А вокруг - ни души

«Волгоградская правда» продолжает отслеживать судьбу семьи, которая поселилась в голой степи, став добровольным отшельником…

Восемь лет назад камышанин Александр Меренков ушел от цивилизации, решив стать одним целым с природой. «Волгоградская правда» продолжает отслеживать судьбу семьи, которая поселилась в голой степи, став добровольным отшельником…

На всем своем

Семья Меренковых – это 70?летние Александр Иванович, его супруга Надежда Васильевна и ее мама – 96?летняя Анна Михайловна Долозина, участник Великой Отечественной войны. Восемь лет назад они оставили детям и внукам благоустроенную квартиру в Камышине и переселились в безлюдную степь в 70 км от города. Взяли в аренду 2,5 гектара земли с ложбинкой вековых деревьев. Возвели здесь мастерскую, баню, летний душ, дровники. Плюс жилой домишко, который еще хозяин именует «художественной мастерской». В них тепло зимой и не жарко летом. Уникален и вырытый вручную колодец в виде бутылки. Низ «бутылки» площадью до трех метров, верх – полтора. Такая форма помогает поступлению воды не только снизу, но и затягивает ее сверху – из атмосферы, как в воронку. Вода никогда в таком колодце не переводится.

На заимке у Меренковых нет электричества, хотя линия электропередач – в двухстах метрах от участка. Газом тоже не пользуются. Отвергли, разумеется, и блага цивилизации в виде холодильника (продукты хранятся в вырытых в земле погребе и погребице), телевизора, стиральной машины и прочей бытовой техники. Единственный источник энергии – маленькая солнечная батарея. Плюс природные светила и керосиновая лампа. Из средств передвижения – велосипед, для поездок в магазин в соседнюю деревню. Зимой для этого хозяин встает на лыжи.

В радиусе 9 км от жилья Меренковых – ни души. Гробовую тишину нарушают (раз в сутки!) лишь стук проходящей неподалеку электрички да лягушки.

Александр Иванович – сын потомственного кузнеца. Начинал тоже кузнецом. Затем – высшее военное погранучилище. Служил. Уволился в роковые 90?е (до сроку!) капитаном. После – учитель военной подготовки в школе. Затем – снова кузнец на заводе. Отработал по горячей сетке 10 лет.

– Однажды решили жить по?другому. Как наши предки – чтобы были чистыми воздух, вода, еда и… душа. Плюс физический труд на природе, – поясняет Меренков.

Еще год в голой степи

– Ну как перезимовали? – интересуюсь с порога у Надежды Васильевны и Александра Ивановича.

Рукопожатие у хозяина, как и раньше, железное.

– Все хорошо, – приветливо улыбается Надежда Васильевна. – Зима была теплой, не снежной.

Хозяева приглашают «почаевать» за стол в ложбинке деревьев. Неподалеку – сарайчик. В нем семья провела свой первый год «отшельничества».

Удивила образцовая чистота на всем участке и вокруг него. Никаких бытовых отходов!

– Мы когда пришли жить сюда, первым делом очистили всю территорию вокруг на несколько километров, – поясняет хозяин. – А сегодня весь бытовой мусор собираем и вывозим на санкционированную свалку близ соседнего села.

Моются Меренковы в баньке, которую топят по?черному.

– Мы – свободные люди на свободной земле, – делится Александр Иванович, переводя разговор в экономическую плоскость. – Никакого экономического кризиса мы не ощущаем! Потому что ни от государства, ни от мира вообще наша жизнь никак сегодня не зависит.

– Ни от цен на нефть, на газ, бензин, – уточняет Надежда Васильевна. – Платим только за аренду земли до тысячи рублей в год. Вот и вся наша «коммуналка».

Меренковы девятый год продолжают жить без электричества, газа, бытовой техники. Из благ цивилизации – сотовые телефоны, которые включают в сутки лишь на «сеанс связи» с детьми и внуками. Минут на 20. Для подзарядки телефонов – крохотные солнечные батареи. Читают при керосиновой лампе. При этом очков не носят! Трудятся по 14 часов в сутки.

– Подъем в четыре утра. Часовая зарядка. Легкий завтрак – и в поле, – рассказывает Надежда Васильевна. – После обеда – обязательный дневной сон. И снова в огород.

– Бабушка наша крепится, – поясняет Александр Иванович. – 96?летие недавно отметила. Врачам, как и прежде, не докучает. Одна проблема: память ослабла. В остальном – нормально! Перед уходом в степи без таблеток не жила ни дня. Горстями их глотала. Почки от этой химии отказались работать, ноги опухали. А сегодня – никаких таблеток!

Соседи – волки со змеями

– Мы тут пребываем в пространстве, где царят любовь и добро, – говорит Меренков. – Никакой суеты, злобы в душе. Только покой и гармония!

