до состояния изнеможения. Люди погибают, замерзают с оружием в руках. Принял унтер-офицер Клюсс».

«Нам надо брать с них пример»

А вот что один из немецких офицеров вермахта пишет о женщинах Сталинграда:

«Поразительны моральные устои местных женщин, которые свидетельствуют о высоких ценностях народа. Для многих из них слово «любовь» значит абсолютную душевную преданность, на мимолетные отношения или приключения соглашаются немногие. Они демонстрируют – во всяком случае, что касается женской чести – совершенно неожиданное благородство. Не только здесь, на севере, но и на юге это так. Я говорил с одним немецким врачом, приехавшим из Крыма, он заметил, что в этом даже нам, немцам, нужно брать с них пример…»

Как сложились судьбы фельдмаршала Паулюса…

Рядом на выставке можно увидеть противоречащие друг другу приказы фельдмаршала Фридриха Паулюса и Адольфа Гитлера по ситуации в Сталинграде. Иметь у себя эти бесценные документы – большая удача для любого музея.

В день своего пленения фельдмаршал Паулюс диктует такой приказ:

«К группе армии Дон:

31.01.43.

6-я армия стояла за фюрера и Отчизну до последнего человека, до последнего патрона. Верная своей клятве и помня свою важную задачу.

Паулюс».

В тот же день Адольф Гитлер дает указание:

«Капитуляция исключена. Армия должна бороться до последнего патрона… 6-я армия внесет вклад в немецкую историю…

Адольф Гитлер».

Знаете ли вы, что Паулюса даже не судили? Хотя он – один из авторов плана Барбаросса, реализация которого унесла более 27 млн жизней! Наши спецслужбы так хорошо поработали с Паулюсом, что на Нюрнбергском процессе он выступил как свидетель со стороны Советского Союза.

…и пленившего его генерала Ласкина

Многие не знают, например, кто пленил фельдмаршала Паулюса. Вот у нас соседняя выставка о судьбе этого человека: « Иван Ласкин и Фридрих Паулюс. Встреча на переломе», – говорит Владимир Куликов.

А потом, примерно через год после пленения фельдмаршала, Иван Ласкин, уже будучи начальником штаба 4-го Украинского фронта, будет арестован. К тому моменту выяснится, что в 1941 году он непродолжительное время был в немецком плену, откуда бежал, но утаил этот момент при проверке, чтобы продолжать сражаться.

Ласкин девять лет провел в тюремных застенках, хотя его вину так и не смогли доказать, лишь переквалифицировали дело на более мягкую статью, по которой он получил вместо расстрела 5 лет.

Но уже в 1952 году ему было зачитано постановление об амнистии в связи с победой над фашизмом, и бывший генерал-лейтенант был из-под стражи освобожден. 29 мая 1953 года приговор был отменен и Ласкин полностью реабилитирован, причем после этого ему удалось восстановиться в армии. Но девять лет жизни у него отняли.