"Бессмертный полк" «Волгоградской правды»

Сотрудники ИД рассказывают о своих героях

Марина Злобина, корреспондент:

– Мой дедушка был призван на службу в армию 7 декабря 1941 года, бабушка осталась с двумя маленькими детьми и ждала третьего. Дошел до Кенигсберга, был ранен. Дедушка был дизелистом-мотористом – они шли по пятам за передовыми группами войск и оперативно ремонтировали танки. Из двух-трех танков собирали один. Когда дедушка переправлялся через Дунай, он отморозил ноги и до самых последних дней страдал болями. Все лето ходил в валенках и спал стоя на коленях у кровати, а головой на ней. По-другому заснуть не получалось…

Алена Лапонова, начальник отдела корректуры:

– Отец моей бабушки Пилишенко Пантелей Иванович прошел сразу две мировые войны. На службу его призвали еще в 1914 году, потом он стал красноармейцем и воевал в Гражданскую. В Великую Отечественную служил повозочным во 2-й отдельной гужевой транспортной роте. Дед Пантелей возил оружие и обозы с продовольствием на передовую. Однажды практически прямым попаданием снаряда убило верблюда, запряженного в его повозку, а дед остался цел, даже не ранило. Награжден медалью «За оборону Сталинграда».

Светлана Цоцикян, главный технический редактор:

– Дед мой, старший сержант Сериков Александр Никанорович (1907-1982 гг.) в РККА с 10.07.1942 г., призвался добровольцем на защиту Сталинграда. В бою за местечко Россь в 1944 г. при доставке обеда во взвод, находившийся на выполнении задания, неожиданно встретился с группой немцев из 13 человек. Не растерявшись, гранатами и огнем из автоматов уничтожил семерых человек, захватил двух пленных, а остальных обратил в бегство. Имел две медали «За отвагу», два ордена Славы, орден Красной Звезды.

Дмитрий Маслов, заместитель главного редактора:

– Я не видел своего деда. Он умер вскоре после войны, застудил почки на фронте. К званию Героя Советского Союза мой дед был представлен за прокладку связи по льду Одера в январе 1945-го. Под огнем устранил девять повреждений, пробрался с товарищем в село Пришвиц, занятое фашистами, и на чердаке одного из домов отстреливался от немцев, пока не пришла подмога. Подвигов тогда было много, и звезду Героя деду Ване не дали, но орден Ленина он получил. Шесть его наград хранятся у меня, до юбилейных он не дожил – его убил тот самый одерский лед.