Анатолий Бровко: «Я не согласен с утверждением, что Волгоград – конфликтный город»

Два года назад, в декабре 2009 года, президент России Дмитрий Медведев предложил на должность губернатора Волгоградской области Анатолия Бровко. В своем первом интервью он обозначил общие приоритеты своей работы. Спустя два года глава региона рассказал, что реализовано из поставленных задач, почему «Единая Россия» набрала на декабрьских выборах 35% голосов и удалось ли ему выстроить отношения с региональными элитами.

– Два года назад всех интересовало, почему вас назначили на пост губернатора, а сейчас обсуждают, почему не сняли за провал «Единой России» и пересчет голосов на выборах. Кремль дал вам второй шанс?
– После выборов нас, губернаторов, собирали в администрации президента России, но там не было никакого «разноса». Все понимают, что мы не только в Волгоградской области, но и по всей стране столкнулись с объективными настроениями в обществе. Ситуация непростая. Говорить о втором шансе тоже неправильно – у нас с федеральным центром нормальные рабочие отношения. Да, «Единая Россия» набрала в Волгоградской области чуть больше 35% голосов, но это не самый плохой результат по стране – мы не вошли в десятку регионов с самым низким рейтингом единороссов. Что касается пересчетов голосов в регионе, то он был инициирован региональными лидерами основных оппозиционных партий. Это коллективное решение. Более того, и КПРФ, и ЛДПР, и «Справедливая Россия» остались довольны итоговыми результатами. Именно после этих непростых выборов впервые за долгие годы в регионе начался конструктивный диалог между основными политическими силами. Что касается моей отставки, то ее за два года предрекали уже раз десять. Сейчас надо понимать, что никто не будет сгоряча рубить голову или посыпать ее пеплом. Обстановка нормальная, будем работать дальше.
– Вы как член регионального политсовета «Единой России» уже нашли для себя объяснение провала партии в Волгоградской области?
– Признаюсь, мы не ожидали такого падения рейтинга «Единой России». Причем это общее настроение, дело не только в нашем регионе. Когда мы обсуждали итоги выборов в администрации президента, нам, главам субъектов РФ, указывалось на отсталые и неэффективные методы работы с населением… Мышление людей изменилось, электорат изменился, а мы этого не учли. Не учли настроение людей, разговаривали с ними языком 10-летней давности. В результате нас задавили идеологически: несмотря на объективные достижения партии в регионе, несмотря на активнейшую позицию первого вице-премьера России Виктора Зубкова народ пошел за более яркими, броскими и эмоциональными лозунгами оппозиции. Оказывается, миллиарды рублей, направленные на газификацию нашей области, люди ценят меньше, чем миллионы экземпляров бесплатных газет. У нас ведь особый регион. Мы подсчитали, что совокупный тираж агитации оппозиционных газет, выпущенных в Волгоградской области в ноябре, в 10 раз (!) превысил издания «Единой России». Что говорить, если у реготделения партии вообще только недавно появилась своя газета.
– То есть во всем виноваты журналисты?
– Нас действительно часто необоснованно критикуют. Есть СМИ, которые зарабатывают на этом, передергивают факты, издеваются и цепляются за малейшие промахи властей. А мы свою позицию, наверное, объясняем недостаточно активно и четко, хотя это уже вопрос к нашим политтехнологам, конечно. В целом выборы показали, что если раньше от губернаторов просто требовалось работать и не вникать в «пиар», то сейчас уже без этого нам не обойтись. Я часто встречаюсь с людьми в районах области, побывал уже во всех селах и городах, причем не один раз. Теперь эта работа будет усилена. Конечно, каждому волгоградцу я не смогу лично все объяснить и доказать, но работать в этом направлении надо всей моей команде. Кроме того, я уверен: массированная пропаганда оппозиции скоро сыграет против них. Люди со временем устанут от всей этой чернухи.
– Вы говорите, что региональным властям трудно отбиваться от информационного прессинга оппозиции, но коммунисты, например, считают, что на областной информационный холдинг «Волга-Медиа» выделяется слишком много средств, а механизм их выделения противоречит законодательству.
– Я советую им внимательно посмотреть, сколько средств направляют на эти цели другие регионы. Иногда разница – в 5-7 раз больше, чем у нас! Что касается законности, то недавно завершилось разбирательство комиссии УФАС по вопросу выделения средств ОАО «Волга-Медиа». Претензии сняты, противоречий по антимонопольному законодательству нет.