– Не замерзаете в своих «хоромах» в мороз?

– На этот счет все продумано было еще на стадии строительства, – уточняет Александр Иванович. – Наши «дворцы» построены так, что способны выдержать не только лютый мороз, но даже землетрясение.

При любых природных катаклизмах, уверен Меренков, его заимка – как Ноев ковчег.

– А что нового в отношениях с соседями из числа фауны? – интересуюсь.

– Мы никого не беспокоим, и нас никто не трогает. Отношения обоюдно уважительные.

Волков Александр Иванович поделил на «своих», то есть местных, и «чужаков». Тех, которые якобы приходят из соседних регионов. Вторые, мол, норовят безобразничать.

– «Чужаки» и по цвету другие, и по повадкам, – уточняет Меренков. – Внешне они темнее, лохматые и роста небольшого, а самое ужасное – злее наших, местных. Я местных всех знаю. Как?то один из волков повадился ходить к нам на участок, но не вредничал. Погостит, осмотрит наши владения и уходит. Иногда пулей пронесется мимо, не обращая на нас никакого внимания. Понял, видать, мы – добрые соседи…

А вот дикие собаки – это страшно. Обозленные. Стаями бродят вокруг. Нас беспокоят, на косуль, сурков и лис нападают.

– Змеи не тревожат? Говорят, в этом году их целые нашествия?

– Ладим и с ними. Они нас уважают – и мы их не трогаем! Ну, разве что вылезет иная прямо на дорожку, по которой колесим от дома до ложбинки, развалится, чтобы погреться на солнышке. Обойдем ее бережно, не побеспокоив. Погреется – и уйдет спокойно.

– И миграции мышей в эту зиму тоже не было, – продолжает Надежда Васильевна. – Бог миловал…

– С животными все ясно. А по людям скучаете?

– Нет, не скучаем, – парирует Надежда Васильевна. – В общении со всеми подряд нужды нет. Нам нужны лишь светлые люди. Таковые из друзей и родных нас и здесь находят. А другие нам и не нужны. В свободные от работы минуты читаем вслух книги, периодику. Новости в стране и мире узнаем по радио.

Видно, что супругам вместе действительно очень комфортно. Полная степная идиллия! Они счастливы вполне. Этот период своей совместной жизни Меренковы называют «периодом особого тепла и обретения мудрости»…

– А хотели бы, чтобы на вашем хуторе еще поселились люди?

– Да, хотели бы, – не скрывает хозяйка. – Ведь это будут такие же люди, как и мы. Те, кто единение с природой ставит выше материальных благ. Мы вот и гостевой домик специально для «экстремалов» затеяли строить…

– У нас здесь абсолютно уникальная энергетика, – подключается Александр Иванович. – Безо всяких удобрений собираем завидные урожаи. Ведро картошки посадили, 16 ведер собрали. С грядочки высаженных огурцов солим плоды бочками…

Выяснилось из разговора: в канун нашей встречи Александр Иванович отметил свое 70?летие. Не скрывал радости: приезжали на заимку дети, внуки и другие родственники.

А еще старик заинтриговал своими новыми планами.

– Масса технических задумок есть по поводу облегчения труда и жизни, – сообщил, не вдаваясь в подробности, хозяин заимки.

А тайн всех раскрывать не стал, чтобы, как он выразился, не «спугнуть удачу». Подчеркнул одно: все новые механизмы, устройства будет делать так же – своими руками, используя свои технические знания и смекалку.

– Я по жизни ведь много ремесел освоил, – подчеркивает. – Все умею делать сам.

Не перестает мечтать Александр Иванович и о каскадах прудов, заполненных водой, которые здесь должны в итоге появиться. Пруды эти непременно должны облюбовать лебеди. И место станет просто райским.

– Но ведь можно слиться с природой, и не отказываясь от благ цивилизации, – не сдаюсь я. – Зачем эта каждодневная борьба за выживание? Зачем жить под керосиновую лампу, если рядом – столбы ЛЭП? Зачем погребица, если можно купить холодильник?

– У нас другая жизненная философия, – говорит мой собеседник, давая понять, как я далека от их понимания жизненных благ, труда, отдыха и счастья…

На прощание Меренковы пригласили меня с мужем, когда гостевой домик будет «сдан в эксплуатацию», пожить в нем и ощутить прелесть их жития на природе. Полы, кстати, в этом строении земляные. Окошки крошечные. Снаружи древесина покрыта глиной, изнутри – камыш. В качестве кровати – деревянное ложе. Экзотика, да и только!

Возможно, пожив без удобств, поработав рука об руку с милыми моему сердцу героями по 14 часов в сутки от зари и зари, я не только избавлюсь от бессонницы, но и пойму всю их философию?