Более 70 лет волгоградка искала пропавшего без вести кавалериста

  • Мария Павловна надеется, что непростая ситуация все-таки благополучно разрешится
  • Кавалеристы Красной Армии отважно сражались с врагом с первых дней Великой Отечественной (на фото - бойцы 1-го гвардейского кавалерийского корпуса, однополчане Павла Шестолапова)
  • Такой орден Ленина получил бы Павел Шестолапов, останься жив...
  • Наградной лист на П.П. Шестолапова
  • Более 70 лет волгоградка искала пропавшего без вести кавалериста
  • Приказ о награждении, в котором значится и фамилия Шестолапова
  • Более 70 лет волгоградка искала пропавшего без вести кавалериста
В 1942 году семье командира кавалерийского эскадрона 87-го запасного кавалерийского полка Шестолапова Павла Петровича сообщили, что он пропал без вести в бою. Более 70 лет родственники кавалериста пытались получить о нем хоть какое-то известие – как воевал, где погиб. В мае 2016 года дочь командира Майя Павловна Яцечко (в девичестве Шестолапова) обратилась в военный комиссариат Волгоградской области. Благодаря сайтам МО РФ «Мемориал» и «Подвиг народа» было установлено, что лейтенант Шестолапов Павел Петрович погиб смертью храбрых и был представлен командованием полка к присвоению звания Героя Советского Союза (посмертно).

Прокричали репродукторы беду

Корни семейства Шестолаповых – в наших казачьих краях, в слободе Орехово нынешнего Даниловского района. Оттуда Павла Шестолапова и призвали в Красную Армию в 1929 году. Был он к тому времени уже женат, растил двух дочерей.

– Отец сперва служил под Краснодаром, – рассказала Майя Павловна. – Затем он поступил в высшее военное училище в Армавире. Окончив учебу с отличием, продолжил службу под Витебском.

Наша семья переехала туда вслед за ним. Мы с сестрой, как и все дети командиров, чувствовали в те дни какую-то малопонятную нам напряженность в жизни наших отцов. Над моей койкой, словно большая черная тарелка, висел репродуктор. Как-то очень рано утром диктор тревожным голосом объявил по нему о начале войны…

Быстро собравшись, отец вместе с другими командирами поспешил в воинскую часть. А в небе уже летали фашистские бомбардировщики, сбрасывая бомбы. Нам было страшно еще вечером играли в классики, а утром началась война…

Мария стала Майей

– Вскоре мы с мамой прибыли поездом на свою малую родину, в нынешний Даниловский район. Часто в те дни нам приходилось слышать, как рыдает кто-то из соседок, получив с фронта похоронку. Вот и мы получили из райвоенкомата известие о том, что наш отец пропал без вести. Мы с мамой поступили тогда на работу в колхоз.

Когда война закончилась, мама где-то добыла кирзовые сапоги, фуфайку новую, сшила мне черное сатиновое платье и отправила на заработки в Сталинград. Приехала я в город с пятью неполными классами образования да со свидетельством о рождении. Никто меня на работу не брал, поскольку не было у меня ни жилья, ни специальности.

В отделе кадров Сталинградского тракторного завода Марии посоветовали съездить в загс, чтоб паспорт получить. Документ ей там действительно выписали. И она даже не заметила на радостях, что вместо имени «Мария» записали по ошибке «Мая». Сотрудницы загса, увидев ошибку, смеялись – какая, мол, разница? Со временем же, при замене паспорта, даже вписали в имя Марии Павловны еще и букву «й» – и получилось, что зовут ее Майя.

Так или иначе, но с паспортом Марию-Маю все-таки приняли ученицей сварщика на СгТЗ. Жить, правда, ей было негде, ночевала девушка то в раздевалке для рабочих, а то прямо в холодном цеху. Лишь по прошествии времени она вселилась в заводское общежитие, в квартиру, где, кроме нее, обитали еще 24 человека…

Три имени, одна награда

Но жизнь в послевоенном Сталинграде становилась лучше с каждым годом. Повзрослевшей, заимевшей семью Марии Павловне несколько позже дали собственную комнату. Обжившись и обустроив быт, стала она искать следы отца – рассылать запросы о его судьбе. Ответы отовсюду шли одни и те же – «пропал без вести».