– Два года назад вы сказали, что вам нравится идея сити-менеджмента, но это решение в Волгограде реализовано только наполовину – вы сняли Романа Гребенникова с должности главы города и теперь уже почти год у областного центра нет постоянного руководителя. Почему?
– Я не хочу искать крайних и виноватых, но этот вопрос следует задать не мне, а «Единой России» и депутатам гордумы. Уже к концу 2010 года всем было понятно, что Гребенников завел город в тупик, я пошел на жесткое решение, и сначала депутаты гордумы согласились с предложенной мною схемой замены главы города. А потом начались внутренние депутатские интриги. Я считаю, многие народные избранники, в том числе единороссы, которых в гордуме большинство, поставили свои личные амбиции выше интересов города, интересов партии. Мне как главе региона такая ситуация не нравится. Будем ее менять. В целом же по главе Волгограда ситуация была похожа на хирургическую операцию – больно, неприятно, но надо было отрезать возникшую опухоль. Все понимали, что город зашел в тупик, что городское хозяйство запущено. При этом мэр превратился в телезвезду – за три года он умудрился намозолить глаза каждому горожанину, получить почти стопроцентную узнаваемость! Собственно, только это обстоятельство и было его капиталом и защитой.
– В течение года облдума несколько раз безуспешно пыталась рассмотреть давний вопрос о замене областной администрации на региональное правительство. Почему вы не решаетесь провести подобную реформу управления?
– Мне еще никто убедительно не показал, каким образом смена вывески на здании областной администрации улучшит работу исполнительной власти региона. Да, эту идею периодически вспоминают и пытаются вынести на обсуждение, но значит пока не время.
– Оппозиция утверждала, что вы испугались возможного расширения полномочий облдумы по кадровым назначениям региональных министров.
– Оппозиция у нас много интересного говорит. Вот осенью коммунисты заявили, что мы специально оснастили автомобили депутатов облдумы от фракции КПРФ системой ГЛОНАСС, чтобы шпионить за ними и контролировать их передвижения (смеется). Пришлось успокаивать и объяснять, что делается это в рамках федеральной программы по всем ведомственным автомобилям, и вообще-то ГЛОНАСС помогает экономить бюджетные средства за счет более эффективной организации маршрутов и пресечения перерасхода топлива. Я понимаю, что роль оппозиции – критиковать и выступать этакой лакмусовой бумажкой на предмет соблюдения прав и свобод. Но в их стане тоже, знаете ли, не все поголовно Солженицыны и Сахаровы. Наша оппозиция на роль совести нации не тянет.
– Два года назад вы, несмотря на протест оппозиции, заявили об изменении принципов бюджетного планирования. И вот при обсуждении бюджета 2012 года даже среди единороссов и сотрудников обладминистрации были высказаны сомнения по поводу его сбалансированности, целесообразности сокращения социальных расходов, росту госдолга. Зачем региону этот риск?
– Я не думаю, что ситуация с социальной составляющей бюджета ухудшилась. Да, как я и говорил, у нас есть стратегические приоритеты – мы стараемся привлекать инвесторов и вкладываем большие суммы в инфраструктурные объекты: газопроводы, дороги… Но при этом сохранились все прежние социальные пособия и выплаты. Мы напряженно искали, но все же нашли этот баланс: как «социалку» сохранить и найти деньги для развития, для запуска новых проектов, для создания рабочих мест, для обновления инфраструктуры. Откуда мы взяли эти деньги? Администрация области прицельно работает с инвесторами, намного активнее, чем раньше, встраивается в федеральные программы. Да, госдолг увеличился, но в рамках установленных лимитов. Сейчас все живут в долг, главное – его грамотно обслуживать, и для этого у нас есть отличная команда финансистов. Изменился и принцип бюджетного планирования. Оппозиция упрекает нас в том, что в этом году мы урезали многие социальные статьи и заложили в облбюджете на газификацию 2,3 млрд рублей. Но без этого мы бы не получили от «Газпрома» рекордного софинансирования соответствующей программы на сумму 21 млрд рублей! Это – тоже инвестиции. Те самые, что мы, власти, обязаны привлекать на территорию региона. Мы это и делаем. Я пытаюсь объяснить своим оппонентам, что нельзя сделать все и сразу. Когда ОНФ собирал со всех муниципалитетов предложения в свою «Народную программу», по нашему региону набралось пожеланий почти на 200 млрд рублей – это больше четырех годовых бюджетов региона! Люди просят построить или отремонтировать дороги, больницы, коммунальные сети… Но нельзя сделать это все разово, нельзя одномоментно найти такую сумму.
