Адресок мой передай в родную сторонку

В регионе объявлена акция «Сохрани подвиг деда в памяти своей». По мнению ее организаторов, сегодня интерес к событиям Великой Отечественной активно проявляют молодые люди. Многие задумываться: «А у меня ведь был дед, который воевал. А что я о нем знаю?» Выясняется, что в большинстве случаев – почти ничего.

Не нашли? Все равно не сдавайтесь
…Самая типичная история, похожая на тысячи других. Прадед погиб в первые годы войны. Извещения, что пропал без вести, не сохранилось, нет ни писем, ни документов, даже фотографии не осталось. Первое, что советуют в таких случаях, – обращаться в Подольск, в Центральный архив Минобороны. На ваше заявление: «Прошу сообщить место захоронения такого-то бойца, погибшего предположительно в 1941 году, 1916 года рождения» скорее всего вы получите через пару месяцев скучный ответ: «в списках учета безвозвратных потерь за период 1941-1945 годов в числе погибших, умерших от ран и пропавших без вести не значится».
После этого взаимного обмена незнанием между государством и гражданином поиски, как правило, заканчиваются. Остается только, как говорят в таких случаях, память. Что дальше?
За год в Волгоградский центр по патриотической и поисковой работе поступает до 800 запросов с просьбой установить судьбу того или иного фронтовика. Люди до сих пор не теряют надежду хоть что-то разузнать о своих близких, не вернувшихся с войны. Параллельно идет поиск родственников тех бойцов, останки которых «подняли» поисковики. Большое счастье, когда получается состыковать данные.
Примерно по половине запросов удается найти информацию. По остальным – работа продолжается годами, ведь архивы как электронные, так и бумажные постоянно пополняются.
Чужих павших не бывает
Поисковики настаивают, что человек – не иголка. И родственники при детальном расспросе могут вспомнить больше, чем фамилию и год рождения.
–Для нас поиск каждого человека – это не работа, это жизнь. Не все родственники смогут так искать, – считает специалист «Волгоградпатриотцентра» Светлана Первухина.
Она говорит о том, что в Подольском архиве сотрудникам не так просто справиться с потоком запросов со всей страны. Где-то человеческий фактор, где-то действительно недостаток информации обрывают надежду родственников отыскать хоть что-то о своем солдате. И тут на помощь людям приходят поисковики.
Светлана приводит пример. Волгоградская семья искала место гибели своего родственника. Было известно, что он пропал без вести в Елхах (это поселок в Советском районе Волгограда). Архивные данные не подтвердили информации, что он там захоронен.
– Когда в ситуации начинает разбираться человек знающий историю и поисковую работу, то смотрит, как боец туда попал. К тому же, если он числится в Елхах, то это не значит, что именно там и погиб. Место захоронения этого солдата мы нашли в селе Абганерово Октябрьского района. Именно там был большой прорыв, и часть дивизии, в которой воевал искомый человек, дошла до Елхов, начала защищать город.
Вообще, главный документ, по которому можно сегодня узнать судьбу погибшего, – похоронка или письмо с фронта, а также документы, которые находятся в военкомате, где призывался боец. На них обязательно стоял штамп с номером полевой почты: по нему можно узнать и номер воинской части. Если знать, где служил, дату или место рождения, а также примерную дату гибели, круг поисков сужается. Можно узнать довольно точно (до полка, до батальона) расположение войск в этот день (эти данные сегодня открыты) и «применить» его к местности (хоронили, как правило, на месте боя).
О тех, кто умирал в госпиталях, зачастую передвижных, данные хранятся отдельно – в Военно-медицинском архиве в Петербурге. Наконец, данные на солдата записывались в полковые книги, и начинать поиски можно с них, если есть точные данные о части, в которой служил солдат Великой Отечественной.
Искать можно и среди военнопленных (немцы, надо отметить, вели более подробный учет, чем наши).
«Дед жил рядом, а мы его так и не расспросили». Так бывает часто. Светлана Первухина рассказывает, что от ребят, которые приходят в поисковые отряды, не раз слышала такие слова.
– Мы помогаем также определить фронтовой путь человека и установить подвиг, за который им были получены награды (ордена и медали), – продолжает Светлана Первухина. – Это касается информации о тех фронтовиках, которые вернулись домой, прожили жизнь, но в семье памяти о своем подвиги не оставили.
Гарий из Нидерландов
Запросы в Волгоград приходят не только изо всех концов нашей необъятной страны, но из-за рубежа. Недавно пришло письмо из Нидерландов от местной общественной организации, которая занимается сохранением памяти. Они написали, что на их кладбище захоронен боец по фамилии Кумызин Гарий. Просили отыскать его родственников.
Этот человек был военнопленным, умер во время тяжелых работ. Сначала был захоронен в Германии, а потом, вероятно при укрупнении кладбищ, могилу перенесли в Нидерланды.
– Мы сразу поняли, что фамилия бойца видоизменилась из-за перевода на другой язык. Так Куницын Гаврил превратился в Кумызина Гария, – говорит специалист «Волгоградпатриотцентра» Анастасия Соловьева. – Мы по своим архивам определили, что это боец из Сталинградской области. Стали обращаться во все органы – от милиции и пенсионного фонда, до миграционной службы. В последнем учреждении выяснили адрес родственников. Оказалось, что у погибшего бойца осталось трое детей. И все они живы до сих пор. Младший из сыновей со слезами рассказывал, что они каждый год ждали возвращения своего отца. Теперь, говорят, спокойны. Думают о том, чтобы отправить одного из членов семьи на его могилу.
Путеводная «Звезда»
Был случай, когда поисковики во время вахты памяти нашли при погибшем бойце орден, «Красную звезду». На то, чтобы установить имя героя, ушло более четырех лет.
– Искать нужно было человека по номеру награды, – объясняет Анастасия Соловьева. – Но в архивах данные выстроены по фамилиям. Допустим, на букву «А» работники фондов могут посмотреть документы, а чтобы переворошить всю картотеку в поисках человека с нужным номером награды – на это способны только энтузиасты.
Через четыре года боец обрел имя – лейтенант Антонов. Последнее фото в семейном архиве – он с «Красной звездой» на гимнастерке, на руках двухлетняя дочурка.
– Нам удалось отыскать его дочь, ту самую, что на пожелтевшем снимке, – рассказывает Анастасия. – Это был последний раз, когда она видела своего отца живым. Женщина приехала в Волгоград из Мариуполя, на его могилу. Здесь ей передали орден.
По словам Анастасии, к определенному возрасту люди не просто стремятся узнать, где захоронен их родственник, но хотят приехать поклониться на могилу. И все же интересно, если данные есть в архивах, почему же за столько лет родственникам не сообщили о судьбе погибших бойцов?
–На такие поиски огромный социальный заказ, – говорит она. – Очень много людей погибло на войне. Чтобы все эти данные кому-то сообщить, нужно «загнать» весь Подольск в архив. И все равно на это понадобится не менее ста лет.
Где искать
1. Через «Волгоградпатриотцентр». Запросы можно отправить по адресу: 400001, г. Волгоград, ул. Канунникова, 23. Бланк можно скачать на сайте www. volgpatriot.ru.
2. Через Центральный архив Минобороны в Подольске или Военно-медицинский архив в Петербурге (если есть данные, что скончался от ран).
3. Через обобщенный электронный банк данных «Мемориал»: http://www.obd-memorial.ru/.
4. Через сайт http://podvignaroda.mil.ru/ – это электронный архив, в котором можно найти информацию о героях войны и о различных наградах.