Байконур – ворота космоса

День космонавтики в нашем календаре - особый праздник, сравнимый по своему значению для большинства россиян (да и не только для них), пожалуй, только с Днем Победы.

Тогда, 12 апреля 1961 года, это была тоже Победа с большой буквы для всей страны под названием СССР, торжество мирного созидательного труда. И, конечно, нынешний юбилейный День космонавтики с особым чувством будут отмечать те, кто участвует либо участвовал когда?то в покорении космоса, в запусках на орбиту космонавтов либо сложных космических аппаратов. Есть среди них и наши земляки.

Космический «вратарь»

Чуть ли не четверть века служил и работал на знаменитом Байконуре волгоградец Михаил Бородин. Будучи молодым лейтенантом, переведен он был туда в начале 1978 года. В те дни лишь только начинала претворяться в жизнь советская программа «Интеркосмос», в рамках которой были запланированы запуски космонавтов из стран Варшавского Договора, и изо всех частей Ракетных войск СССР на космодром направлялись для ее реализации молодые энергичные специалисты.

Поначалу Михаил Васильевич занимался на космодроме проверкой гироскопических приборов, затем – подготовкой к запуску спутников связи «Молния». Лишь после этого был переведен в отдел пилотируемых полетов, где занялся работой по созданию средств спасения космонавтов.

– Наша система – это как вратарь в футболе, – поясняет Бородин. – Если при строительстве космического корабля кто?либо где?то что?то упустил, последняя надежда остается на систему аварийного спасения…

График работ по подготовке пусков был предельно жестким. Специалистам работать приходилось круглосуточно. Жили они по два-три дня подряд на стартовой площадке и домой не приезжали – ведь перенос запуска космического корабля потребовал бы проведения новых значительных расчетов и даже заседания государственной комиссии! Поэтому на стартовых площадках были оборудованы места для отдыха, где возможно было отдохнуть два-три часа – не более.

В период бурной деятельности в год с Байконура запускались по два-три пилотируемых космических корабля «Союз» и соответственно по два космических грузовика «Прогресс» для каждого из них. (Это не считая запусков военного предназначения.)

Служил на Байконуре Бородин на «двойке» – стартовой площадке № 2, или на знаменитом гагаринском старте. Всего же там больше десятка площадок, включая кладбище – «площадку № 13». На ней хоронят специалистов Байконура, умерших в пору проживания в военном городке.

Беда случилась в понедельник

– Система аварийного спасения, работой над которой я был занят, – вспоминает Михаил Васильевич, – потребовалась за все время моей службы лишь однажды. Случилось это в сентябре 1983 года, когда готовился к запуску космический корабль «Союз-Т» с космонавтами Владимиром Титовым и Геннадием Стрекаловым.

У главного конструктора Сергея Королева была в свое время традиция – не осуществлять пусков ракет по понедельникам, а этот запуск как раз проходил в понедельник. И вот из?за заводского брака ракеты-носителя не сработал клапан, сбрасывающий лишнее топливо, и она загорелась.

Произошло это за считанные секунды до старта, когда уже прошла команда «зажигание». Но руководители запуска увидели вдруг в перископы огонь! Немедленно «стреляющий» (так на Байконуре называют руководителя запуска – им был в тот день начальник космодрома, Герой Социалистического Труда генерал-лейтенант Алексей Шумилин) по шлемофонной связи передал на борт космического корабля условный сигнал – «Днестр», свидетельствующий об аварии.

Тут же в действие была запущена система аварийного спасения. При этом разрывается пиропатрон, и двигательная система выбрасывает экипаж на высоту порядка километра. Далее срабатывает автоматическая система приземления – раскрываются парашюты…

– Неудачи при запусках на нашей стартовой площадке случались почему?то в годы, номера которых оканчиваются на тройку, – рассказывает Бородин. – Так, в 1963 году ракета в шахте взорвалась, погибли восемь человек. В 1983?м произошла та самая авария «Союза-Т», когда космонавты едва не погибли. Лишь в последний момент удалось избежать крупной аварии и в 1993 году, когда опять, уже при запуске, обнаружилась неисправность у космического корабля.

На других стартовых площадках бывали еще более трагические случаи. В 1960 году, к примеру, взорвалась ракета и много народу погибло. В том числе Герой Советского Союза маршал артиллерии Митрофан Неделин. Тело его было опознано только по маршальским звездам на погонах – все остальное сгорело. В прессе тогда об этом случае не сообщалось, но в память о нем и об аварии 1963 года на Байконуре стоят обелиски.

Взорвалась на старте также «лунная» ракета Н-1, готовившаяся в 70?е в СССР в противовес американской лунной программе «Аполлон». Очень большая ракета была, много больше, чем современная ракета-носитель тяжелого класса «Протон». Взрыв был такой силы, что в городе, почти что за сто километров, зазвенели стекла! Больше эту ракету запускать не пробовали…

Рабочий космос

Служил Михаил Бородин на Байконуре по август 1999 года, затем работал там же как гражданский специалист по ракетам-носителям. Увольнялся уже с должности начальника лаборатории подготовки и запуска космических аппаратов типа «Союз», то есть пилотируемых космических кораблей. В августе 2001 года Михаил Васильевич приехал в Волгоград. Сейчас он на пенсии.

– Многие ребята, с которыми служил на Байконуре, и сейчас там же служат, – говорит Михаил Васильевич. – Ездят на космодром Куру, что во Французской Гвиане – там по договору с Европейской космической ассоциацией производятся пробные запуски наших «Союзов». Находится этот космодром почти на экваторе, поэтому, согласно законам физики, запускать с него космические корабли гораздо выгодней – можно вывести в космос много больше полезной нагрузки.

А с самого Байконура по?прежнему производятся запуски «Союзов» и «Протонов». С помощью «Союзов» на околоземную орбиту отправляются искусственные спутники, пилотируемые экипажи и космические грузовики. «Протоны» же выводят в дальний космос тяжелые космические корабли, направляемые, например, к Луне и к Марсу…

В тот день Урюпинск ликовал

В канун Дня космонавтики в «Сталинградку» пришло письмо от Льва Владимировича Кузнецова. Вот что написал наш 84-летний читатель:

«Лев, скорее включай радио, Гагарин в космосе!» – оповестил меня мой товарищ Женя. Мы слушали чудо-сообщение из Москвы и восторженно восклицали: «Вот это да! Вот это по-русски!» Дома не усидели, вышли на городскую площадь. Там уже было много народа. Ярко светило солнце. Из уличного репродуктора звучали торжественные марши, песни. Мой родной Урюпинск ликовал! Спустя 55 лет, этой весной, я написал стихотворение-воспоминание, посвященное юбилейному Дню космонавтики:

12 апреля 1961 года

Я помню: в кепке набекрень –

Так требовала мода –

Я шел по улице в тот день

С ликующим народом.

Мой друг тогда стихи сложил,

Со мной шагая в ногу:

«Гагарин к звездам проложил

Неторную дорогу!»

И беспредельною была

У нас в Россию вера.

Рождалась новая пора –Космическая эра!

Пройдут года. И вот на старте

Корабль с названьем «Русский барс»,

Отмечен путь его на карте:

«Куда летим? – Летим на Марс!»

Лев Кузнецов.

Фото автор, архив М. Бородина