Благовест от земли до небес

На Пасхальной неделе ударить в церковный колокол может каждый. Отец четверых детей, байкер, студент православного университета, дипломированный звонарь – все это про Владимира Иванова, звонаря храма Всех Святых на Мамаевом кургане. О том, что значит звонить на главной высоте России, как действует звук колоколов на людей и зачем байкеру православное образование, он рассказал в интервью «ВП».

– Владимир, говорят, есть традиция – на Пасху любой может взобраться на колокольню и звонить...

– Действительно, такая традиция есть, и любой желающий может в течение всей Пасхальной недели подниматься на колокольню. Людей приходит много, особенно молодежи, интересуются. Показываю им, как звонить, объясняю для какого случая какой нужен звон, рассказываю про колокола.

– Для чего это им? Из любопытства или это первые шаги к вере?

– Многие приходят осознанно, даже не позвонить, а прикоснуться, постоять под колоколом, когда идет звон, или почитать молитву. Редко кто из молодежи ради праздного интереса поднимается на колокольню.

– Звонарем может быть неверующий человек?

– Лучше быть верующим. В любом случае, если человек начнет звонить и ему это понравится, то он понимает, что смысл не только в музыке, ритме. Звон – это призыв к Богу. Осознав это, он увлечется и поверит. Представьте, человек, еще не дойдя до храма, не видя батюшки, слышит звук колокола. Он знает, что там церковь, и если это верующий прихожанин, то по звону он может понять какая идет служба, какой устав читается.

– А вы как занялись звонарским искусством?

– Звонарем я стал с 90-х годов прошлого века. Впервые поднялся на звонницу в одном из старейших храмов – Никиты Исповедника в Бекетовке. Причем это было еще в детстве. Живу в Кировском районе рядом с Никитской церковью. Мальцом ходил туда, помогал убирать в храме. Мне разрешали то в один колокол ударить, то в два. Позже пришел туда звонарем. Но тогда это было больше хобби, а теперь перешло в смысл жизни. Сейчас учусь на священника. После Никитского храма был звонарем в Казанском соборе. В храм Всех Святых на Мамаевом кургане пришел с достаточным опытом.

– Что для вас значит быть звонарем на главной высоте России?

– Очень многое. Могу сравнить эту радость только с нашей победой в 1945 году… Ведь этот храм-памятник построен в честь тех, кто отдал свои жизни на фронте и в тылу ради Великой Победы. Я участвовал в конкурсе, потому что желающих стать звонарем в храме Всех Святых было много. Готовился. И меня выбрали.

– Каким должен быть звон, который звучит над Мамаевым курганом? В чем его особенность? Вас же, наверное, выбрали не только за опыт?

– Стараюсь по нотам пробивать, как положено, именно церковный звон. Некоторые начинают вносить в звон что-то современное. Я стараюсь в каждый праздник играть тот звон, который нужен. Пусть он будет не очень мелодичный, но подходящий к службе.

– А как вообще, по вашим наблюдениям, на человека действует колокольный звон? Что меняется в лицах людей, в настроении?

– Думаю, у всех людей свои ощущения. Да и от самого звона многое зависит. Если в памятные даты мы звоним, то у людей на глазах слезы, это видно даже с колокольни. Если праздничный звон, то идут к храму с улыбкой. Дети радуются, начинают бегать вокруг храма.

Я стараюсь пораньше, где-то за час до службы, прийти звонить, и вижу как люди, которые просто пришли на экскурсию, поднимаются на звон к храму, окружают звонницу. Это может быть и ранним утром, и поздней ночью. Например, под Новый год звонил ночью и с 23.00 и до 3 утра.

Самое интересное, я подметил, что обычно молодежь с пивком прогуливается. Но подходя к храму, пиво прячут в пакеты, хотя и ночь на улице, никто вроде бы и не увидит. Но все-таки что-то в человеке меняется, он чувствует, что неудобно курить или выпивать во время звона или около храма.

А пасхальный трезвон – это вообще самое радостное, что может быть. Даже если человек раз в году в церковь придет на Пасху, он получает огромную радость.

– Расскажите о колоколах. Сколько их на звоннице?

– Двенадцать. Самый большой – благовест. В большие колокола бью с помощью педали, а остальные у меня на тросах. В правую руку на подвязку идет три колокольчика, остальные – на левую руку. Здесь все сделано так, чтобы один человек управлял всем. Есть нотный стан, куда ставлю ноты.

– Говорят, погода влияет на звук, это так?

Если засуха и жаркое лето, звук получается немножко «костыльный», глуховатый. Во влажную погоду звук лучше. У нас звонница открытая. Дождь и снег, ветер – все влияет на звук колоколов. Поэтому перед каждой службой проверяю зазоры от языка до колокола, подстраиваю, чтобы был сочный звон.

– Знаю, что у вас есть еще одно увлечение, вы – байкер. Как вы все это в себе сочетаете?

– Вполне органично. Мы много ездим, много общаемся с самыми разными людьми. С одной стороны, есть риск езды, и в дороге батюшку не найти. С другой – нам всем не хватает духовного начала. Вношу в это движение лепту православия, старюсь показывать пример хорошей жизни. Сам не выпиваю, не курю, у меня жена, четверо детей.

Байкеры всегда в дороге, все люди разные, с разных городов, разных профессий. Духовное лицо может объединить их всех. На праздники – День флота, 9 Мая – прежде чем ехать на природу отдыхать, мотоциклисты приезжают в храм. И я заметил, что после этого первые несколько часов уже на природе люди обходятся без громкой музыки, без пива. Храм действует благодатно, люди переживают тот момент, что были в церкви, что им освятили мотоциклы, дали доброе напутствие. Если в этой компании будет человек от церкви, то это поможет поддерживать хорошее начало в нашем большом байкерском коллективе.