Анатолий Бакулин: «Страну можно доверить только профессионалу»

Эта зима войдет в историю России, как одна из самых политически жарких. Сначала выборы в Госдуму России, обсуждение итогов которых не утихло до сих пор. Затем президентская кампания, не менее острая и полемичная. О непростой ситуации, которую переживает страна, мы беседуем с вице-спикером Волгоградской областной думы, председателем Совета директоров Волгоградской области Анатолием Бакулиным.

– Анатолий Васильевич, сегодня все говорят о второй волне мирового финансового кризиса. Вы были одним из членов регионального антикризисного штаба в 2008 году. Что все-таки тогда нам помогло уцелеть?
– Я ведь прошел в качестве руководителя предприятия и все кризисы 90-х годов. В то время вообще не было надежд на хоть какое-то развитие. Приходишь на работу, и у тебя одна мысль – как заводу выжить. Даже в долг мы брали, пользуясь только связанными кредитами. То есть, Запад кредитовал нас устаревшим оборудованием, машинами и товарами, фактически поддерживая не нашего, а своего производителя. Доходило до того, что на предприятиях зарплату выдавали детскими игрушками, подшипниками, валенками – кто что делал.
2008 год был совершенно другой. Страна была готова к кризису, и только люди, совершенно незнакомые с основами экономики, могли кричать – не нужен стабфонд. Говорили, что эти деньги срочно надо пустить в социальные проекты, попросту проесть. Если бы правительство пошло у них на поводу, страна осталась бы без этой подушки безопасности. А так – вовремя начали работать программы занятости, поддержки машиностроения, получила помощь и банковская система. Благодаря этому мы преодолели кризис, выполняя все социальные обязательства. Индексировались пенсии, не задерживались и повышались зарплаты бюджетникам – все это говорит о профессионализме Путина и его команды.
– Вы считаете, что от личности премьера так много зависело?
– Конечно! Он прошел президентскую школу и знал, куда правильно направить средства, чтобы достичь результата. То, что творится сегодня в мировой экономике, вызывает одну мысль. Доверить страну непрофессионалу – смерти подобно. Работать должен тот, кто знает все нюансы государственных отношений и доказал свою компетентность. В этом смысле нет человека, более подготовленного, чем Путин.
– Ну, в его победе на выборах мало кто не сомневается. Тем не менее, внесистемная оппозиция призывает голосовать все равно за кого, лишь бы против Путина...
– Они не отдают себе отчета в том, что творят. Люди, с которыми я общаюсь, те, кто работает на заводах, не понимают этого лозунга. Им нужна стабильность. Они дорожат тем, что есть, и верят: этот сложный период – вторую волну кризиса, вступление в ВТО – может пройти только Путин. Создать команду экономистов с нуля очень сложно. На это просто нет времени. И лукавят те кандидаты, кто говорит – у нас есть команда, мы придем и решим все проблемы. Это невозможно даже в масштабах завода, не говоря уже о стране. Назовите мне хоть одно предприятие, куда пришла новая команда, и сразу стало хорошо? Таких нет.
– Получается, что революционные настроения – это чисто столичная блажь? Но неужели ваши избиратели не критикуют власть?
– Еще как критикуют, и правильно делают. Люди проявляют гражданскую активность, становятся требовательнее, это нормально. Но революций при этом они не хотят, потому что прекрасно понимают – разрушить уже сделанное легко, а вот новое построить трудно. Казалось бы, потрясений следует ждать от социально незащищенных слоев населения, но у нас-то все наоборот. Знаете, в Волжском есть своя Рублевка. Люди там живут не бедные, но по данным избиркома на прошлых выборах большинство из них проголосовали за КПРФ.
– Поэтому московские митинги и прозвали «норковой революцией». И все-таки изменились ли за последние год-два требования людей к местной власти? С какими вопросами к вам чаще идут избиратели?
– Если раньше основная масса людей приходила по трудоустройству, то сегодня их гораздо меньше. Значит, проблему занятости удается решать. Многие идут по детским садам, по жилью – повышается рождаемость, молодежь строит планы на будущее. Конечно, стараемся помочь каждому. Можно направить письма главе города, решить проблему одной, двух семей, но, безусловно, нам нужна комплексная программа по детским садам. Ведь здравых идей много. Например, ко мне приходят избиратели и говорят: в школах сейчас недокомплект, сделайте, как раньше, нулевые классы с шести лет. И конечно, нужно строить новые детсады, доводить до ума те, которые были выкуплены, заниматься реконструкцией старых. К примеру, мы сейчас сделали проект расширения садика в поселке Краснооктябрьский.
Ну и традиционно, всех очень волнуют ипотечные программы. Свою задачу вижу в том, чтобы в них активно участвовали промышленники, снижая процентную ставку для своих работников. Подвижки в этом вопросе есть – люди, хоть и немногие, жилье уже получают. Что волнует еще? ЖКХ, экология, безопасность.
– Как же добиться того, чтобы реформы были более эффективными?
– Простым приказом сверху здесь ничего не решишь. Правильно говорит Путин, что ни в одной реформе не обойтись без поддержки общества. Приведу один пример: помните, он сказал на Госсовете – энергетику под общественный контроль? До этого нас, Совет директоров, и близко не подпускали к тарифной политике. Ни управление по региональным тарифам, ни другие регулирующие организации. Они ведь подчиняются только своему московскому начальству. А чем выше стоит электроэнергия, тем выше себестоимость выпускаемой на заводе продукции. И тем меньше возможностей для повышения зарплат рабочим. Так вот, впервые после слов Путина мы получили доступ ко всей информации, и теперь знаем, как формируются тарифы. Спорим с энергетиками, отстаиваем интересы предприятий и рабочих.
– Самый известный механизм контроля общества над властью – это переизбрание. Скоро нам могут вернуть свободные выборы губернаторов и мэров. Но как научить народ не голосовать сердцем в ущерб разуму?
– Я трижды избирался напрямую, по одномандатному округу, поэтому знаю все плюсы и минусы. Конечно, никто не застрахован от того, что прямые выборы могут привести во власть некомпетентного человека. Если речь идет о такой должности, как мэр, или губернатор, то это просто страшно. Считаю, что критерии, дающие право человеку избираться на такие посты, должны быть четко оговорены в законе. Порядок такой: если кто-то не имеет образования и практического опыта, он просто не сможет зарегистрироваться кандидатом. Знаете, я в девяностые учился в Америке. Нас пригласил к себе домой один из преподавателей – между прочим, миллионер, его предки уехали из России еще при Николае Первом. Так вот, он рассказывал, что прошел обучение на специальном факультете коммунальной службы, сдал экзамены, и только тогда его допустили к выборам в муниципалитет. Помню, я очень удивился такой процедуре, но сейчас понимаю – подход правильный. Ну не может некомпетентный человек нормально управлять городом! Чудес не бывает.
– Зато чудеса порой случаются на выборах. Ваш прогноз относительно 4 марта?
– Америку не открою – победит Путин, потому что разумной альтернативы ему и близко не видно. Но, на мой взгляд, очень важно, чтобы это была чистая победа в первом туре. Не вижу смысла в том, чтобы налогоплательщик платил огромные деньги за второй тур. ЦИКу на президентские выборы выделено более 12 миллиардов рублей. Половину этих средств можно сэкономить. Этой суммы хватило бы, например, на тридцать новых детсадов. Не слишком ли большая цена за то, чтобы какой-то политик, не готовый к управлению страной в кризисный период, мог еще две недели тешить свои амбиции? Надеюсь, нам всем хватит мудрости, чтобы поступить правильно.

Поделиться в соцсетях