– И как вы намерены решать эту проблему?
– Я часто привожу пример с бюджетным планированием семьи: когда сломался холодильник, телевизор, да еще машину очень хочется, умные муж и жена стараются экономить, грамотно распределять расходы и правильно устанавливать приоритеты. Понятно, что без автомобиля можно и потерпеть, а холодильник необходимо купить в первую очередь. Через некоторое время – накопили и поменяли старый телевизор. И так далее, до заветной машины. Принцип бюджетного планирования в масштабах региона должен быть таким же: в 2012 году решим проблему газификации, потом будем думать о дорогах и далее по списку. Иначе никак.
– Да, но с той же газификацией все решил Виктор Зубков, да и в целом федеральный центр «вспомнил» про регион только накануне выборов, на фоне роста протестных настроений волгоградцев.
– Я не понимаю таких упреков. Надо радоваться, что у нас появился прямой выход на правительство РФ в лице первого вице-премьера. Регион ведь в силу разных причин десятилетиями был на обочине федерального бюджетного планирования! Когда мне говорят, что в Волгоградской области ужасные дороги, по сравнению с Ростовской областью и Краснодарским краем, я напоминаю, что самые разбитые дороги в нашем регионе – это федеральные трассы. И мы даже рубля не можем вложить в их ремонт: запрещено законом, не наши объекты, не наши полномочия. Дороги хорошие там, где годами вкладывались в их ремонт и содержание. По Волгограду ситуация, конечно, особая, но причина та же – несправедливое распределение финансового внимания со стороны федерального центра. Самое главное, что сейчас, после того как мы задействовали для грамотного позиционирования региона все возможные информационные, дискуссионные и экспертные площадки, ситуация поменялась. Волгоград, Волгоградская область зазвучали в федеральном контексте. Мы стали привлекать финансирование из центра.
– Вы рассчитываете на «финансовое внимание» со стороны федерального центра, но Волгоградская область по-прежнему воспринимается как регион с давними и нерешенными конфликтами между местными элитами. Например, сейчас в волгоградском УФСБ новый руководитель, и эту замену связывают именно с вашим именем, поскольку целый ряд сотрудников областной администрации фигурирует в уголовных делах.
– Я не согласен с утверждением, что Волгоград – конфликтный город. Просто у нас все делается напоказ, громко, с южным темпераментом, но сейчас мы уже научились находить компромиссы. Впервые за многие годы областные власти работают с мэрией города в тесном взаимодействии – это ли не консолидация? Что касается кадровых решений в других ведомствах и уголовных дел, то связи между этими событиями нет. Более того, почти все уголовные дела, о которых сейчас громко рапортуют следователи, были возбуждены по нашим обращениям в СКР. Кто-то пытается выставить это как свою заслугу, но, например, расследования по фактам хищения бюджетных средств в комитете по делам молодежи или венчурном фонде начались именно после того, как мы вскрыли эти схемы и обратились в правоохранительные органы.
– Два года назад вы поставили амбициозные цели по привлечению в регион инвесторов и открытию новых производств. Что сделано за это время?
– Между регионами есть жесткая конкуренция за инвесторов, и мы не стоим на месте, а активно идем вперед, толкаясь локтями. Например, установили для крупных инвесторов нулевую ставку по налогу на имущество. Если вспомнить про другие меры господдержки, а это целый комплекс льгот, то мы выглядим на общероссийском фоне довольно привлекательно, но вопрос не только в этом. Думаю, никто не будет отрицать, что сегодня главный инвестор процветающих российских регионов – государство: куда идут федеральные деньги, там и есть прорывное развитие. И мы, стартовав позже своих соседей – Ростова, Краснодара, Астрахани, смогли встроиться в процесс. Посчитайте сами: на газификацию в ближайшие годы будет направлено более 30 млрд рублей, 47 млрд рублей будет вложено в проекты РЖД на территории Волгоградской области, 6,5 млрд рублей направит федеральный бюджет на строительство социальной инфраструктуры в Котельниково. В совокупности по сумме инвестиций это сравнимо с годовым бюджетом Волгоградской области, и все это – государственные деньги. Я могу долго перечислять реализованные или запланированные проекты. Но лучшим аргументом будет то, что волгоградцы увидят изменения своими глазами. Работа идет, и будет продолжаться.


Лев ГОРОДЕЦКИЙ, «Коммерсантъ»