"Борьба должна быть честной"

Один из участников Олимпийской эстафеты, которая все ближе к городу-герою Волгограду, – Александр Золотарев,участник Олимпийских игр в Мехико-1968, многократный призер чемпионатов Европы и СССР по легкой атлетике:

– Некоторые беспокоятся, как я свой этап пробегу. Хочу успокоить и заверить – форму поддерживаю самым естественным образом. Живем в своем доме в Краснослободске, где все приходится делать своими руками. И ремонтировать, и дрова заготавливать, и огородом заниматься. Была и есть, конечно, возможность жить в обычной городской квартире, но мы с женой выбрали, так сказать, деревенский вариант и ничуть не жалеем. Летом чуть не через день езжу на рыбалку на велосипеде. 10 километров в один конец, 10 обратно. Красота в пойме неописуемая, воздух замечательный. Никакие коммунальные удобства этой радости не заменят.

Деталей парада открытия Олимпиады в Мексике не могу вспомнить не по причине плохой памяти. Большинство атлетов скажут точно то же самое, потому что голова занята во время церемонии совершенно другим – как выступить удачно! К тому же эмоции от увиденного просто захлестывают, а все это только отнимает энергию. Вот фрагменты факельной эстафеты на Олимпиадах в Мюнхене-1972, Монреале-1976 и Москве-1980 помню. А лучше всего, конечно, стадион Лужники. Кстати, зажигать огонь в олимпийской чаше должен был мой недавний товарищ по команде и одновременно соперник, Виктор Санеев. Он к тому времени уже трижды становился олимпийским чемпионом, и по праву заслужил эту честь. Но в последний момент наверху переиграли и предоставили право финального аккорда баскетболисту Сергею Белову. Если же говорить в целом об атмосфере, о том, как организованы были соревнования и все что с этим связано – московская Олимпиада оставила самое яркое воспоминание. А уж наши спортсмены действительно чувствовали себя дома.

Что бы я пожелал участникам Олимпиады в Сочи? Прежде всего – борьба должна быть честной. В свое время мне довелось побывать комсоргом сборной СССР. О многом приходилось разговаривать с товарищами по команде. Тогда еще не было такого термина как «фейр плей». Но мы всегда помнили о том, что победа, добытая нечестным путем, никому счастья не приносила.