Баранье дело докатилось до заместителя Путина

Во время празднования Дня работника сельского хозяйства Волгоградской области в Центральном концертном зале Волгограда произошло событие, не предусмотренное протоколом. К первому вице-премьеру России Виктору Зубкову подошел человек в черной кожаной куртке. «Виктор Алексеевич, помогите, в нашем хозяйстве уничтожается племенное поголовье уникальной породы овец, люди остались без работы, без средств к существованию...»

Все происходило на глазах многочисленной публики, представителей администрации области и журналистов. Виктор Зубков пообещал принять просителя, а помощники записали его координаты. Корреспонденту «Волгоградской правды» удалось разыскать «человека в черной куртке». Его зовут Юрий Тарабановский, он бывший заместитель директора государственного предприятия «Племзавод «Привольный» Светлоярского района Волгоградской области. По горячим следам отправляемся в Привольненское сельское поселение, где, собственно, и находится уникальное хозяйство. 
Валерий Тарабановский встречает нас и везет на пастбище, где пасутся остатки некогда многочисленного стада племенных овец и баранов кавказской мериносовой породы. Вот только надолго ли? Говорят, что новые хозяева не оставили даже молодняка для воспроизводства поголовья. А ведь это единственное хозяйство в России, где разводят красавцев этой породы.
Бывший главный селекционер-зоотехник «Привольного» Валерий Ковалев с горечью вспоминает об угасающей славе хозяйства и его уникальных овец. Он проработал бонитером, то есть селекционером, 25 лет, благодаря его знаниям и труду овцы неизменно получали первые места на всероссийских выставках. «Это одна из первых тонкорунных пород, выведенных в СССР. Шерсть шла на производство дорогих костюмных тканей, даже на экспорт, – говорит Валерий Ковалев. – Один баран давал до 30 кг, а толщина ворса не превышала 24 микрона». Да и не в шерсти дело. Овечье стадо «Привольного» – уникальный генофонд российского животноводства. Главная его задача – улучшать продуктивность других российских хозяйств. Сейчас прославленный бонитер устраивается на работу охранником. Кому они теперь нужны, эти овцы?!
Так кому же помешали уникальные племенные овцы, зачем их так бездарно распродают на мясо? Чтобы разобраться в этом вопросе, надо вернуться на несколько лет в прошлое. Тогда бывший директор племзавода (ныне покойный) Михаил Алексеевич Косенко задумал его реорганизацию. Законной она была или нет, судить не нам, но очень уж напоминает все это незамысловатую схему преднамеренных банкротств, которая широко применялась злоумышленниками в лихие 90-е годы. Из головного предприятия выделялись частные «дочки», на них переводились активы, а на «материнское» предприятие навешивались долги. 
Итак, в середине 2000-х Косенко из государственного ПЗ «Привольный» выделяет несколько частных предприятий. Самое большое из них – ООО «Привольный Агро». С легкой руки бывшего директора туда уходят 20 тыс. га пашни. А всего у ПЗ «Привольный» их было 25 тыс. Из-за увода земли животные лишились кормовой базы и государственное предприятие стало набирать долги. Но пока был жив Косенко, никто ничего не замечал: на том этапе экономика предприятия подтачивалась в бухгалтерских отчетах и финансовых документах. Нарыв вскрылся после скоропостижной кончины в мае 2010 года 54-летнего Михаила Косенко. Назначенные им директоры «дочек» вдруг вспомнили про накопившиеся долги, и была инициирована процедура банкротства ПЗ «Привольный». По сути, именно с этого момента и началась история гибели госпредприятия. Основные претензии у бывших работников «Привольного» к конкурсному управляющему. По их словам, он передал на хранение в «Привольный Агро» 11 тыс. овец, но 2000 тыс. из них бесследно исчезли.
– Овец продавали на мясо в другие регионы без разрешений и ветеринарных справок, – говорит Валерий Тарабановский, – хотя это делать запрещено. Чабаны плакали, когда узнавали, что уникальные овцы идут под нож.
Сомнения вызывает и сам факт передачи госземель в частные руки, тем более что племзавод – предприятие особой государственной важности, и он имел план ведения племенной работы до 2015 года.
Как рассказывают жители Привольного, из-за дележа имущества дело доходило чуть ли не до рукопашной: конфликтующие стороны в этих боях местного значения использовали даже сельскохозяйственную технику.
– Конфликт привлек внимание высоких чинов полиции, прокуратуры, обещали поддержку, но исчезновение стада продолжается. Одна надежда на Виктора Алексеевича, – говорит член инициативной группы уволенных работников «Привольного», ветврач Евгения Макарова.
Почему оно продается на мясо, а не как племенной генофонд, ведь это в два раза дороже? На сей счет у членов инициативной группы есть своя версия: «Тогда бы потребовалось разрешение аграрных госструктур, ветеринарные справки, и все финансовые потоки были бы на виду. А на мясо – зарезал, и дело с концом».
Кто тут прав и кто виноват, в конечном итоге, должны разобраться правоохранительные органы. Но последствия дела о банкротстве ПЗ «Привольный» плачевны не только для овец – для людей тоже. Как утверждает глава Привольненского сельского поселения Юрий Усков, наметились опасные тенденции: племзавод был главным работодателем и налогоплательщиком, а теперь около ста человек лишились работы. В результате собираемость налога на доходы физических лиц сократилась на 40%, люди уезжают на заработки в Москву, начинают рушиться семьи, поселение под угрозой обезлюдения и деградации». 
Да и сами уволенные рабочие с ностальгией вспоминают свою работу на госпредприятии.
Олег Плещенко проработал на племзаводе 25 лет, награжден грамотами Министерства сельского хозяйства, но теперь, как он сам говорит, его «выжали» с предприятия: «Раньше я зарабатывал по 30 тыс. рублей, но с приходом нового руководства зарплату снизили до 4,6 тыс. А работал с 6 утра до 9 вечера. Кто такое выдержит?»
– Ситуация сложная, потому что конкурсный управляющий не обременен нуждами коллектива, заботами производства, – прокомментировал ситуацию заместитель главы администрации Волгоградской области по АПК и природопользованию Александр Тарасов. – Идет продажа племенного поголовья овцы как товарной. Руководство области пытается выстроить отношения с конкурсным управляющим, чтобы сохранить коллектив и производство, но последние факты говорят о том, что 730 голов племенных ярок были проданы как мясо. Тем не менее, мы будем искать пути для того, чтобы люди, которых уволил конкурсный управляющий, имели работу. Цель одна – сохранить племзавод «Привольный» как производственную единицу вместе с коллективом.