Она с этим почти уже смирилась Но в прошлогоднем мае решила позвонить в Волгоградский облвоенкомат. Ответ, поступивший оттуда, будто громом ее поразил – сообщили, что ее отец Шестолапов Павел Петрович погиб геройски в декабре 1941 года и был награжден орденом Ленина (посмертно)!

Нашлись и документы, подтверждающие это. В том числе копия приказа Главного управления кадров наркомата обороны СССР об исключении командира эскадрона 170-го кавалерийского полка 41-й кавалерийской дивизии 1-го гвардейского кавалерийского корпуса Шестолапова Павла из списков пропавших без вести и наградной лист на представление его к званию Героя Советского Союза.

В этих документах рассказывается о том, как осенью и зимой 1941 года командир эскадрона Шестолапов Павел, личным примером воодушевляя бойцов, раз за разом вел их за собой на превосходящие силы врага.

Как он обращал фашистов в бегство, захватывая множество ценных трофеев. Как в одной из кавалерийских атак Павел Петрович собственноручно зарубил полсотни гитлеровских солдат, как он погиб смертью храбрых в бою за железнодорожную станцию Ржава.

Казалось бы, история с розыском пропавшего отца обрела для Марии Яцечко счастливый конец. Но вот беда – захотела Мария Павловна получить на руки удостоверение о награждении ее отца орденом Ленина, а не тут-то было! Закавыка оказалась в том, что по паспорту она дочерью его, оказывается, быть не может: дочь Павла Петровича звали, мол, Марией, а тут некая Майя объявилась почему-то…

Чтобы разобраться во всех этих хитросплетениях, старушке предлагают обращаться в суд, тогда как она и по собственному дому еле ходит. Истина в этом вопросе, должно быть, восторжествует. Но тяжелобольная дочь геройски погибшего кавалериста Майя (Мария) Павловна Яцечко (Шестолапова) может до этого дня не дожить…

Комментарий облвоенкомата

Мы обратились за комментариями в облвоенкомат. И вот что сообщил помощник военного комиссара Волгоградской области по работе с ветеранами Сергей Васильевич Яровой:

– Лейтенанта Шестолапова Павла Петровича действительно представляли к званию Героя Советского Союза в 1941 году. Но решением Военного совета Западного фронта он был награжден орденом Ленина (посмертно) – высшей наградой Советского Союза.

Мы беседовали и с самой Майей Павловной, и с ее родственниками – с сыном, внуком. Выезжала к ней наша сотрудница. Общались с ней и сотрудники Краснооктябрьского райвоенкомата. Объясняли, какие документы, согласно Указу Президента России и приказу Министра обороны РФ, необходимы, чтобы ей как дочери героя Великой Отечественной войны были переданы на хранение документы к ордену Ленина Шестолапова Павла Петровича.

Для этого Майе Павловне Яцечко необходимо представить документы, подтверждающие родство с погибшим героем. Ею были представлены документы. В свидетельстве о рождении написано, что у Шестолапова Павла Петровича родилась дочь Мария Павловна. В свидетельстве о заключении брака и смене фамилии имя не соответствует свидетельству о рождении, а также паспорт гражданина РФ, в котором записано, что зовут ее Майя Павловна.

Мы обращались в связи с этим в загс Даниловского района. Там подтвердили, что родилась эта женщина как Мария, но потом самостоятельно изменила свое имя на «Майя». В свидетельстве о браке имя ее записано как «Мая», а в российском паспорте – уже «Майя». Согласитесь, что Мария, Мая и Майя – разные имена.

За консультацией на этот счет мы обратились в Главное управление кадров Министерства обороны РФ. Там нас однозначно заверили: Майе Павловне Яцечко надо доказывать, что она и дочь героя Великой Отечественной войны Мария Павловна Шестолапова – одно лицо. Мы объяснили Майе Павловне, что в таком случае ей надо обращаться в суд для установления юридического факта, что она когда-то самостоятельно, с ее слов, сменила имя.

Ситуация возникла непростая. Возможный выход из нее – у Майи Павловны есть старшая сестра, Тамара, у которой все в порядке с документами. Раз так, то пусть запрос на получение удостоверения на отцовский орден Ленина придет от имени Тамары. Тогда эта ситуация могла бы успешно решиться. Но пока этого сделано не было.

DNG

Поделиться в соцсетях